Общество
В Котласе чиновники отказали в материальной помощи матери «особого» ребёнка

В Котласе чиновники отказали в материальной помощи матери «особого» ребёнка

20.08.2017 11:42Наталья ПАРАХНЕВИЧ
Причина — доход семьи тяжелобольной девочки превышает прожиточный минимум.

Котлашанка Валентина одна воспитывает дочку. У Маши сложное и редкое заболевание, окончательный диагноз малышке до сих пор так и не установлен.

— Где мы только не обследовались, — рассказывает Валентина. — Даже в Израиль ездили, люди помогли собрать на поездку деньги, но… Мнения у врачей разные, а единого — нет. Что с моей Машей? Никто, похоже, так и не знает.

«Косточки тают. Они просто исчезают…»

В свои два года и девять месяцев Маша не говорит, не сидит, не ходит, не удерживает голову. Её мама не медик и объясняет по-своему: «Сил у Маши нет. Косточки тонкие, тают на глазах».

— Они просто исчезают, всё тоньше и тоньше. Видите, какое рёбрышко? Пять миллиметров… В Москву собираемся на дополнительное обследование, квоту ждём. А тут пришло письмо из социальной защиты — необходимо, мол, подтвердить статус матери-одиночки для получения пособия, — рассказывает Валентина. — Я документы собрала, а заодно и заявление на материальную помощь написала. Раньше раз в год всегда выдавали.

— А какую сумму вы просили? — уточняем у Валентины.

— Тысяч шесть. Это максимум, который можно просить.

По словам Валентины, ровно через месяц пришёл ответ — в материальной помощи отказано. Отказали котлашанке и в пособии, как матери-одиночке. 

— Обосновали, что доход у нас выше прожиточного минимума. А раз так, то ни помощь, ни пособия по закону не полагаются. Учитывается нуждаемость, а у нас, мол, судя по размеру пенсии Маши, такой «нуждаемости» нет…

Валентина раскрывает нам нехитрые секреты семейной бухгалтерии. Доход — 22 с половиной тысячи рублей. Сюда включена пенсия по инвалидности дочки и ежемесячная федеральная выплата Вале, как матери — по уходу за «особым» ребёнком. Если прибавить ещё и компенсацию за то, что Маша не ходит в садик, компенсацию за квартиру, то получится примерно 28 тысяч рублей. Работать, чтобы увеличивать доход, Валентина физически, при всём желании, не может — оставить Машу одну нельзя ни на минуту.

— Реабилитация, массаж, мануальный терапевт — всё за свой счет, — перечисляет она. — Поездки, анализы, обследования, больницы, питание особое… Каждую копейку считаем.

Говорит, что по карману ударил и отказ в выплате пособия ей, как матери-одиночке. 

— Для кого-то, может, это смешная сумма, для нас — деньги. А тут — замуж не вышла, а платить перестали, — пытается пошутить. Но на самом деле, как-то совсем невесело.

Не по адресу

Рассказывает, что памперсы, которые выдают Маше бесплатно, использовать невозможно: «От них опрелости. Покупаем сами. Коляску инвалидную тоже сами  купили. В той, что выдали  — невозможно ездить…» Спохватывается: «Я не жалуюсь. Просто обидно. Раз в год материальную помощь в социальной защите попросила. И услышала: „Не по адресу“. 

— Ощущение такое, что экономия происходит на самых незащищенных, — говорит координатор родительской группы Вконтакте „Особый ребёнок“ Ирина Истомина. Про родительское сообщество, которое в Котласе организовали инициативные матери, ИА „Регион29“ рассказывало неоднократно

— К сожалению, в последнее время, всё чаще родители с тяжёлыми детьми, в том числе и одинокие мамы, родители с двумя детьми-инвалидами говорят о том, что не могут раз в год получить материальную помощь от органов соцзащиты, — констатирует Ирина Истомина. —Превышение прожиточного минимума даже на какую-то мелочь, ведёт к отказу.

По словам Истоминой, „Особый ребёнок“ уже подготовил обращение к областным депутатам. Родители настаивают: „Критерий нуждаемости“ для тяжёлых детей необходимо пересмотреть». Ведь расходы в таких семьях не сопоставимы с доходами. 

