Общество
«Она очень современный персонаж»: молодые кинематографисты из Москвы снимут фильм о Марии Кривополеновой

«Она очень современный персонаж»: молодые кинематографисты из Москвы снимут фильм о Марии Кривополеновой

09.03.2020 10:54Мария АТРОЩЕНКО
Документальный фильм «Дом для Махоньки» будет посвящён северной сказительнице Марии Кривополеновой и её музею в деревне Чакола Пинежского района.

В декабре 2019 года проект стал победителем Второго Арктического питчинга на Третьем кинофестивале Arctic Open. Съёмки запланированы на лето, но уже этой зимой режиссёр Мария Тайгузина и оператор Дарья Лихачёва совершили ознакомительную экспедицию в Чаколу и отсняли первый материал.

Обе молодых кинематографистки — выпускницы ВГИКа. Мария Тайгузина закончила мастерскую кинодраматургии Юрия Арабова (постоянного соавтора Александра Сокурова), Татьяны Дубровиной и Натальи Мариевской. Она пишет сценарии к документальным фильмам, в том числе для телеканала «Культура», но «Дом для Махоньки» станет её самостоятельным проектом и, более того, — режиссёрским дебютом. 

В картину она пригласила свою знакомую по ВГИКу Дарью Лихачёву, выпускницу мастерской Юрия Невского — оператора фильма «Любовь и голуби», — которая сняла на айфон фильм Бориса Гуца «Смерть нам к лицу». Сейчас она также работает над документальным фильмом о путешественнике Фёдоре Конюхове. А её игровые короткометражные фильмы «Страшная сказка» и «Слёзы Ленина» были отмечены на отечественных и зарубежных кинофестивалях.

— Я предложила Даше, потому что знала, что она проникнется, — рассказала Мария.

— Это была моя давняя мечта — оказаться на Русском Севере, — добавила Дарья.

Мария Тайгузина рассказала «Региону 29», почему её заинтересовала северная сказительница и как она познакомилась с арт-директором дома-музея «Марьин Дом» Анной Злотко.

— Я собирала информацию для другого документального телевизионного проекта, и совершенно случайно наткнулась на историю Кривополеновой и «Марьиного Дома», — пояснила автор проекта. — Меня особенно впечатлило то, что Мария Дмитриевна умерла 90 лет назад, но до сих пор вдохновляет, её история переосмысливается, её образ продолжает существовать. Сначала я просто захотела побывать в арт-резиденции. Но это оказался тот случай, когда просто не можешь не снимать. Обычно выпускники киновузов идут работать либо на студию, либо на какой-то канал, и существуют в формате, подстраиваются под требования продюсера, редактора. Но в глубине души всегда хочется что-то делать для себя. И это как раз тот проект, который хочется снимать с душой, для себя и свободно.

По словам Марии Тайгузиной, из истории Кривополеновой вполне мог бы родиться захватывающий игровой фильм, но «Дом для Махоньки» — проект документальный.

— Но делать обычный телефильм, чередовать фотографии с рассказом о её жизни не хотелось бы, — сказала автор проекта. — Мы бы хотели показать образ Марии Дмитриевны через истории современных людей, то, как её идеи находят продолжение в жизни наших современников. Например, Аня (Злотко — ред.) так же не хочет жить в городе, так же всем сердцем привязана к родному Пинежью… То, как она с соратниками продлевает жизнь умирающей деревне, — настоящее чудо. Нашими героями станут не только люди, которые живут в Чаколе, там, где крестили и похоронили сказительницу, но и современные художники, которые нашли в ней своё вдохновение. Мы смотрели их работы, читали их дневники. То, как старушка из начала ХХ века может влиять на современных столичных женщин, — это безумно интересно. Это живой образ, с которым можно и нужно работать.

Кривополенова, по мнению молодых кинематографистов, — «очень современный персонаж».

— Сегодня очень популярен сторителлинг: появилось безумное количество курсов, коучей, которые учат людей рассказывать увлекательные истории, потому что потребность в них есть до сих пор, — отметила режиссёр. — Если бы Мария Дмитриевна жила сейчас, она была бы суперпопулярным сторителлером, может быть, работала бы в Голливуде. Заставить человека слушать с интересом, удерживать его внимание, — это большой труд. Мне кажется, у неё действительно был талант от Бога, а сейчас этому в киношколах учат за большие деньги.

Целью первой зимней экспедиции в Пинежский район была, скорее, разведка, знакомство с местом и людьми, которые там живут.

— Нужно было познакомиться с людьми, посмотреть пространство, потому что до этого мы представляли его себе только по рассказам Анны и по видеоблогу, который они делали с Григорием Чухиным, — рассказала Мария Тайгузина. — Мы начали работать, очень много сняли, на питчинге мы также выиграли сертификат на техническую поддержку от компании Canon, который нас очень выручил, но называть это полноценными съёмками я бы не спешила. Мы рассчитываем, что летом проведём более глубокие подробные съёмки.

От пребывания в Чаколе девушки остались в полном восторге. Мария — уроженка Дальнего Востока, и Дарья — сибирячка, — нашли на Пинежье настоящую зиму, по которой соскучились в Москве.

— Это очень колоритная натура, — сказала Мария. — Когда мы ночью выпрыгнули из поезда и увидели заснеженный лес под звёздами, это было очень сильное эмоциональное впечатление, которое мы ещё не осмыслили.

— У нас просто нет такого чистого звёздного неба, — добавила Дарья. — И этим простым вещам, к которые местные привыкли, мы как дети радовались, доставали камеры, пытались побыстрее снять. Реальность очень насыщена, интересна, она поражает воображение сильнее, чем любые выдумки. Я не была так подготовлена, как Маша, поэтому я просто удивлялась каждый день.

В планах у кинематографистов — взять интервью у художниц, побывавших в «Марьином Доме» и начать поиск средств для полноценных летних съёмок.

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.