КОРОНАВИРУС
Дневник больного с COVID-19: «Было тяжело, за неделю я похудел на три килограмма»

Дневник больного с COVID-19: «Было тяжело, за неделю я похудел на три килограмма»

Алексей МИНИН
История о том, как сотрудник «Региона 29» подхватил коронавирусную инфекцию, болел и выздоравливал.

Меня зовут Алексей Минин, я работаю в «Регионе 29» и только что переболел COVID-19. 

Не знаю, когда и как подхватил коронавирус, ещё с января я принимал меры предосторожности: отслеживал ситуацию с распространением инфекции, пользовался антисептиками, закупил запас масок, тщательно мыл руки и все товары, которые приобретал в магазине. Но возможно, члены моей семьи не были столь же дотошны в плане гигиены, и кто-то принёс эту заразу в дом (с гуляющими во дворе детьми это, наверное, неизбежно).

К слову, семья пережила болезнь очень легко: кто-то ограничился насморком, у кого-то пару дней болело горло, а кто-то вовсе не заметил никаких признаков нездоровья. Страдать за всех пришлось мне.

Начало

Понял, что заболеваю ещё 1 июля. Весь день отчего-то кашлял. Но тогда не придал этому значения, такое случается: все время от времени могут кашлять. Но уже на следующий день начали проявляться другие симптомы, поднялась небольшая температура, заболела голова, с самого утра я чувствовал себя вымотанным, невыспавшимся. В тот день я решил воспользоваться наработанным навыком удалённой работы и остаться дома. И не прогадал: к вечеру температура поднялась до 38 градусов, стали появляться другие характерные симптомы. В следующие дни «наелся» их до отвала.

Первые дни

Каждый день я просыпался с такой же небольшой и незаметной температурой (немного за 37), а к вечеру она поднималась до 38-38,5. Не самая дискомфортная при обычной простуде температура почему-то вызывала её острое неприятие: доходило до того, что просыпался ночью от ощущения раскалённых век — приходилось пить таблетки, сбивать температуру.

Фото Marco Verch Professional Photographer and Speaker (CC BY 2.0)Фото Marco Verch Professional Photographer and Speaker (CC BY 2.0)

Вид еды вызывал лёгкую тошноту, отчего есть совсем не хотелось. Без еды и с температурой почти не мог стоять на ногах или сидеть — падал. Попеременно ломило разные части тела. Особенно выразительно болели мышцы лица, скулы, шея.

Через несколько дней заметил, что становится трудно дышать. Помните ощущение, когда у вас на груди лежит кошка? Ну или положите себе на грудь большую толстую книгу — это оно. Я пережил не одну пневмонию, однако такого затруднения дыхания не было никогда. Впрочем, этот симптом мучил несильно, хоть дыхание и стало каким-то недостаточным, бытовой прибор для измерения уровня кислорода в крови (сейчас их встраивают в недорогие фитнес-браслеты) показывал пристойные цифры.

Всё это время я рассчитывал обойтись без врача: три дня не самой тяжёлой болезни и опыт семьи вселяли оптимизм и надежду на лёгкое течение болезни. К тому же на тот момент я не был уверен, что у меня тот самый COVID-19. Мало ли, как я мог простудиться? Но дальше всё поменялось.

Самое тяжёлое время

На четвёртый день болезни пропало обоняние. Будто часть мира вокруг сделали чёрно-белым. Не думал, что буду так скучать по запахам. Нестерпимо хотелось что-то почувствовать, но нет, отрезало напрочь.

С этих же пор температура стала расти. Просыпался с 38, когда она через несколько часов достигала 39 — сбивал. К тому энциклопедии на груди добавился ещё один. 

На следующий день домашний прибор, измерявший оксигенацию крови начал выдавать странные результаты. То 89, то 84 процентов при норме выше 95. Но глубоко продышавшись, затолкнув в лёгкие воздух, можно было выйти и на норму при следующих замерах.

Фото Rcp.basheer (CC BY-SA 3.0)Фото Rcp.basheer (CC BY-SA 3.0)

Вдобавок к потере обоняния начал пропадать вкус. Еле-еле мог понять, что лимон кислый. 

Кожа стала даже не бледной, прозрачной и с какими-то светлыми пятнами, между которыми продирались ломанные тёмные полоски сосудов.

Вечером градусник насчитал почти 40°С.

Мне становилось всё хуже, нужно было что-то решать. Боязнь за себя пересилила нежелание ехать в инфекционное отделение больницы, утром шестого дня болезни смирился с судьбой и позвонил в поликлинику, вызвал врача.

Как меня лечили

Через несколько часов после звонка ко мне приехал врач. Уставшая женщина предпенсионного возраста в защитном комбинезоне, респираторе и защитных очках тут же заподозрила очевидное, коронавирусную инфекцию.

