В Архангельской области изменили сроки призыва по частичной мобилизации
1/5
Общество
Dominus vobiscum! Как западная церковь возродила католицизм в Поморье

Dominus vobiscum! Как западная церковь возродила католицизм в Поморье

21.05.2022 16:03Аким САМЕДОВ
Настоятель католического прихода Архангельска отец Йозеф Роман рассказал о жизни последователей крупнейшего христианского направления.

Мы продолжаем наш цикл материалов, посвящённых религиозным общинам Поморья. Во всём мире сегодня живёт около двух с половиной миллиардов христиан, чуть больше половины которых причисляют себя к католицизму. Архангельск — город портовый, поэтому первые католики тут появились ещё со времён Петра I. Император позволил ордену иезуитов заниматься душпастырьством, и в основном души эти принадлежали морякам из стран Западной Европы и небольшому количеству местных католиков. 

В 1831 году католиков в Поморье стало больше — в казармах флота в Соломбале открылась часовня для ссыльных солдат- поляков — участников Ноябрьского восстания — и католиков, которые служили в царской армии. После амнистии эту часовню перенесли в центр города, а в городе жило около двух сот католиков, во всей губернии — 500. После 1863 года в Соломбале вновь открыли часовню для 900 поляков  — уже для интернированных после Январского восстания в Царстве Польском. Однако в 1891 году костёл, который находился в центре города, сгорел. Местным католикам разрешили построить новое здание. Уже в 1896 году строительство храма имени святых Петра и Павла в неоготическом стиле с двумя башнями было завершено. 

После Октябрьской революции 1917 многие последователи католицизма уехали в Польшу, храм закрыли, а после и вовсе снесли. Но сегодня Католическая церковь на Севере продолжает свою миссию. 

Настоятель католического прихода Архангельска отец Йозеф Роман.Настоятель католического прихода Архангельска отец Йозеф Роман.

Из Словакии на Север России

Мы поговорили с настоятелем католического прихода Архангельска отцом Йозефом Романом о жизни католиков Севера.

— Расскажите, пожалуйста, давно Вы служите в церкви?

— В католической церкви существует чёткая структура, этот приход в Архангельске существует больше 25 лет. Однако приход в своё время бы упразднён, настоятеля не было, поэтому эпископ ко мне обратился с просьбой заняться этим — так я и попал в Архангельск. Я до это в Вологде работал. Некоторое время я обслуживал оба прихода — совмещал Вологду и Архангельск, — а потом меня с Вологды освободили и вот 13-й год я настоятель этого прихода.

— А когда Вы приехали в Россию?

— Вообще я сам из Словакии, а в Россию приехал в 1999 году — хотел служить тут, чтобы помочь христианизации России, потому что после 70 лет атеизации церковь была в довольно подавленном состоянии. В 1990-х годах начался духовный подъём и многие вновь обратили взоры на христианство, начали возобновлять всевозможные религиозные структуры. 

— Сколько сейчас католиков в городе и сколько из них посещают вашу церковь?

— В Архангельске очень много людей из Украины, Беларуси, Литвы, где традиционно проживают и католики. Это, в основном, люди, которые приезжали сюда работать. Моряки, например, служили здесь в порту, потом женились и остались жить. Таких людей покрещённых, выходцев из Украины, Беларуси и Литвы — несколько сотен на территории города. Мы время от времени с ними встречаемся по случайности, однако контакт с ними очень слабый, я бы сказал, что его почти нет. Очень часто дети таких людей приходят к нам и говорят: «Мой дедушка или мой папа были католиками, можете отпеть?». Дело в том, что православная церковь в таком случае отпевать не будет. Эти люди вынуждены искать в интернете католического священника и находят. Я несколько человек в год таких хожу и отпеваю.

— А католические священные могут отпевать православных усопших?

— В принципе — да, препятствий нет. Потому что у нас по-другому смотрят на похороны с богословской точки зрения, у нас это не таинство. Таинство действительно могут принять только покрещённые люди. Что же касается молитвы за усопших — я могу молиться за любого человека.

— Даже за мусульман можете?

— Можно и за тебя молиться, если ты мусульманин (смеётся). Но мусульмане, естественно, не будут к нам обращаться с похоронами. Мы можем молиться за любого человека, за его упокоение. Богословских препятствий тут нет. В молитве мы не ограничиваемся, можем молиться за весь мир, за любого человека, по крайней мере, чтобы он нашёл путь к Богу. В любой момент можем такую молитву произнести. Каким будет этот путь — уже другое дело. Ведь при латинскому обряду на вечере пасхи мы молимся о всех, даже о неверующих, чтобы они нашли путь к Богу. Что уж говорить о православных усопших, ведь они — тоже христиане.

— Какой главный обряд в католичестве?

— Главный наш обряд — месса, которая имеет аналог по существу со священной литургией у православных. В нашем приходе несколько сотен покрещённных католиков, но в контакте с нами - примерно 50-80 человек. На большие праздники (Рождество и Пасху) приходят около 40 людей. На воскресную службу 10-15 человек, в зависимости от обстоятельств. Взрослые бывает приходят, чтобы покрестить своих детей, но в школе уже меньше приводят. На воскресной службе в основном все среднего возраста, но, в принципе, приходят люди от 20 до 70 лет. В католичестве есть строгая заповедь, что нужно участвовать в воскресной службе на мессе, но так как у людей с нами слабый контакт из-за того, что нас долго не было на этой территории, многие уже не ходят — понимание важности этой обязанности обязанности уменьшилось.

