Очередной виток напряжённости вновь возник вокруг краба. Известно, что в органах власти пока не было единой позиции, каким образом распределять биоресурсы среди добытчиков. Полемика ведётся давно. Есть сторонники исторического принципа распределения квот, к которым можно отнести, например, Минэкономразвития и рыбаков всего Северо-Запада России. А есть приверженцы идеи проведения аукционов. К таковым однозначно относится антимонопольная служба. 

Ситуация усложняется тем, что многие рыбопромысловые предприятия реализуют крупные инвестпроекты, связанные со строительством новых судов и перерабатывающих мощностей. Исторический принцип является своего рода гарантией в реализации долгосрочных планов развития. А для участия в аукционах нужны дополнительные финансовые ресурсы. Рыбаки очень настороженно относятся к происходящему: каждая новость, приходящая из властных структур, может повлиять на инвестпланы. 

И вот, как сообщил «Коммерсант», зампредседателя правительства РФ Алексей Гордеев, курирующий сельское хозяйство, поддержал идею распределения квот на краба через аукцион. Для сторонников исторического принципа — не самая радостная весть.

Рыбаки и кредиторы в шоке

Архангельский траловый флот сам добычу краба не ведёт. Тем не менее поморские рыбаки однозначно заинтересованы в сохранении исторического принципа. АТФ входит в Северо-Западный рыбопромышленный консорциум (СЗРК). А предприятия этого объединения активно ведут добычу и переработку краба в Баренцевом море.

— Сейчас монокомпаний в отрасли фактически нет. В структуре СЗРК есть краболовные компании. И, надо сказать, они несут высокие затраты. Благодаря краболовным компаниям мы и приобрели АТФ. Более того, они помогли нам рассчитаться с кредитами. Ежегодно они вкладывали огромные средства (3-5 миллионов долларов), чтобы поднять простаивающую инфраструктуру Тралфлота — доковое производство, судоремонт, порт, завод, холодильники, — напоминает генеральный директор АТФ Алексей Заплатин.

Он уверенно заявляет, что исторический принцип позволил сохранить архангельское предприятие в кризисный период, развить инфраструктуру. Любой бизнес всегда рассчитывает вернуть инвестиции. Рыбакам фактически сказали: «Будут вам инвестиционные квоты, а вы обновляйте флот на российских верфях». По сути, инвестквоты должны были придать импульс развитию рыболовецких предприятий. Зная, что у них будет гарантированный биоресурс на несколько лет вперёд, они могли позволить себе строить новые траулеры и перерабатывающие мощности. Для российских судостроителей заказы на годы вперёд — тоже огромное благо. 

— У нас глаза загорелись. Мы сразу же заложили четыре траулера на Выборгском судостроительном заводе. У Тралфлота залоговой массы было не более чем на два судна. По двум другим основная доля — это поручительства наших партнёров из краболовной компании. При этом они сами должны построить шесть краболовов. И тут мы узнаём, что исторический способ могут отменить. Теперь деньги, которые мы пустили на инвестиционные цели, нужно перенацеливать на аукцион, — продолжает Алексей Заплатин.

При таком сценарии вариантов дальнейшего развития немного. По словам руководителя Архангельского тралфлота, один из способов продолжения бизнеса  может быть связан со свёртыванием  инвестпрограмм. Эксплуатироваться при этом будут старые суда. Правда, строительство флота уже идёт довольно высоким темпом: первое судно готово на две третьих, у второго — наполовину построен корпус, началась сборка третьего.

Кредитование под нужды аукционов в российских или иностранных банках, по мнению Алексея Заплатина, будет критичным из-за высокой степени текущих кредитных обязательств. 

По его словам, от перспективы отмены исторического принципа в шоке не только рыбаки, но и те же кредитные организации, и особенно судостроители. СЗРК строит в России дорогостоящие промысловые суда по самым передовым норвежским и исландским проектам. Только на северо-западных верфях было заложено 37 промысловых судов. 

Алексей Заплатин. Фото Артёма Келарева. Алексей Заплатин. Фото Артёма Келарева.

Аукционы могут аукнуться

При этом руководитель АТФ уверен, что у государства есть масса способов, оставляя стабильным развитие предприятий и отрасли в целом, изъять у них сверхдоходы (повысить ставку налога, плату за вид биоресурса или снять преференции с рыболовов). 

Главным и чуть ли не единственным сторонником распределения биоресурсов через аукцион Алексей Заплатин называет Русскую рыбопромышленную компанию, ведущую добычу на Дальнем Востоке. Их стратегическое преимущество — банк, дающий средства под поручительство государства. У других компаний такой возможности нет. РРК, по мнению рыбаков, умело лоббирует свои интересы. Но лоббизм лоббизму — рознь. Если он вредит развитию отрасли в целом, его не стоит поддерживать, считают в СЗРК. 

Аукционы, кстати, не являются чем-то новым. Они уже применялись в России периода рыночной экономики. Правда, не все относят аукционную эпоху к светлым временам. По мнению представителей АТФ, аукционы отбросят отрасль в начало 2000-х. Кроме того, здесь считают, что аукционы — путь к браконьерству. 

— Краб — ценный биоресурс, за него будут драться. Цены на аукционах будут достаточно высокими. И те деньги, которые будут потрачены на аукционах, коммерсанты постараются как можно быстрее вернуть. Это можно сделать, увеличивая общий допустимый улов (ОДУ) и промысловую нагрузку. Что тоже плохо: запасы краба при переоценке и интенсивной добыче моментально подорвутся. Что касается браконьерства, то, конечно, крупные компании не станут рисковать репутацией, а мелкие могут. Значит, придётся увеличивать рыбоохранный штат, количество судов у пограничников. В начале 2000-х уже такое было, когда мы предоставляли суда пограничникам для борьбы с браконьерством. Но мы не дали развиться этому явлению, как на Дальнем Востоке, — вспоминает Алексей Заплатин.  

По его словам, краб — долгорастущий вид, его  восстановление занимает 10-15-20 лет. И уже был период, когда добытчикам пришлось ждать, нормализации его численности. Сейчас краб вновь «на подъёме». Правда, как замечает Алексей Заплатин, сторонники  аукционного принципа даже сейчас не выбирают всю квоту по крабу. Они отдают часть квот сторонним компаниям и получают доход, как рантье. 

Впрочем, глава АТФ уверен, что в случае принятия решения по аукционному распределению краба одним видом морских биоресурсов дело не ограничится. По его словам, написать закон, который бы касался одного вида, — неразрешимая задача. Поэтому  угроза нависла не просто над крабом, а над всем историческим принципом. 

Тревожные звонки не проходят бесследно. В АТФ приняли решение на год отодвинуть начало реализации проекта по строительству нового рыбоперерабатывающего завода в Архангельске. В условиях неопределённости других вариантов нет.

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.