Общество
«Самые одушевлённые цветы»: архангельские художники принесли Ван Гогу букет подсолнухов
1/12

«Самые одушевлённые цветы»: архангельские художники принесли Ван Гогу букет подсолнухов

27.08.2020 12:58Мария АТРОЩЕНКО
26 августа Выставочный зал Союза художников прервал карантинную спячку ярким выставочным проектом — «Подсолнухи для Ван Гога».

Истосковавшиеся по искусству и общению архангелогородцы хлынули на вернисаж, позабыв о всякой коронавирусной профилактике. Маски носили разве что немногочисленные осторожные гости и экстравагантные модели из агентства Елены и Спартака Резицких, которые открыли выставку небольшим дефиле — фрагментом коллекции «Самоликвидация».

Автором выставочного проекта стал известный «серийный» (то есть, пишущий много и сериями) художник Дмитрий Трубин. Из 140 работ, представленных на выставке, 85 — самого инициатора. В любви к подсолнухам его поддержала семья — брат Сергей, жена Татьяна и дочь Екатерина, — и архангельские и северодвинские художники. Среди них, кстати, есть совсем молодые. Но только один член регионального отделения Союза художников — Марина Архангельская.

Сам Дмитрий Трубин представил на выставку в основном работы 2019 и 2020 года. Но есть среди них и более ранее. В частности, портрет «виновника торжества» — картина «Линеарный Ван Гог» 2015-го, а также автопортрет с подсолнухом, на котором Трубин предстал в образе древнегреческого бога.

— Я писал подсолнухи зимой, до коронавируса, — рассказал художник. — И выставка получилась просто оттого, что я написал так много подсолнухов, что начал думать, не пора ли сделать персональный проект. И тогда уже пришла аналогия с Ван Гогом. Я заглянул в его биографию и вспомнил, что в этом году исполняется 130 лет со дня его смерти. И мне показалось, что очень уместно будет сделать такой выставочный проект. 

«Линеарный Ван Гог».«Линеарный Ван Гог».

А интерес к подсолнухам у Дмитрия Трубина зародился не из-за знаменитого голландского постимпрессиониста.

— Прежде всего, подсолнух — один из самых одушевлённых цветков, — пояснил художник. — Во-первых, он следит за солнцем. Он очень антропоморфный. Может, более даже, чем розы, которые я очень люблю и много пишу (я готов сделать и проект, посвящённый розам). Подсолнух — цветок прекрасно человечный. Он очень пластичный, разнообразный. Я писал красные подсолнухи, думая, что я иду против реальности, а буквально два дня назад, будучи на даче у друзей, через забор увидел у соседей красные подсолнухи. И понял, что я ничуть не врал, а просто предчувствовал, что они могут быть и красные.

Дмитрий Трубин.Дмитрий Трубин.

Что касается пандемии, то во время изоляции художник заперся в мастерской и, по собственному выражению, устроил себе «болдинскую осень» и «пир во время чумы»: писал детей, начал японский цикл. Что из этого получилось, наверняка узнаем на будущих выставочных проектах, а пока вернёмся к подсолнухам.

Они у Дмитрия Трубина, действительно антропоморфны. В первую очередь таковыми их делает способность любить. Два цветка, сплетясь, лежат на картине «Жёлтые подсолнухи — любовники». Здесь, скорее, видится не страсть, а любовь до гроба, стремление жить долго и счастливо и умереть в один день. Как состарившиеся вместе супруги, цветы высыхают вместе. А увядание чувств — всё равно что увядание цветов. «Два уставших друг от друга подсолнуха», как муж и жена, засыпающие спиной друг к другу после ссоры, вянут в вазе по разные стороны.

Некоторые из подсолнухов Трубина похожи на гвозди — их художник тоже писал партиями. Кстати, настоящие гвозди на выставки тоже присутствуют — как элементы скульптурных композиций. Деревянные скульптуры — одни из последних работ художника, выполненные в 2020-м. В них шапочки гвоздей напоминают семечки, а яркую округлость ярких лепестков заменяет прямолинейность дерева. Особенно примечательны «Подсолнухи белой ночи»: букет особенно угловат, серое дерево кажется стальным, а квадратные розетки цветов похожи на окна в многоэтажке.

«Радость и грусть».«Радость и грусть».

Работы других художников экспонируются в малом выставочном зале. Там и акриловые подсолнухи Сергея Трубина, похожие на мандалы, писанные вязью, или ловцы снов. Что бы то ни было, эффект «антистресс» налицо. Там и «Дорога инков» архангелогородки Валерии Новицкой, на котором подсолнух, как громадное солнце, встаёт из-за горизонта. Все художники сравнивают подсолнух с солнцем, но только у неё это так выпукло. Там и «Подсолнухи в вазе» северодвинки Евгении Корякиной, от которых исходит сияние. Там и диптих Марии Епаниной «Радость и грусть», на котором жёлтые цветы замерзают в белизне.

Одну из самых интересных работ на выставку представила самая юная участница проекта — художница и дизайнер Ульяна Каль. «Семя» — это трогательная метафора рождения. Её подсолнух по-женски беремен: внутр подсолнечного семечка — человеческий эмбрион. Будущим матерям сегодня часто на примере фруктов и овощей рассказывают, до каких размеров вырос будущий человек. Так вот семечко — это примерно четыре недели, но на картине Ульяны зародыш уже почти развился.

Ульяна Каль.Ульяна Каль.

По словам художницы, это работа и про жизнь, и про смерть, и про что-то между.

— Когда мы смотрим на различные объекты, то проявляем некую эмпатию, наделяем цветы своими человеческими эмоциями, — пояснила Ульяна. — И мне показалось, что будет интересно не просто наделить цветок эмоциями, а прямо в лоб сказать об этом. Для меня это про какой-то промежуточный этап, про потенциал. Но потенциал — это просто точка, а тут уже есть направление. Это и зарождение, как в живописи, когда какой-то концентрат цвета стремится родится полотном, прорвать скорлупу. Но ещё это немного похоже на смерть: семечко — как будто бы гроб, в котором похоронены какие-то идеи, задумки. 

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.