Общество
Художница Ульяна Подкорытова привезла в Нёноксу панцирь деревянного северного броненосца из лемехов
1/11

Художница Ульяна Подкорытова привезла в Нёноксу панцирь деревянного северного броненосца из лемехов

Мария АТРОЩЕНКО
А затем открыла в архангельских Гостиных дворах выставку «Будь что не бывает».

Выставка известной современной художницы стала последним событием пятого Арктического форума искусств, который с октября по декабрь проходил во всемирной паутине онлайн и в Архангельске офлайн. В рамках форума, который озаглавили «Экосистемы невидимого», состоялись международный симпозиум «Взаимозависимость как необходимость», несколько семинаров, например, «Встреча художников России и Аляски» и «Новоархангельск и неизвестные истории Арктики». Кроме того, в свет вышла книга «Север 2.0» о современной северной культуре и искусстве.

Выставка  «Будь что не бывает» стала продолжением проекта «Порато баско», который Ульяна Подкорытова начала в Архангельской области летом 2019 года вместе с другой звездой арт-сцены — Устиной Яковлевой. Тогда по приглашению Арктического института искусств и лично куратора Екатерины Шаровой художницы побывали в деревне Чакола в арт-резиденции музея «Марьин Дом». 

Теперь Ульяна Подкорытова вернулась в Поморье одна и отправилась в деревню Нёнокса. Туда её сопровождала арт-директор дома-музея сказительницы Марии Кривополеновой Анна Злотко. Ульяна закончила московский политехнический университет по специальности «Художник-график» и Школу Родченко, она которая занимается фотографией, перформансом, скульптурой, создаёт комиксы и книги художника и даже работает с оперным искусством.

На выставке в Гостиных дворах художница представила графические работы, фото и видео-документацию перформанса в Нёноксе. Главным объектом экспозиции, вокруг которого развернулось всё остальное, стал панцирь северного деревянного броненосца из лемехов — 1730 деревянных крохотных дощечек, которыми на Севере крыли купола храмов, — в котором Ульяна гуляла по поморскому селу.

Отправной точкой для его создания для Ульяны Подкорытовой послужили пандемия и последовавшие за ней самоизоляция и чувство собственной незащищённости.

— Это костюм про изоляцию, — рассказала Ульяна Подкорытова. — Это слово стало самым часто употребляемым в 2020 году. Меня вдохновила простая природная история — броненосец, который сворачивается клубком. Но при этом броня деревянная, очень хлипкая, хрупкая, несчастная. В ней нельзя пойти на какого-то врага. А Нёнокса — удивительное, очень древнее место: там осталась уникальная пятишатровая деревянная Троицкая церковь, эквивалентов которой, может, больше и нет, там прекрасный выход к Белому морю — гораздо более симпатичный, чем в Северодвинске. Но в то же время там находится военная часть и полигон, на котором в прошлом году произошло ЧП. И я подумала, что это идеальное место для съёмок в этой беззащитной броне.

Ульяна Подкорытова.Ульяна Подкорытова.

Лемех с куполов деревянных храмов — это тоже нечто сильное и хрупкое одновременно. Об этом сочетании силы и слабости — о том, что храм может простоять сотни лет, а потом сгореть за одну ночь, — говорила и другая гостья «Марьиного дома», художница Аня Слобожанинова. Ещё одно совпадение: и Ане, и Ульяне близок образ девичьей косы. Аня недавно посвятила ему проект «Приданное», представленный в Архангельске, а у Ульяны есть серия комиксов о женщине с огромной косой Гертруде Свирепой, которая стоит на страже идентичности.

Дощата броня надета на манекен, но «броненосец» кажется живым. Ульяна Подкорытова создавала его, как некое бесполое существо, но в нём можно увидеть черты и какой-то девы-витязя: из отверстия для глаз выпущена коса. Ульяна в этом костюме, бредущая по пустынной Нёноксе, похожа на какого-то йети, древнего духа, обитающего в деревне. А ещё иногда — на птицу: чешуйки-лемехи похожи на совиные перья. К тому же художница шевелит руками, как крыльями.

А стоит лемеховый броненосец на подушке из сахара. У Ульяны особая любовь к сахару, и на выставке «Порато баско» в нём утопали серебристые купола-маковки, отлитые из глазури. А здесь деревянный купол как будто оживает, превращается в некое тотемное существо. В Одностолпной палате Гостиных дворов слышится скрежет и потрескивание. Так дощата броня звучит при ходьбе.

Графические работы отчасти представляют собой своеобразное «облако тэгов», которое окружало Ульяну во время работы над «Бронями дощатыми»: на них и выдержки из трудов фольклориста Владимира Проппа по мифологии волшебной сказки, и термин «колобковость», говорящий о некоем эскапизме.

— Костюм весит около 30 килограммов, — поделилась художница. — Просто так, одному, его поднять практически невозможно. Аня помогала его на меня надевать. Мы его таскали за собой в каком-то огромном мешке либо нам его возили на машине. Когда ты в нём идёшь, у тебя даже походка как-то меняется. Я там иду как-то смешно, немного как голем. Кстати, история голема, колобка — это ведь всё о человеке, который откуда-то сбежал. История куклы в литературе — буратино, голема, колобка — это важная вещь, это один и тот же сюжет. Как правило, кукла хочет превратиться в человека. А здесь, мне кажется, кукла хочет превратиться в животное, потому что ей надоел людской мир.

Экспозицию также дополнили лайтбоксы с с серией фотографий, которую Ульяна Подкорытова создала совместно с художником Павлом Смирновым для журнала «Диалог искусств». В них русский фольклор смешивается с японской и индийской мифологией. 

С одной стороны, считает художница, в эпоху интернета можно прикоснуться к любой культуре. Но с другой стороны глобализация — угроза идентичности. Ведь как нет в мире двух одинаковых снежинок, так нет и одинаковых культур. 

Выставка «Будь что не бывает» будет открыта в Гостиных дворах до 10 января.

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.