Общество
«Мой самый нежный спектакль»: архангельский режиссёр Филипп Шкаев выведет деревню из «Альки» Абрамова

«Мой самый нежный спектакль»: архангельский режиссёр Филипп Шкаев выведет деревню из «Альки» Абрамова

21.10.2019 15:20Мария АТРОЩЕНКО
Розовый фон, провалы глаз и рта на мякише чёрного хлеба — удивлённой рожице, — и фраза в скобках: «Как вывести из девушки деревню».

Так выглядит афиша спектакля «Алька», который молодой режиссёр Филипп Шкаев ставит по одноимённой повести в преддверии столетия Фёдора Абрамова.

На фоне всего того, что сейчас в Архангельской области посвящают знаменитому уроженцы Верколы, такая подача кажется, как минимум, неожиданной. На постановку молодой режиссёр получил грант министерства культуры региона. Но в этом, по мнению Филиппа Шкаева, никакого парадокса нет, ведь субсидия — это не какой-то госзаказ, а поддержка творческой инициативы.

Постановки Филиппа Шкаева — режиссёра, актёра, солиста ВИА «Провинциальные меха», а теперь и студента ГИТИСа — многих шокируют. Сам он уверяет, что у него нет цели сделать Абрамова провокативным. Но с одной оговоркой, что эпатаж — неотъемлемая часть искусства.

Фрагмент афиши спектакля.Фрагмент афиши спектакля.

— Я всегда говорю: я не занимаюсь провокацией, — подчеркнул Филипп Шкаев. — Это не провокация, это моё видение. Это текст Абрамова привёл меня к тому, что люди видят на плакатах, в рекламных роликах. Искусство должно привлекать внимание. Искусство тихое, деликатно-нежное, бесхребетное меня не очень интересует. Сколько проектов сейчас выходит по Абрамову? А сколько люди запомнят? Ну, баннер висит в центре города — чёрно-белый с какой-то цитатой… А будь он розовым, как моя афиша, эту цитату бы уже все наизусть выучили. Это всё не просто так: спектакль репетируется давно, и он стал принимать такие формы. Я люблю, чтобы всё было бескомпромиссно. И могу сказать, что текст Абрамова к этому располагает: там довольно жёсткие отношения между людьми, не в контексте какой-то физической жестокости, а в принципе.

Сегодня, по мнению Филиппа Шкаева, одних громких пред-юбилейных фраз недостаточно, чтобы оправдать появление абрамовской прозы на сцене.

— Нужно понять, что для нас сегодня Абрамов, почему именно сейчас он должен появиться на сцене, — пояснил молодой режиссёр. — Почему вдруг он снова? Это нужно оправдать. Почему я выбрал это произведение? Это вопрос и моих взаимоотношений с текстом. У меня что-то отозвалось внутри. А другой вопрос — это текст и зритель. У людей есть определённое мнение об Абрамове, которое трудно сбить. Но оно подчас ничем не обосновано. Это всё какие-то клише. Я хочу показать, что сегодня абрамовская проза может прозвучать остро, что она — про нас сегодняшних. Проблема в том, что Абрамов на сцене зачастую — это не суть, а какие-то внешние атрибуты, образы, звуки: дерево, старушки в платочках, завывающие на скамеечках, бородатые мужики… Но я специально от этого отказываюсь, я хочу счистить всё это.

Как зрители воспримут нетрадиционную трактовку повести Абрамова, режиссёр загадывать не берётся.

— Пусть смотрят все, — говорит он. — Да, кто-то не примет, кто-то, может быть, уйдёт, зато кто-то, наоборот, найдёт в Абрамове нечто, что раньше упускал. Моя задача — дать зрителю импульс, а уж как он на него отреагирует, я не могу загадать. Я хочу, чтобы люди преодолели какие-то свои барьеры. Но вот в чём парадокс, я не считаю, что делаю жёсткие спектакли. Я всем говорю, что «Алька» — мой самый нежный спектакль.У спектакля и рейтинг 14+, его могут смотреть школьники. Им скажут: «Читайте Абрамова!», — а как их заинтересовать? Я хочу, чтобы эта история была интересна им. Когда я защищал заявку на грант, я сказал, что сделаю Абрамова если не модным, то интересным, и я от своего слова не отступаю.

О том же, что кроется за смычным подзаголовком «Как вывести деревню из девушки», режиссёр пока говорит только намёками.

— Мне деревня видится дикой в контексте данной истории. Вывела ли Алька из себя деревню? Это, наверное, один из основополагающих вопросов, — отмечает Филипп Шкаев. — А что такое «деревня»? Я понимаю это всё как своеобразную зашоренность сознания, предубеждения, которые передаются из поколения в поколения, от чего и хочет убежать Алька. Это вообще про мышление, про человеческую ограниченность. Но это ни в коем случае не означает, что я с каким-то предубеждением к деревенским жителям отношусь. Это качество сознания, которое может быть присуще человеку вне зависимости от того, в городе он живёт или в деревне. Да вон Шукшин вышел из деревни — как?

Альку в спектакле сыграет студентка Молодёжного театра Марина Земцовская. Ранее в «Дамской улице» у Филиппа Шкаева она исполнила роль жены декабриста Никиты Муравьёва Александры.

— Будет задействована моя банда, — рассказал режиссёр, — не обойдётся без камео, будут и новые люди, с которыми мне впервые доведётся поработать.

Премьера намечена на середину ноября, и режиссёр планирует выпустить её не в Архангельском молодёжном театре, а вне театрального пространства.

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.