Общество
Горан Брегович в Архангельске: «Жизнь слишком коротка, чтобы тратить её на кино»
1/9

Горан Брегович в Архангельске: «Жизнь слишком коротка, чтобы тратить её на кино»

06.05.2019 13:40Мария АТРОЩЕНКО
С начала года культовый югославский композитор дал по меньшей мере 150 концертов, и 5 мая, наконец, в Архангельске вновь прозвучали его Bella Chiao, In The Death Car и Ederlezi из «Времени цыган».

На сцену архангельского театра драмы в разгар Большого Пасхального фестиваля Поморской филармонии кино-композитор, соавтор Эмира Кустурицы, бас-гитарист и фронтмен The Wedding and Funeral Orchestra вышел весь в белом. А до этого в чёрном рок-н-ролльном жилете и круглых тёмных очках ответил на вопросы журналистов.

— Мы всё знаем о русской культуре, о ваших войнах, писателях, композиторах, а вы ничего не знаете о нас, как старший брат ничего не знает о младшем, — отметил Горан Брегович. — Для меня большая честь и большое чудо выступать перед архангельской публикой. Сюда я попал между Сан-Франциско и Сиднеем.

Горан Брегович.Горан Брегович.

Брегович написал музыку и песни к трём культовым фильмам Эмира Кустурицы — «Времени цыган», «Аризонской мечте» и «Андерграунду», — а также картинам Наны Джорджадзе и даже «Турецкому гамбиту» Джаника Файзиева. Но с 2012 года его музыка в кино большом не звучит. «Регион 29» спросил Бреговича о том, о чём многие хотели знать, но стеснялись спросить: неужели больше никогда?

— Когда ты молод, ты думаешь, что у тебя есть время исследования миллионов возможностей, — ответил композитор. — Но по мере взросления осознаёшь, что жизнь слишком коротка для того, чтобы тратить её на кино. Мне выпал шанс поработать над несколькими хорошими фильмами, но, для сравнения, Энио Морриконе написал музыку к 380 фильмам, и из них он мог бы стыдиться не более чем за 20. Это огромная трата таланта. Кино сегодня — совсем не то, что даже во времена Стравинского. А моя музыка слишком агрессивна и слишком мелодична для индустрии кино. Поэтому я предпочитаю давать концерты для вас.

В Архангельск Горан Брегович приехал со своим свадебно-похоронным оркестром, который, как сам композитор неоднократно рассказывал, частично состоит из профессиональных музыкантов, а частично — из самородков, не знающих нотной грамоты. По словам музыканта, есть очень важные вещи, которые было бы слишком жалко отдавать на откуп только профессионалам.

— Кухня, секс, — перечислил эти вещи Брегович, — и музыка — одна из них. Было бы жаль, если бы её исполняли только профессионалы.

Себя же композитор назвал «Франкенштейном от музыки».

Журналисты спросили про недвижимость в России. Всем известно, что у композитора есть три дома — в Сербии, Хорватии и Франции. И навели на мысль: Брегович признал, что, если б можно было жить параллельными жизнями, то одну из них провёл бы в Санкт-Петербурге.

— По крайней мере, по полгода я бы тратил на музеи, — сказал музыкант. — Но, к сожалению, эта идея пришла слишком поздно.

Брегович — сын хорватского католика и сербской православной христианки, муж боснийки — мусульманки. Кому, как не ему, понимать необходимость толерантного существования в мире разных людей.

— Это одна из главных задач XXI века для человеческих существ — учиться жить мирно с разными людьми. И мои «Три письма из Сараево» — как раз об этом. Кстати, выпуска ждёт вторая часть сараевских писем, на которой прозвучат христианская, мусульманская и еврейская соло-скрипки.

На концерте Брегович с оркестром исполнил «что-то старое и что-то новое» — песни из фильмов, из оперы собственного сочинения «Кармен со счастливым концом» и новые композиции из «Трёх писем из Сараево». Звучали английский, арабский, цыганский языки и иврит.

Брегович устроил архангельской публике «Время цыган» длинной по меньшей мере два часа. Медные духовые — трубы и тубы — и ударные неслись со скоростью турбо-машины из песни Gas Gas Gas, летящей на всех парах к пропасти. Штурманом Бреговича в этой турбо-машине был темпераментный вокалист и барабанщик Мукарем Реджепи.

Мукарем Реджепи.Мукарем Реджепи.

Музыкальная гонка редко делала паузы — разве что обволакивающее танго Ausenсia из «Андерграунда» позволило перевести дух. Зрителям хотелось танцевать, не хватало танцпола, и если уж не ноги, то руки пускались в пляс, выбивая очереди аплодисментов. 

Две певицы исполнили Ederlezi так, как будто пел цыганский хор. На In The Death Car зрители хотели было хлопать в такт, но Брегович отсоветовал — всё-таки песня про маньяка и юную девушку. Зато предложил тихонечко подпевать: получилось неожиданно трогательно.

Завершила концерт не Bella Chiao, а хулиганский Kalashnikov — под конец зал стоя кричал «Ура!». 

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.