Общество
Архангельский театр представил спектакль «Блогер»: без Интернета, но с чувством
1/7

Архангельский театр представил спектакль «Блогер»: без Интернета, но с чувством

01.10.2016 19:00Мария АТРОЩЕНКО
На камерной сцене драмтеатра имени Ломоносова сыграна первая премьера 84-го сезона — размышление о трагикомической повести Николая Гоголя «Записки сумасшедшего».

Постановка увидела свет под неожиданным и современным названием-манком — «Блогер». Тут, казалось бы, одно к одному: во-первых, «размышление», всё равно, что «по мотивам», — а это, как правило, значит, что происходящее на сцене если не порвёт все связи с оригиналом, то уйдёт от него куда подальше.

Вроде бы и название постановки — не из XIX, а из XXI века — располагало к тому, чтобы постановка стала переосмыслением и осовремениванием классики. Как фильм База Лурманна «Ромео + Джульетта», в котором Монтекки носят гавайские рубашки и палят из пистолетов.

Тут ещё надо отметить, что спектакль этот — самостоятельная работа актёров драмтеатра — Ивана Братушева, который феерично, трагически, до нелепости смешно и на разрыв сыграл титулярного советника Поприщина, а также Игоря Патокина, который действо срежиссировал, пластику, звук и свет поставил, и Анны Патокиной, которая и играла, и за сценографию с костюмами отвечала. Шефство над ними взял главный режиссёр драмтеатра Андрей Тимошенко. 

Интересно, что Игорь Патокин в 2011 году уже ставил «Блогера»: тоже по «Запискам сумасшедшего», но с другой командой.

 Братушеву удалось не только отдать всего себя Поприщину, но вместить в себя другие, всплывшие в записках титулярного советника образы. Братушеву удалось не только отдать всего себя Поприщину, но вместить в себя другие, всплывшие в записках титулярного советника образы.

И сам обманываться рад

Так вот, на поверку оказалось, что зрителя немножко разыграли: преподнесли не совсем то, что обещали. Правда, игра Ивана Братушева настолько хороша, а пластика его настолько дёрганна и характерна, что вроде как и обижаться грех: все всё равно остались в выигрыше. Особенно почему-то за душу берёт характерный жест героя: он прячет лицо в сгибе локтя, как в воротнике плаща. Братушеву удалось не только отдать всего себя Поприщину, но вместить в себя другие, всплывшие в записках титулярного советника образы: начальника отделения и даже собачки Меджи.

А то, что у спектакля с XXI веком мало общего оказалось: ни компьютеров, ни смартфонов, ни гавайских рубашек, — оно, может, и ничего. Само новомодное слово «Блогер» в заглавии — это не перенос в будущее, а аллюзия, связующее звено между обычаями вести бумажным дневник и электронный блог. 

К тому же оказалось, что постановка совсем не по мотивам Гоголя, а буквально слово в слово передаёт текст и слог его произведения. Например, даже то, что в спектакле заучит датировка   «Год 2000 апреля 43 числа» — это тоже из первоисточника.

Видеоряд спектакля наделён особой выразительной силой.Видеоряд спектакля наделён особой выразительной силой.

Видеоряд спектакля

Впрочем, и высокие технологии всё же нашли себе место в спектакле: электронная музыка, служащая фоном дневниковым записям Поприщина, придаёт им комизма. 

Особой выразительной силой наделён видеоряд. На экране за спинами актёров появляется то компьютерный код, то телевизионные помехи. Помехи — это белый шум, больные мысли, которые роятся в голове несчастного, сходящего с ума маленького человека. Наиболее сильное впечатление видео производит в конце действа, когда на экране повторяются кадры только произошедшего сценического действа.

Индивидуальности постановке придаёт присутствие на камерной сцене героини Анны Патокиной. Ведь она — не директорская дочка Софи, от которой потерял голову титулярный советник. Она носит белую сорочку до пят, ромашковый венок — как панночка! — и играет на флейте. Поёт духовную песню «Грешный человече» за «кадром» и подсказывает Поприщину мысли и слова. Она — олицетворение его болезни. 

Интересно, что о постановке скажут сами блогеры, которых пригласили на предпоказ, а мы — под впечатлением.

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.