Общество
Не надо нам такого счастья: архангельский драмтеатр поставил «Милиционера Пешкина» на потребу публике
1/16

Не надо нам такого счастья: архангельский драмтеатр поставил «Милиционера Пешкина» на потребу публике

23.10.2018 11:14Мария АТРОЩЕНКО
«Просто комедия» — значилось на афише второй премьеры 86-го театрального сезона в «архдраме» — «Случайном счастье милиционера Пешкина».

Просто. Просто… Как корабль назвали, так он и поплыл: комедия не привнесла ничего исключительного в репертуар театра, показалась случайной, проходной, необязательной.

На пресс-конференции в честь открытия 86-го сезон главный режиссёр «архдрамы» Андрей Тимошенко говорил, что такой спектакль — «лёгкий, без сложных драматических перипетий» — нужен каждому театру. Но, спрашивается, зачем она театру, зачем режиссёру, зачем зрителю? Разве, что для сиюминутного увеселения публики, не готовой к эмоциональной работе, пришедшей в театр от души посмеяться.

В «архдраме» «Случайное счастье…» позиционировали как сиквел «Ревизора». В центре комедии, написанной в конце 1990-х — начале «нулевых», когда ещё были милиционеры и «менты», а не полицейские, находится семья обывателей Пешкиных — прапорщик Николай (Александр Дубинин, Сергей Чуркин), его жена Валя (Татьяна Боченкова) и дочка студентка Аня (Татьяна Сердотецкая) — этакий «циник молодой». 

Семейство Пешкиных — Александр Дубинин, Татьяна Сердотецкая и Татьяна Боченкова.Семейство Пешкиных — Александр Дубинин, Татьяна Сердотецкая и Татьяна Боченкова.

Они проживают день за днём, находясь в круговерти «работа—телек—дача»: в начале спектакля режиссёр обыгрывает эту рутину в подвижной сцене беготни под рок-н-ролл в безликой квартирке без стен. Нежданно-негаданно всё меняет случай: отделение милиции вместе с Пешкиным отправляют на дежурство в театр во время визита туда министра МВД. Простояв пару часов за кулисами «Ревизора», прапорщик возвращается домой совершенно ошалевший от высокой силы искусства с томиком Гоголя под мышкой и мечтой — поставить с домашними комедию. «Не для денег, не для души, а для самой жизни!».

Себя новоиспечённый режиссёр произвёл в городничего, жену после долгих уговоров — в Анну Андреевну, а дочку Аню — в Марью Антоновну. Глубокое впечатление своего персонажа, оставшееся от закулисного просмотра, Александр Дубинин отыгрывает, как влюблённость. Недаром Татьяна Боченкова, достоверно по-супружески беспокоится: «чего это Коле, жизнь что ли наша разонравилась?» 

А исполнителя роли Хлестакова милиционер в «обезьяннике» нашёл. Это юноша Саня Харитонов (Александр Зимин) с подозрительным паспортом.

Алексей Ермилышев и актёры спектакля.Алексей Ермилышев и актёры спектакля.

Спектакль по пьесе драматурга и режиссёра, художественного руководителя Астраханского драматического театра Игоря Лысова — и своего наставника в профессии — поставил Алексей Ермилышев. Как создатель потрясающе глубоких постановок — «Василия Тёркина», «Двух дамочек в сторону Севера» и «Загадочного ночного убийства собаки», признанного лучшим спектаклем 85-го сезона, — смог сотворить столь непримечательное и неглубокое действо, остаётся загадкой. Между постановщиком и материалом не чувствовалось химии.

За основу своего существования в комедии актёры как раз и взяли непрофессионализм своих героев: играли, исходя из принципа «Чем хуже, тем лучше». Отсюда — нелепые, утрированные, угловатые жесты и коленца актёров-дилетантов. Татьяна Боченкова, второй раз за сезон повторяя слова про палевое платье, словно исполнила потешный танец. Зритель рукоплескал своей любимой комедийной артистке.

Татьяна Боченкова комиковала по полной.Татьяна Боченкова комиковала по полной.

Всё это привнесло в постановку пародийный элемент: артисты как будто сыграли шарж на самих себя и на неискушённую часть своей публики.

Самая идея, заложенная в пьесе Лысова — как театр меняет простого человека — целительная и нужная, но уже там, у драматурга, она обыграна словно в традициях телевизионного ситкома: парень с подозрительным паспортом Харитонов оказывается сынком того самого министра МВД. Спустя вечер хмельной репетиции и один душевный разговор он готов назвать Аню невестой, а Пешкина — тестем. 

Саня Харитонов — Александр Зимин.Саня Харитонов — Александр Зимин.

— Ну, что, Валя, видишь, как жизнь изменилась! А всего-то два дня искусством позанимались! 
— восклицает в финале прапорщик милиции, обнимая жену.

Резюме, поражающее своей почти ералашевской наивностью. Если бы артисты пропели: «Па-ра-па-ра-па — ВСЁ!» — происходящее не стало бы менее плоским. Постановка культивирует искусство, как некую волшебную кнопку, на которую нажал — и получай! Тогда как искусство и театр, в частности, это, скорее, процесс соучастия и сопереживания, требующий от всех участников времени, терпения и нравственной работы. 

Ну, что, Валя, видишь, как жизнь изменилась! А всего-то два дня искусством позанимались! — восклицает в финале прапорщик милиции, обнимая жену.Ну, что, Валя, видишь, как жизнь изменилась! А всего-то два дня искусством позанимались! — восклицает в финале прапорщик милиции, обнимая жену.

Помнится, всего-то позапрошлой осенью «архдрама» в начале 84-го сезоне выпускала один за одним спектакли об одиночестве, о том, что мы приходим в этом мир и покидаем его одинаково — одни. Тогда главреж театра Андрей Тимошенко отвечал зрителям, жаловавшимся на то, что их «загрузили»: 

«Сейчас же очень много всего происходит по телевидению, в клубах, в кафе, на улицах, — развлекательная программа очень широка. У театра ещё осталась эта роскошь: мы должны забрасывать зрителю в сердце эмоциональное послание, втыкать занозу, чтобы он уходил, а сердечко болело».

И вот сегодня «Случайное счастье милиционера Пешкина», да ещё и после цирко-фарсового «Ревизора», нам представляется своеобразным шагом назад. Туда, где ещё не было «Блогера», «Русской народной почты»«Грозы», «Двух дамочек…»«Загадочного ночного убийства собаки».

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.