Общество
Поколение победителей: «Мы не знали, когда придёт наша очередь получить торпеду»

Поколение победителей: «Мы не знали, когда придёт наша очередь получить торпеду»

19.03.2020 15:43Георгий ГУДИМ-ЛЕВКОВИЧ
Мы публикуем воспоминания советского матроса Виктора Батракова и английского моряка Берта Глэйзбрука.

Виктор Иванович Батраков:

«Я никогда не предполагал, что моя судьба сложится именно так. Во время войны я был учеником моториста в Архангельске, в управлении Северных портовых изысканий. Мы ремонтировали судовые двигатели, обеспечивали работу портовых судов, которые были очень нужны на рейде Северной Двины, чтобы организовать приёмку транспортов союзных конвоев. В 1944 году я узнал об открытии АШМО (Архангельская школа мореходного обучения), решил поступить туда. Мой приятель, которому посчастливилось уже ходить на судах, говорил мне: учись только на матроса, работа всегда на свежем морском воздухе, на палубе, весело! Я и пошёл на матроса. А после учёбы участвовал в перевозках стратегических военных грузов между Мурманском и Архангельском, портами Балтики. Там и встретил Победу».

Берт Глэйзбрук:

«В возрасте 17 лет я принял решение записаться в Королевский военно-морской флот. В Эджваре я прошёл комиссию и был принят на службу со 2 сентября 1942 года. С ноября 1943 года участвовал в проводке Арктических конвоев, сначала на эсминце Serapis, потом на эсминце Walker.

На последнем корабле мы шли в эскорте конвоя RA-59. Ко всем неприятностям, которые нам причиняла погода, добавились атаки подводных лодок. Наш Walker был старым кораблём, построенным ещё в Первую мировую войну. Нас мотало на волнах — мы поднимались как на гору и потом падали в пропасть с громким ударом об воду. Это, казалось, длится целую вечность. Мы не знали, когда придёт наша очередь получить торпеду. К этому добавлялось сплошное обледенение и жуткий холод. Мы надевали на себя всю одежду, какая была в наличии: помню, я носил тёплое бельё, два жилета, пуловер, сапоги поверх морских ботинок, шинель и сверху — полушубок. На голове — две „балаклавы“ под стальным шлемом, на руках — две пары перчаток. И их нельзя было снять, не рискуя содрать кожу с ладоней. И вот так одетые мы должны были постоянно скалывать лёд с палубы, лееров, орудий. На память у меня осталось фото нашего экипажа на борту корабля. Я часто думаю о тех ребятах и ветеранах, которых сейчас нет с нами».

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.