Общество
Учёный из Архангельска обнаружил в Киргизии ранее неизвестный науке вид бабочек
1/3

Учёный из Архангельска обнаружил в Киргизии ранее неизвестный науке вид бабочек

Экспедиция, в ходе которой было сделано открытие, состоялась в 2018 году.

Новый вид бабочки-медведицы, получивший название Eudiaphora tienshanensis (Эудиафора тяньшаньская), обнаружили в ходе экспедиции в тянь-шаньском высокогорье Киргизии. Автором открытия стал младший научный сотрудник Российского музея сохранения биоразнообразия ФИЦКИА РАН Виталий Спицин.

Экспедиция проходила в июне–августе 2018 года. в ходе исследований учёному также удалось обнаружить новый подвид бабочки Eudiaphora turensis nozimdjoni (Эудиафора Нозимджона). Её Виталий Спицын назвал в честь жителя Таджикистана Нозимджона Махмудова, который оказал помощь учёному на первом этапе экспедиции. Всего же он длилась более 40 дней.

Дальнейшие морфологические и генетические анализы образцов, выполненные в лабораториях Федерального исследовательского центра комплексного изучения Арктики РАН, подтвердили, что это совершенно новые вид и подвид бабочек. Результаты исследований опубликованы в научном журнале Ecologica Montenegrina, входящем в международную базу данных Scopus.

— Поймать новый вид бабочки-медведицы в Средней Азии — большая удача. Этот регион был хорошо изучен, но, как оказалось, и там ещё можно найти новые виды, — прокомментировал открытие Виталий Спицын.

Одной из задач экспедиции было изучение процессов эволюции, видообразования и фауногенеза в экстремальных горных экосистемах Азии, которые являются высотными аналогами Арктики. Условия в высокогорьях Памира для насекомых ещё более суровые, чем в Арктике, однако фауна там богаче в десятки, если не в сотни раз, сообщает пресс-служба ФИЦКИА РАН.

— К примеру, за два века исследований фауны чешуекрылых (бабочек) Новой Земли учёным удалось обнаружить всего 30 видов. За два дня в высокогорьях Памира, на высоте в четыре тысячи метров, мне удалось насчитать 100 видов бабочек, при этом условия в высокогорьях были намного экстремальнее, чем на том же Южном острове Новой Земли, где местами растут ивы по пояс. Этот пример нам наглядно показывает, что в Арктике видов мало не потому, что там холодно, а потому, что экосистемы в высоких широтах очень молодые. Таким образом, главный фактор фауногенеза и эволюции — время. Какими бы суровыми ни были условия, к ним можно приспособиться, если есть достаточно времени, — отметил Виталий Спицын.

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.