Общество
Архангельский драмтеатр прощается с «Принцессой Турандот» и «Снежной королевой»

Архангельский драмтеатр прощается с «Принцессой Турандот» и «Снежной королевой»

23.05.2019 12:52Мария АТРОЩЕНКО
Под занавес театрального сезона из репертуара «архдрамы» уйдут праздник в стиле фантастического реализма «Принцесса Турандот» и сказка-долгожительница «Снежная королева».

На прощание исполнители главных ролей в спектаклях рассказывают, по чему будут скучать и что осталось за кулисами.

«Играть „Снежную королеву“ летом — к похолоданию» — это примета, проверенная годами, уверяют артисты, занятые в сказке. 

Постановка Аллы Решетниковой — долгожительница в репертуаре «архдрамы».

— Десять лет таскаю на себе этот костюм и эту шапочку, — шутя драматизирует Наталия Латухина (Снежная королева), а затем продолжает всерьёз:

«Сказка классическая, дети её знают, а спектакль получился красивый и понятный даже малышам-„горшочникам“».

— И всегда полные залы на этом спектакле! — рассказывает Вадим Винтилов (Кай).

— Что удивительно, ведь ему — десять лет. Это была первая сказка после реконструкции на этой сцене, — вторит ему Мария Беднарчик (Герда), — Тем не менее, на спектакль всё ходят и ходят. Мне кажется, его уже можно сыграть с закрытыми глазами, без репетиций. Причём некоторые спектакли со временем разваливаются, а этот — нет, несмотря на то, что было достаточно много вводов новых артистов. В этом спектакле артистки уходили в декрет, потом снова возвращались, но он от этого не стал хуже, не потерял ничего от того, что менялись люди.

— А почему не разваливается? — добавляет Наталия Латухина. — Потому, что так застроено, действие не даёт расслабиться, нет возможности размазаться. И музыка держит в тонусе, она же не разваливается, и мы…

— Не разваливаемся! — добавляет смеясь Мария Беднарчик.

Мария Беднарчик, Вадим Винтилов и Наталия Латухина. Фото пресс-службы театра.Мария Беднарчик, Вадим Винтилов и Наталия Латухина. Фото пресс-службы театра.

Как ни жаль прощаться, Мария и Вадим признают: из ролей Герды и Кая выросли.

— Каю перешивают костюм, — подкалывает партнёра Мария Беднарчик. 

Раньше, вспоминает Вадим Винтилов, перед спектаклем у гримёрок повторяли «топотушки». И вообще есть, что вспомнить — и казусы, в том числе.

— Когда Мария Степанова уезжала на какой-то фестиваль, для меня это был стресс, — рассказывает Наталия Латухина. — Я сначала играла Снежную королеву, а потом переодевалась в её Принцессу, а потом — обратно. Было очень весело, я была с зелёными волосами…

— А на премьере, когда Снежная королева выходила со шлейфом, ей помогали два тролля, — вспоминает Вадим Винтилов. — И одним из них был Миша Кузьмин — тогда ещё с длинными волосами. И шлёпнулся, потому что от этого мыльного снега потом на планшете сцены очень скользко!

Поначалу затейливый костюм, действительно, стал испытанием для Наталии Латухиной. Потом — освоилась.

— Платьишко-то у меня тяжёленькое: всё вышито какими-то камушками, и каждый из них имеет вес, — рассказала актриса. — А ещё ещё с километровым шлейфом было трудновато сначала: это ж надо его так растянуть и расположить точно над вентиляторами, чтобы он развевался. А ещё летит снег — мыло, — а ещё ресничищи прилеплены. Красотень! А ещё режиссёр просила сделать из королевы озорницу, чему я сначала сопротивлялась: казалось, она должна быть строгая. А потом поддалась этому озорству. 

В финале, раскрывает секрет актриса, у неё главная цель — найти ногами люк.

— Мне надо точно попасть ногами в люк, чтобы уехать — в смысле, растаять, — поясняет Наталия Латухина. — Для этого случая у меня условный сигнал приготовлен: нашла, можно «таять».

Сцена из спектакля «Принцесса Турандот». Фото Артёма Келарева.Сцена из спектакля «Принцесса Турандот». Фото Артёма Келарева.

«Из любого актёра мог сделать звезду»

«Принцесса Турандот» для драмтеатра — спектакль не менее памятный. Этот последний прижизненный спектакль Евгения Вахтангова в 2013 году — к 80-летию театра, — поставил «вахтанговец» Александр Горбань, который также создал в «архдраме» «За двумя зайцами» и «Один день огромной страны». Спустя два года Горбань трагически погиб, переходя железнодорожные пути.

— Этот спектакль — память о прекраснейшем гениальнейшем режиссёре Александре Николаевиче Горбане, — говорит Татьяна Боченкова (Турандот), — с которым было очень легко работать. Всё, что бы он ни сказал, мы выполняли, как на духу. Он из любого актёра мог сделать звезду. Спектакль выпускался как красочный праздник к 80-летию театра, и Александр Николаевич взял не совсем классический текст Карло Гоцци, а вахтанговский вариант. Хотелось бы, чтобы у нас было больше времени для репетиций.

Татьяна Боченкова. Фото пресс-службы театра.Татьяна Боченкова. Фото пресс-службы театра.

Турандот — самая экзотическая роль у Боченковой.

— Для меня было сплошным удивлением, что меня назначили на эту роль! Я никак себя в ней не представляла, — говорит она. — Я очень долго привыкала к костюму. Очень длинный шлейф, а ещё и головной убор с нитями, в которых веера путаются. Через красные нити — ещё ничего, а через белые невозможно смотреть: всё сливается, кажется, что в обморок упадёшь! И, конечно, вес. Филипп Киркоров рассказывает, сколько у него костюмы весят, так вот у меня — не меньше! Костюм надо на себе нести. В принципе, я к нему привыкла.

Во время работы над спектаклем артисты тогда впервые взяли в руки веера.

— Мы без конца с этими веерами ходим, — рассказывает Татьяна Боченкова. — Идёшь по коридору перед спектаклем — такой треск стоит! 

31 мая труппа театра в последний раз сыграет «Принцессу Турандот», а 1 июня — «Снежную королеву».

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.