КОРОНАВИРУС
«Выбор ответственного человека ясен — пойти и привиться»: люди культуры Архангельска и Северодвинска о вакцинации

«Выбор ответственного человека ясен — пойти и привиться»: люди культуры Архангельска и Северодвинска о вакцинации

Мария АТРОЩЕНКО
Мы спросили директора театра, директора филармонии, организатора крупного фестиваля и актрису о том, как они относятся к вакцинации от COVID-19 и собираются ли прививаться сами.

Спрашивать человека о прививке — довольно неловко, всё равно, что заглядывать в чужую медицинскую карту. Но с ковидом ситуация особенная. Прививка от него из личного дела превращается в общественную позицию. Ею мы и попросили поделиться наших героев.

Сергей Самодов

директор архангельского театра драмы:

«Я уже прошёл первый этап вакцинации. Накануне первого этапа я сдал тест на антитела и обнаружил, что они у меня есть. Я проконсультировался с врачом, и он посоветовал всё-таки сделать. Поэтому в моем случае я доверился личному лечащему врачу. На второй день после укола была температура 37,5, немного ломило кости и чуть шумело в голове, но я был на работе. У нас как раз шёл книжный фестиваль „Белый июнь“ — некогда было болеть. А потом через день всё прошло».

Василий Ларионов

директор Поморской филармонии, руководитель Фонда культуры Архангельской области, организатор фестиваля «Другой»:

«Я абсолютный сторонник вакцинации. Сам факт, что мы открыли на фестивале мобильный пункт вакцинации, где прививки сделал 601 человек, говорит о том, что мы, конечно же, сторонники этой процедуры. Тем, что на фестивале многие смогли сделать прививку, я даже немного горжусь. При этом сам я, как ни странно, ещё не вакцинировался. Дело в том, что мы всей семьёй переболели осенью и зимой, и выяснилось, что у нас пока достаточно высокие антитела, что пока позволяло не прививаться. Более того, даже врачи не рекомендовали. Сейчас я не в городе, но как только окажусь в Архангельске и смогу записаться на первую свободную запись, я обязательно вакцинируюсь. Я считаю, что выбирая из вариантов, ни один из которых не является идеальным, в любом случае нужно выбирать спасение жизней. Достижение коллективного иммунитета мне кажется очень важным для того, чтобы прервать распространение пандемии. Мы должны думать не только о себе».

Илья Кузубов

главный организатор и вдохновитель фестиваля «Тайбола», лидер «Сборной Тайболы»:

«Какое у меня может быть мнение о вакцинации? Я прививку сделал ещё в апреле. Может быть, я это сделал только для того, чтобы путешествовать, но, с другой стороны, если есть шанс, что мы всё-таки каким-то образом можем пандемию победить, то это сделать нужно. Надписями „Барановирус“ или „Пандемия лжи“ на стенах, которые сейчас в огромных количествах появились в Северодвинске, на острове Ягры, нам точно болезнь не победить. Отрицание ситуации странно, делать в любом случае что-то надо. Надеюсь, что нашу вакцину всё-таки признают на международном уровне, и не придётся ставить „Пфайзер“. Думаю, надо сделать и не париться. В детстве мы пережили огромное количество прививок, и большая часть из них наверняка была в пользу, а не во вред. Ещё надо сказать, что COVID объективно существует. Очень много моих знакомых и друзей переболело, кто-то — очень тяжело. И я почему-то уверен, что если бы они вовремя сделали прививку, их мучения могли бы быть облегчены. Поэтому, мне кажется, надо что-то делать. И, скорее, верить науке, чем не верить».

Елена Антушева

актриса Архангельского театра кукол:

«По первому образованию я врач-педиатр, поэтому к вакцинации я всегда относилась с полным доверием. Я знаю, сколько детей раньше погибало от дифтерии, туберкулёза, кори, и что вакцинация практически полностью ликвидировала эту заболеваемость и смертность. В конспирологические теории я не верю: после СГМУ я закончила аспирантуру по молекулярной эпидемиологии и хорошо себе представляю, что такое эпидемическая цепочка и как устроен геном, поэтому мне сразу было понятно, что эпидемия существует, что она опасна, и что единственным спасением является массовая вакцинация. Я понимаю, что в каждом инфицированном человеке вирус немножко меняется, и таким образом накапливаются мутации — основа для новых, более опасных вариантов вируса. А, значит, надо сделать невосприимчивыми к болезни максимальное количество людей.

Я не боюсь состава вакцин — у того же „Спутника“ он достаточно логичен и понятен и не принципиально отличается от иностранных аналогов. Статистика тоже говорит в пользу вакцинации — в той же Британии, где вакцинировано около 80 процентов населения, вчера выявлено 47 000 больных, а умерли 25, в России же, где вакцинирован 21 процент, выявлено 25 000, а умерли более 700. Я думаю, в данной ситуации выбор ответственного человека ясен — пойти и привиться.

Меня печалит, что медицинские знания в нашей стране очень слабые. Люди не отличают вирус от бактерии, ДНК вируса от ДНК человека, не знают, как работает иммунитет. Поэтому, естественно, они боятся того, чего не понимают, и легко верят в совершенно дикие конспирологические теории. Научные статьи, как правило, написаны на английском и сложны для понимания, а теории — вот они, ходят по интернету с кучей восклицательных знаков и громких слов. Страх вообще — очень сильная эмоция. А ещё агрессия — против „принуждения“ и „ограничений“, хотя, на самом деле, эти меры — в интересах людей. Сейчас нет времени уговаривать и убеждать каждого — вирус мутирует быстро, надо остановить его продвижение как можно скорей».

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.