Я много раз слышал истории, что добиться теста на COVID-19 очень непросто, что врачи отказывают и ставят какой угодно диагноз кроме того самого. В моём случае всё было не так. Мне сразу предложили взять мазки, и неплохо поворошили длинными ватными палочками в моём носу и горле.

Сразу же выдали рецепт на антибиотики и разжижающие мокроту препараты — чтобы откашливалось.

Результаты теста пообещали через два дня.

В мнениях о методах медикаментозного лечения с врачом разошлись.В мнениях о методах медикаментозного лечения с врачом разошлись.

Но начавшееся сразу же лечение ни на что не повлияло: температура ежедневно брала всё новые рекорды, голова всё сильнее болела и кружилась, зато немного отпустило лёгкие, перестало болеть лицо. Действительно стал откашливаться, начал дышать лучше (отбросил второй том энциклопедии).

Спустя два дня звонок сообщил мне, что коронавирусная инфекция у меня подтверждена, что мне нельзя покидать дом (будто я могу), и что ежедневно меня будет навещать врач. Отдельно записали все данные домашних — для них Роспотребнадзор заготовил предписания, как для контактных лиц о том, что им запрещено покидать пределы квартиры.

Семь дней в постели давались нелегко. Необычно начал реагировать организм: сил ни на что нет, но минуты тянутся мучительно долго. Представил себе, как бы коротал эту болезнь в «инфекционке», ужаснулся. Даже дома всё раздражало, каково было бы там? К тому же поползли слухи о том, что в Архангельской больнице закончились места, и всех в тяжёлом состоянии везут в Северодвинск. Решил не проверять и продолжил сбивать температуру, врач рекомендовал это делать уже при 38.

А с постоянным врачом произошёл конфликт. Пришлось поднимать бунт, мы разошлись в методах лечения.

Мне прописали широко рекламируемое «противовирусное» средство «Арбидол». Пить его я отказался, чем крайне возмутил врача. Меня обвинили в отказе от лечения, я обвинил в попытках накормить меня «фуфломицином». К общему итогу так и не пришли.

Но завёлся, полез в международные научные медицинские базы данных искать статьи об эффективности этого лекарства. Значимых доказательств эффективности не нашёл, зато нашёл несколько статей о его бесполезности. Сам лишь уверился в своей правоте, но каждый самостоятельно должен делать свой выбор.

На поправку

На восьмой день болезни стал понемногу возвращаться вкус еды (лимона). На девятый — почувствовал первый за время болезни запах. А затем, буквально за ночь терзавшая меня десять дней температура ушла.

Съел настоящей еды (до этого всё не было аппетита, жалкие кусочки галеты приходилось в себя запихивать), появились какие-то силы. Дополз до весов, оказалось, сбросил больше трёх килограммов.

Совершенно поменялось восприятие: впечатление, что все рецепторы какие-то новые, и всё ощущается совершенно иначе. Например, вкус еды совсем другой. Теперь уже привык, но тогда вся еда казалась очень солёной; даже те вещи, которые совсем без соли. Сладость наоборот притупилась: меня, сладкоежку, всё сладкое скорее отталкивало, оно казалось каким-то неуместным, чуждым, ватным.

Вместе с этим всем появилась жажда. Причём, пить не помогало: вода проваливалась, жажды не утоляя.

Это для меня совершенно новый опыт болезни, не похожий на когда-либо пережитое ранее.

Окончательно оправился ещё через несколько дней. Вставать с постели удавалось без головокружения. Получалось сидеть; соскучился по работе, начал помаленьку что-то делать, втягиваться в рабочие процессы.

Формальности

Больничный лист после COVID-19 закрывают после двух отрицательных тестов. Второй забор материала делают через десять дней после первого теста, третий — ещё через день. Результатов ждать день-два, зависит от того, в какую лабораторию отправили: кто-то делает быстрее, кто-то дольше. 

Домашних совсем не обрадовали карантином: им сидеть дома на две недели дольше.Домашних совсем не обрадовали карантином: им сидеть дома на две недели дольше.

Оба раза меня порадовали отрицательными тестами. Спустя две недели после первого визита врача (и спустя три недели после проявления первых симптомов) меня выписали, признали здоровым и, наконец, разрешили выходить на улицу, дышать свежим воздухом, радоваться солнцу.

Домашним повезло меньше. Оказывается, их карантин начинается когда у контактного больного (меня) выявляют коронавирус, и продолжается ещё две недели после того, как этого больного признают здоровым. Причём, это при условии, что у самих контактных не обнаружено инфекции.

Сегодня, спустя три недели, чувствую себя отлично, но повторять этот опыт совсем не хочется (говорят, иммунитет нестойкий и сохраняется всего несколько месяцев). Носите маску, соблюдайте социальную дистанцию и будьте здоровы!

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.