— Это несправедливая «уравниловка». Согласитесь, не в каждой семье нужны постоянные поездки на лечение, — поясняет Ирина Истомина. — А нам приходится ездить и по 5-7 раз в год! Платим и за второго сопровождающего, поскольку в одиночку провезти лежачего ребёнка в поезде невозможно. Очень много медикаментов не оплачивается государством, в том числе специализированная смесь: цена за одну баночку доходит до десяти тысяч рублей, а баночек надо минимум три в неделю. Да что там, — машет рукой, — если все наши нужды перечислять…

Особый статус

Между тем, помочь семьям с тяжёлыми детьми в Архангельской области всё же пытаются. В мае 2017 года вопрос о введении в регионе дополнительных мер соцподдержки обсуждался в областном правительстве. Родители просили ввести особый статус — «ребёнок со сложной структурой дефекта развития», который бы позволил официально избежать «уравниловки», и просили подтянуть ежемесячную выплату по уходу за тяжелобольным ребёнком хотя бы до прожиточного минимума. 

Региональный министр труда, занятости и социального развития Елена Молчанова рассказала тогда ИА «Регион29» о формировании рабочей группы по разработке проекта областного закона «О внесении изменений в отдельные областные законы в сфере социальной защиты инвалидов». И пояснила, что вопрос о региональной доплате семьям, воспитывающим детей с тяжёлыми и множественными нарушениями развития, планируется рассмотреть в рамках деятельности этой группы.

Группа создана. Но подготовка законопроекта — дело не быстрое. Окончательный вариант документа, по нашим данным, может появиться лишь к концу 2017 года. 

— Ждём, — говорит Ирина Истомина. — Надеемся. Но, если честно, боимся вновь оказаться за бортом по причине «отсутствия нуждаемости».

«Если у мамы остались сомнения…»

За комментарием ИА «Регион29» обратилось в областное министерства труда, занятости и социального развития. Ситуацию прокомментировала ведущий консультант отдела организации предоставления мер социальной поддержки министерства Елена Иванова.

— Государственная социальная помощь в соответствии с областным законом оказывается у нас одиноко проживающим малоимущим гражданам либо малоимущим семьям, — отметила ведущий консультант. — При этом учитываются доходы всех членов семьи за три месяца до месяца обращения. В случае, если среднедушевой доход семьи превышает средний прожиточный минимум на семью, то в предоставлении государственной социальной помощи отказывается.

— Среднедушевой доход — это сколько?

— Показатель утверждается ежеквартально постановлением регионального правительства и зависит от района проживания. Так, например, в Котласе для трудоспособного населения эта цифра составляет сейчас 12703 рубля. Для инвалидов 1 и 2 групп, неработающих граждан пенсионного возраста — 9782 рубля, для детей — 11346 рублей.

— Мама не работает, получает федеральную выплату по уходу за ребёнком-инвалидом. У ребёнка — пенсия по инвалидности. Проживают мама и дочка вдвоём. Как производится расчёт?

— Если они проживают вдвоем, то учитывается ежемесячная выплата мамы, пенсия ребёнка и иные меры социальной поддержки, которые ребёнку инвалиду предоставляются: компенсация по оплате за жилое помещение, коммунальные услуги, компенсация за непосещение детского сада, обычные социальные детские пособия. 

За три месяца всё это суммируется. Далее учитывается размер прожиточного минимума по Котласу для мамы и для ребёнка. Но подчеркиваю, что это при условии, что нет других членов семьи. Суммируем 12703 и 11346, делим на два. Среднедушевой доход, при котором возможно оказание материальной помощи, таким образом, не должен превышать 12024 рубля 50 копеек на одного человека.

— То есть, общий доход семьи должен быть 24 тысячи?

— Если доход меньше, то помощь может быть оказана, но в размере не более полученной разницы. 

— Общий доход семьи Валентины вместе со всеми дополнительными компенсационными выплатами составляет 28 тысяч рублей. Получается, что превышен «порог нуждаемости» на 4 тысячи…

— В любом случае, чтобы решить правомерен отказ или нет, необходимо видеть все документы и справки. Но если у мамы остались сомнения, она имеет право обратиться в региональное министерство за разъяснениями. 

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.