КОРОНАВИРУС
Друзей не сдают на мясо! Как конный клуб «Тавро» переживает коронавирусный карантин

Друзей не сдают на мясо! Как конный клуб «Тавро» переживает коронавирусный карантин

Дарина ИШКОВА
Этот конный клуб появился в Северодвинске в 2007 году.

Его создатель, Анна Бульба, принесла городу неподдельную детскую радость и восхищённый взгляд взрослых людей на грациозных скакунов. А вот 2020 год принес Анне большие проблемы.

— Анна, расскажите, как Вы пришли к идее создания конного клуба?

— Это всё любовь к лошадям. Сначала купила одну лошадь, потом вторую. Затем родились другие. Это интересно. Мне хотелось, чтобы у нас в Архангельской области развивался конный спор. Вот мы и занимаемся верховой ездой. Ездим на соревнования, выступаем.

Я стремилась к тому, чтобы создать доступную организацию, чтобы дети могли сюда приходить. Контактные зоопарки — это совсем другое. У нас не зоопарк, для наших животных это дом. Они участвуют в мероприятиях, а не сидят в клетках.

— А сколько всего у вас лошадей? И кто есть ещё?

— Всего 17. Есть ещё еноты, курочки, козочки, олени северные. У каждого своя история появления, можно рассказывать и рассказывать. На самом деле, все появились очень случайно.

— К примеру, как у вас появились еноты?

— У нас два енота, родные сестрички. Мама от них отказалась. Мне позвонили знакомые, сказали: «Хотите попробовать вырастить енотов». Ну вот. Взялась, вырастила, вынянчила.

— А откуда северные олени?

— Их привезли издалека. Готовили к отправке в Белоруссию, в зоопарк. А Белоруссия их не пропустила. Не хватало каких-то анализов или что-то такое. По России их можно было перевозить, а туда — нет. Ребятам жалко было их забивать. Обратно в стадо их, естественно, тоже никто бы не повёз, потому что стада уже угнали пастись. И этих двоих нам привезли, а потом ещё охотники привезли самочку. Она была совсем маленькая, у неё были проблемы с ногой, видимо, от стада отбилась. И охотники пожалели её, не убили. Мы её вылечили, выходили, и теперь она с нашими живёт. Вот такое случайное стечение обстоятельств.

— Сложно их содержать?

— Сложно, хоть сами они вроде бы и небольшие. Привязывать их нельзя, и рацион у них своеобразный: надо заготавливать ягель, а это непросто делается. На заготовку ягеля на зиму у нас уходит около месяца.

— А сколько всего у вас животных?

— Не знаю, не считала, но много.

— А сколько работников?

— Работников как таковых нет. Есть конюх, который работает полдня и девочки-волонтёры, которые ухаживают за лошадями. Всё своими силами, потому что платить работникам нечем.

— В вашей группе ВКонтакте часто можно встретить посты о том, что «кошмар скоро закончится». И это вы говорите о карантине. Расскажите, как вы переживаете это время?

— Мы существуем за счёт того, что зарабатываем. Пусть это небольшие деньги, но хотя бы хватает на сено, на корма. А сейчас заработать очень сложно, все экскурсии отменены.

Ещё мы подаём заявки на гранты. Но это тоже проблема. К примеру, мы сейчас получили один грант. Субсидию, хоть и небольшую, надо отрабатывать. Мы должны принимать экскурсии, но сделать этого не можем. Тем не менее, за реализованные деньги, которые мы уже частично потратили, надо отчитаться.

— В 2018 году у вас случился пожар, сгорела конюшня. Как вы восстанавливались после этого?

— С большим трудом. Чтобы заново отстроиться, нужны были колоссальные затраты. Пришлось брать в долг. Ещё неравнодушные горожане помогли. Но всё равно мы сидели в таких долгах колоссальных, что я боюсь сейчас вспоминать. Работали, старались. И только мы отдали долги, как началась эта пандемия и карантин.

Обычно всё лето мы активно работаем, чтобы заготовить корм для животных. Только в сентябре надо отдать 200 тысяч за сено, и это только на несколько месяцев. А мы с марта, как видите, не работаем.

Мы написали пост в группе, что с радостью примем любую помощь: знали, что весной все начинают погреба освобождать, выкидывать прошлогодние овощи. А для нас это очень большое подспорье. И люди откликнулись, и даже овощная база. Теперь каждый день туда езжу за морковкой, капустой, картошкой, бананами. У нас еноты постоянно бананы едят.

Нас это тогда спасло. Но мы не думали, что всё затянется так долго. И нам пришлось продать одну лошадь. Сейчас задумываемся о продаже ещё одной. Честно, не хочется ни у кого ничего просить.

— В прошлом году к вам приезжал глава города Игорь Скубенко и обещал выделить место для манежа. Сдержал он обещание?

— Сдержал, территорию нам выделили, но реализовать задумку мы не смогли. Чтобы сделать манеж, нужны большие вложения: поставить ограждение, отсыпать. Один из предпринимателей нашего города помог нам, завёз десять машин песка. Но на этом работа встала. Даже не знаю, что и будет.

— Пожар, карантин, недостаток финансов… Как удаётся не опустить руки?

— У меня каждый день это желание — опустить руки. Но кто, если не мы? Куда этих животных деть? После пожара я вообще не представляла, как всё восстановить. Годами строить, а потерять всё в момент. Благо, друзья помогли, за что им огромное спасибо. И как-то выправились. Сейчас тоже нужно выправляться.

— А не думали продать, отдать кому-то свой клуб?

— Продать очень проблематично. Когда мы пост выставляли, очень много завистников и диванных критиков говорили: «Да продайте это всё, не мучайте животных». Хорошо, а кто больную, старую лошадь? Она никому не нужна.

Это моя ноша. Были реплики: «Сдайте их на мясо!». Но друзей не продают и не сдают на мясо, понимаете? Лошадь, которая верно мне служила, меня катала, детей не один десяток выучила — как я могу её продать? Для меня это тяжело.

Пони мы недавно продали, да. Но, благо, продали в хорошие руки. Девочке, нашей воспитаннице. Она очень любила этого пони, предложила мне продать. Я согласилась, потому что я знаю, где он и с кем. Продать незнакомым — очень большая проблема.

Я отношусь к животным, как к существам, которые умеют думать. Представьте, есть у вас дома кошка или собака, которых вы понимаете, знаете, чего они хотят. И вы к ней приходите и говорите: «Знаешь, мне кормить тебя нечем, поэтому я тебя продам. Или усыплю».

Уже много лет у нас никто не рождается, мы никого не покупаем. Я всеми силами стараюсь снизить поголовье. Но я понимаю, что если закрою конный клуб в Северодвинске, то больше таких клубов не будет.

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.