Общество
Судья Соломбальского суда Татьяна Долгирева: «Быть судьёй — значит быть на стороне закона»

Судья Соломбальского суда Татьяна Долгирева: «Быть судьёй — значит быть на стороне закона»

Подготовила Ксения СОЛОВЬЕВА
Делегат X Всероссийского съезда судей, судья Соломбальского районного суда Архангельска Татьяна Долгирева рассказала «Правде Севера» о выборе профессии, становлении мировой юстиции, работе в совете судей, учителях и коллегах.

Моя мама приехала в Архангельск по распределению. Она с отличием окончила строительный техникум в Красноярском крае и всю жизнь проработала на гидролизном заводе, пока тот не стал историей.

Была мастером ремонтно-механического цеха, трудилась в отделе капитального строительства. Здесь же встретила моего отца, ему исполнилось 19, она — на два года старше, но союз совсем юных в ту пору людей соединил их на всю жизнь. Папа был электромехаником, возглавлял электроцех, затем его пригласили на 25 лесозавод энергетиком.

Появились дети, три сестры, я — старшая.

После восьмилетки окончила старшие классы в Соломбале, в школе № 49. Мечтала стать юристом, отправляла письма в вузы. В ту пору для поступления требовался обязательный двухлетний трудовой стаж.

Но на семейном совете решили, что я обязана продолжить образование. Одинаково нравились и точные, и общественные науки. На физмат конкурс оказался меньше, так я окончила физико-математический факультет нашего пединститута. Учителем проработала три месяца, понимала, что это не моя профессия.

И в 1994 году меня приняли на работу в Соломбальский районный суд секретарём судебных заседаний. Были вступительные испытания — Евгений Иванович Лотарев, трудившийся в суде без малого 30 лет, возглавлявший его в различные годы, проверял, как претенденты написали диктант, где им были собраны самые разные правила русского языка. Справившись с заданием, трудилась вместе с теми, кто, как и я, стал впоследствии судьёй — Ольгой Геннадьевной Кривулей, Инной Валентиновной Уткиной, Татьяной Александровной Анисимовой, возглавляющей наш суд с 2020 года.

Трудилась в аппарате суда без малого пять лет. Была секретарём председателя Ирины Петровны Журавлёвой. Суд был небольшой, коллектив дружный, сплочённый. Взаимоуважение и взаимная поддержка помогали всегда и во всём. Да, если вспоминать те годы, приходилось непросто, заработную плату задерживали. Но на предприятиях и в учреждениях, которые закрывались, её не выплачивали вовсе, поэтому наши заработки порой оставались основой выживания всей семьи. Мы были молоды, исполнены энергии, надежд, жили мечтой и трудностей не замечали, воспринимали их как данность.

Заочно училась на юрфаке. Евгений Иванович Лотарев рекомендовал меня на работу в банк, где искали юрисконсульта. Но в банке я проработала недолго. Когда в 2001 году Ирина Петровна Журавлёва предложила претендовать на вакансию мирового судьи (только готовились к открытию первые судебные участки), я согласилась, не раздумывая ни минуты. Потому что, поработав в сторонней организации, поняла, что не хочу быть стороной в споре, мне по душе представлять закон, восстанавливать справедливость.

Потому что нередко только суд помогает людям. Порой наше решение очевидно, оно полностью соответствует духу и букве закона, но пока суд не рассмотрит спор, орган власти, учреждение, обязанное следовать правовым нормам, бездействует.

Так, жилищные споры почти всегда острейшая проблема, когда конституционное право человека в силах восстановить только судебное решение. Не менее важна поддержка суда при разрешении пенсионных споров.

12 апреля 2001 года я была назначена мировым судьёй. С коллегами мы обошли весь Соломбальский округ, искали помещения для размещения судебных участков. Площади нашлись на территории Соломбальского машиностроительного завода. Здание, где появились офисы, раньше относилось к помещениям цеха.

Всюду неотступно преследовал запах металлической стружки. Дыры в стенах мы закрывали картинами и фотографиями. Не было поначалу ни уборщиц, ни приставов. Первый на четыре участка компьютер появился через полгода работы. Чтобы позвонить, мы поднимались этажом выше, там работала организация, связанная с морскими перевозками, её сотрудники радушно разрешали использовать их телефон. В шкафу висел рабочий халат. Вечером, сняв мантию, переодевались и мыли кабинеты. Опять же, можно жаловаться, а можно радоваться. Мы радовались, работа была по душе, вопросы процессуального права мы отлично знали, все изменения законодательства старались отслеживать, одним словом — справлялись, трудились слаженно и дружно, ощущали востребованность.

В 2005 году пригласили претендовать на вакантную должность судьи в родном Соломбальском суде.

Мне очень повезло с учителями — Ириной Петровной Журавлёвой, Евгением Ивановичем Лотаревым, внимательным, чутким, с незабываемым каллиграфическим почерком. Евгений Александрович Мартынов, не только судья областного суда, но и требовательный, талантливый преподаватель. Судьи областного суда, начинавшие работу в Соломбальском суде, — Александр Владимирович Карпушин, Юрий Михайлович Ефремов.

Наш труд всегда был основан на взаимном уважении, тактичном, заботливом отношении друг к другу, эти традиции важно сохранить, они обеспечивают особую комфортную атмосферу, когда любые трудности по плечу.

Без малого пять лет работаю в составе совета судей нашей области. Это общественная деятельность, но она очень важна. Конкурсы профессионального мастерства для помощников и секретарей, конкурсы на звание лучшего суда и судебного участка помогают профессиональному и карьерному росту, развитию.

Совет последовательно стремится содействовать решению важных социальных вопросов.

Если вести речь о самых насущных — это оплата труда работников аппарата. Раньше секретарями становились выпускники школ, они нередко и работали, и учились. Теперь ими могут быть только выпускники юрфака. Приходя в суд, они получают несоразмерную нагрузке зарплату. Десять лет назад был кадровый резерв, сегодня его нет. Без решения вопроса об оплате труда аппарата мы столкнёмся с серьёзными проблемами. Сегодня работники судов обязаны вести электронные базы, аудиозапись, заниматься размещением информации на сайте. Требований всё больше, а покупательная способность заработной платы всё ниже. Посвящая всё время, все силы суду, люди не ощущают, что их труд ценят, уважают.

Надеемся, что в ходе дальнейшей судебной реформы мы придём к возможности вынесения решения по гражданским делам в формате установочной и резолютивной части в случае, когда стороны не обжалуют решение и не просят о вынесении полного мотивированного решения. Примерно 70 процентов решений районных судов по гражданским делам стороны не обжалуют. Подобная новация законодательства очевидна. Это позволило бы снизить нагрузку. В судах, где она высока, люди трудятся на износ, зачастую в ущерб интересам семьи, близких, своему здоровью.

Завершив судебную работу, надеюсь найти время для любимого увлечения — вокала. В музыкальной школе я не училась, но с удовольствием пела в хоре. Пробую петь джаз, исполняю романсы. Муж — художник, получается, у нас творческий союз увлечённых жизнью и искусством людей, это очень воодушевляет!

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.