Активист Новичков рассказал, что известный в кругах людей искусства фотограф Даниил Ткаченко презентовал снимки, на которых запечатлены горящие деревянные дома. Свой проект фотохудожник назвал «Родина» и не скрывал, что заброшенные избы ради искусства поджигал сам.

Комментирую концепцию своего проекта изданию colta.ru, художник говорит:

«Вот ты попадаешь в деревню, в которой жили люди, видишь их вещи — письма, фотографии, кучи журналов и газет, и вся эта трухляшечка начинает тебя захватывать, очаровывать. Можно засесть на чердаке и сидеть там сутками. Я провёл много времени в этих домах. Там нет электричества, но есть нормальная постель и печь. И вот ты там сидишь, копаешься целыми днями и погружаешься в некое замутненное состояние. Такую тарковщину. Есть у него это состояние сновиденческого блуждания. В какой-то момент я решил расстаться с этим радикальным образом. Конечно, это по-русски: взять и на хрен сжечь. Нелогично и неправильно, но я и не претендую на какую-то правильность. После двух лет для меня это был самый логичный выход из ситуации».

Однако при этом Даниил заявлял, что поджигал только брошенные дома.

— Это могла быть широко известная деревня Кучепалда Каргопольского района Архангельской области. В период до 3 октября 2017 года Ткаченко посещал данную деревню, — сообщил активист на своей личной странице в социальной сети.

Новичков уверен, что Ткаченко может быть причастен к возгоранию нескольких домов в деревнях Архангельской и Вологодской областей. 

Активисты из Каргопольского района обратились в полицию. По словам одного из общественников Радика Аднобаева, информация в социальных сетях о фотографе-поджигателе разошлась быстро и её решили проверить:

«Сам я был в Кучепалде около месяца назад — постройки там все были на месте, ничего не сгорело. Деревня заброшенная, в ней никто не проживает, около 20 построек. Но нужно понимать, что все дома — это чья-то собственность, поэтому заползать в них, даже в разрушающиеся здания, нельзя. Любой акт вандализма и поджога, конечно, должен быть проверен».

Кучепалда находится в 15 километрах от ближайшей жилой деревни Печниково и в 35 километрах от районного центра — Каргополя.

«Деревня состоит не из кварталов, дома нанизаны на круг. Посередке должно быть озерцо, но оно ушло под землю».«Деревня состоит не из кварталов, дома нанизаны на круг. Посередке должно быть озерцо, но оно ушло под землю».

Как «Региону 29» сообщил начальник отдела участковых уполномоченных полиции по Каргопольскому району Владимир Богданов, в дежурной части было зарегистрировано сообщение о возможном поджоге в деревне.

— У нас зарегистрировано сообщение в дежурной части, на место выезжал участковый уполномоченный. Информация не нашла подтверждения — пожара там не было, — сообщил Богданов.

Мы связались с Андреем Новичковым, он согласился, что информация о поджоге домов в Кучепалде была ошибочна, но все-таки просит полицию проверить и другие факты:

— Они были не в одной деревне в Архангельской области. И, конечно же, могло быть что-то ещё. Поэтому мы и попросили правоохранительные органы отреагировать. Ездить и поджигать — это не искусство, — заметил Новичков.

Напомним, что проект Ткаченко «Родина» с видами горящих деревень на днях был выдвинут на премию Кандинского. Сам Даниил Ткаченко на связь пока не выходит, по словам Новичкова, он может находиться за пределами нашей страны.

Абстрагируясь от темы поджогов, отметим, что брошенные деревни становятся источником вдохновения для многих художников. В сентябре 2016 года «Регион 29» рассказывал о Владимире Чернышеве, паблик-арт-художнике из Нижнего Новгорода, автора проекта «Заброшенная деревня». Он находит покинутые дома в забытых деревнях, освещает их факелами и обливает гудроном. С этой же целью он приезжал и в Архангельскую область.

К сожалению, заброшенных и умирающих деревень у нас хватает.

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.