Административный дом Божий

Сегодня католики Архангельска собираются в приходе святых апостолов Петра и Павла Римско-католической церкви, что на Никольском проспекте. Со стороны сразу и не скажешь, что это храм — его выдаёт скромный крест на крыше, внутри со стен на каждого входящего взирают внушительного размера апостолы Пётр и Павел, на резных картинах — страсти Христовы. Историческое здание деревянного храма находилось на углу Троицкого проспекта и улицы Волонецкой (Гайдара), католический приход тогда владел большим земельным участком. Храм местные жители называли польским костёлом. Сейчас на его месте больница имени Семашко.

— Как вы оцениваете состояние католицизма в России?

— Что касается законодательства, а именно закона о свободе совести, он довольно корректный — относится ко всем религиям одинаково. Во время процедуры регистрации нашей общины в минюсте не было никаких препятствий. С 1992 года были постепенно восстановлены церковные структуры католической церкви в Москве в виде апостольской администратуры, епархии. Однако на практике бывает и иначе, потому что всё зависит от людей на местах, некоторые могут считать, что христианами могут быть только православные, всё остальное — секты, а сектам нужно препятствовать, в том числе и нам достаётся. Мы, например, формально по техническим причинам не можем уже три года сдать в эксплуатацию наше здание, поэтому мэрия не подписывает нам документы.

— Это здание считается культовым сооружением?

— Не считается, потому что во время строительства оно называлось административным зданием прихода. В 2016 году мы начали строить это здание с помощью западной церкви. Как правило нам помогала немецкая католическая церковь — католическая благотворительная организация, которая помогает всем церквям на востоке, — Renovabis — это значит «восстановление». Они организовали сбор пожертвований у своих прихожан, однако в последнее время всё заглохло. 

— Почему?

— Во-первых, потому что меняются очень сильно обстоятельства и в рамках католической церкви в Германии — умирают пожилые люди, а молодёжь не так активна. Во-вторых, считается, что тут — свободная страна и католики должны уметь сами о себе заботиться, поэтому нет такой поддержки, какая была раньше.

— А с точки зрения католицизма это храм?

— У нас нет формальных ограничений, мы называем что-то храмом, если здание предусмотрено для культа, то есть для религиозного использования. Это здание — многофункциональное, конечно, но, самое главное, здесь есть часовня. И статус у этой часовни абсолютно такой же, как и у любого католического храма.

— Мусульманская община долгое время шла к реконструкции исторического здания деревянной мечети. Вы, как католик, хотели бы увидеть реконструкцию того самого сгоревшего католического храма, который был в городе, даже если он будет в другом месте?

— У нас не настолько сильная община, чтобы мы могли сделать реконструкцию того храма, были попытки, но ничего не вышло. Есть целый ящик проектов. Город нам выделил территорию на Набережной, но разрешение на строительство, к сожалению, не дали.

«Народный» язык

«Новые» католики активно приезжают на Север из стран Латинской Америки и Африки. Большая часть из них — студенты, которые надолго в Архангельской области не задерживается. 

— Какой у вас язык богослужения?

— Он был традиционно латинским, но в XX веке произошёл Второй Ватиканский собор, где было решено, что кроме официального латинского языка можно переводить литургию на «народный» язык. Латынь остаётся языком официальным, которым пользуются на общих собраниях, когда, например, приходят церковные представители в Кафедральный собор в Москву — чтобы был общий язык на международных встречах.

— О чём была Ваша последняя проповедь?

— В каждой мессе есть несколько чтений из Библии. Есть библейские чтения из Нового и Ветхого завета. Объясняется Евангелие, потому что это основная доктрина церкви. В последний раз я рассказывал прихожанам об Иисусе как о добром пастыре, который ведёт людей в Царство Божие — это из Евангелия от Иоанна, глава десятая. 

— Долго длится воскресная месса?

— Воскресная месса с песнопениями длится около часа.

К Богу через учёбу

— Есть ли неофиты среди католиков?

— Да, конечно, были случаи, когда уже в зрелом возрасте люди принимают католицизм. У нас принятие в церковь происходит через крещение, был случай, например, когда мужчина из Холмогор хотел стать католиком, прошёл учёбу и был покрещён как католик.

— Нужно проходить обучение?

— Да, конечно. На данный момент у меня есть несколько людей, которые проходят обучение для присоединения. Мы знакомим людей с катехизисом — это вероучение, оно включает в себя Божьи заповеди, основы Библии и таинства как средства Божьей благодати.

— Как Вы думаете, почему люди меняют религию?

— Сегодня все могут прочитать в интернете и решить, что им нравится, а что нет. Некоторые определяются и решают, что хотят быть в католичестве. Или, допустим, формально некоторые были покрещены в православной церкви, но в церковь никогда не ходили и ничего не знают. Такие люди приходят, им нравится и она решают стать католиками. 

— У католической церкви налажен диалог с представителями других конфессий тут, на Севере?

— Время от времени мы встречаемся, если в области организовываются какие-то встречи, где обсуждаются религиозные дела. Я на таких встречах был. Индивидуально встречаемся и с православными священниками, в мечети я был на экскурсии. 

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.