Общество
«В вас очень мало драконов»: в День театра в «архдраме» прочитали злободневную пьесу Шварца
1/17

«В вас очень мало драконов»: в День театра в «архдраме» прочитали злободневную пьесу Шварца

29.03.2018 14:08Мария АТРОЩЕНКО
Архангельский театр драмы провёл свой профессиональный праздник лицом к лицу (и даже бок о бок) со зрителем.

Обычно зрителям на театральной читке делать откровенно нечего — восторг от соприкосновения с таинством проходит, и приходит понимание, что это чисто рабочий процесс и лишь начало длинного, полного потрясающих открытий, пути создания постановки. А пока что режиссёр только присматривается к артистам, примеряет то одного, то другого к той или иной роли, а актёры присматриваются, то есть, вчитываются в пьесу.

Читка же пьесы «Дракон» во Всемирный день театра была особенной. Потому что была омрачена опустошающими новостями и смутным чувством вины за празднование. Отменять мероприятие не стали — всё-таки ультрасовременный «Дракон» — это не развлечение, хоть и комедия, и сказка. 

А ещё потому читка была особенной, что прошла с участием зрителей. Хотя такой опыт в «архдраме» уже был — весной 2017-го читали «Последнее искушение Михайло Ломоносова», которое пока что из-за амбициозного замысла остаётся без даты премьеры. 

Читка без премьеры

Но с «Драконом» всё иначе: его читка стала вещью в себе — законченным произведением. На ней и режиссёр «архдрамы» Алексей Ермилышев, и актёры театра, и зрители — всего за два с половиной часа прошли путь создания на сцене иной реальности у себя в воображении. Читка не стала началом работы над спектаклем, но, возможно, зародила в драмтеатре новую традицию — читать пьесы, — и напомнила, что сильной драматургии порой не нужны ни сценография, ни даже режиссёрские решения, чтобы достучаться до умов и сердец зрителей. 

Читать за некоторых персонажей, например, кузнеца или осла, доверили не кому-либо, а зрителям. Дмитрий Тарасов уморительно изобразил пронзительный смех ослика. Правда, позже оказалось, что Дмитрий и сам преподаёт актёрское мастерство — в Архангельском колледже культуры и искусства.

— Очень приятно, что у нас в области появляются такие новые формы работы со зрителем, — сказал Тарасов. — Я шесть лет жил в Петербурге, и там этими читками уже все немного пресытились.

Мария Степанова.Мария Степанова.

Учиться думать и убивать драконов

Сегодня сказочная пьеса Евгения Шварца звучит настолько злободневно и современно, что аж страшно: это ж сколько драконов ещё предстоит убить! Убедитесь в этом сами — всего в нескольких репликах из первоисточника.

Вот уже 400 лет, как над городом поселился Дракон. Каждый год ящер забирает себе девушку. Драконье иго продолжается так долго, что горожане совсем лишились душевных сил для борьбы. Бургомистр и вовсе притворяется сумасшедшим, а его сын служит у чудища на побегушках. Зато сил для борьбы предостаточно у странствующего героя Ланцелота, который полон решимости спасти дочь архивариуса Эльзу и весь город. Он вызывает Дракона на поединок и ценой тяжёлого ранения побеждает его. Пока рыцарь числится пропавшим, власть в городе захватывает бургомистр: он объявляет себя победителем Дракона и президентом. И в городе все — кроме Эльзы, конечно! — как будто бы забыли, кто на самом деле — герой, а кто — такой же дракон, только трус. Ланцелот понимает: предстоит победить ещё много драконов — в каждом из горожан.

Кот (Машенька) — Иван Братушев: Когда тебе тепло и мягко, мудрее дремать и помалкивать, чем копаться в неприятном будущем. Мяу!

Эльза — Нина Няникова: Меня не станет в воскресенье, а до самого вторника весь город погрузится в траур. Целых три дня никто не будет есть мяса. К чаю будут подаваться особые булочки под названием «бедная девушка» — в память обо мне.

Бургомистр — Павел Каныгин: Я сам себе не говорю правды уже столько лет, что и забыл, какая она, правда-то. Меня от неё воротит, отшвыривает. Правда — она знаешь, чем пахнет, проклятая? Довольно, сын. Слава дракону! Слава дракону! Слава дракону!

Дракон — Сергей Чуркин: Человеческие души, любезный, очень живучи. Разрубишь тело пополам — человек околеет. А душу разорвешь — станет послушней, и только. Нет, нет, таких душ нигде не подберёшь. Только в моём городе. Безрукие души, безногие души, глухонемые души, цепные души, легавые души, окаянные души. Знаешь, почему бургомистр притворяется душевнобольным? Чтобы скрыть, что у него и вовсе нет души. 

Генрих (сын бургомистра) — Михаил Кузьмин (о том, что Дракон в битве лишился одной из голов): Между прочим, господин дракон освободил от военной службы по болезни одну свою голову с зачислением её в резерв первой очереди.

Шарлемань (архивариус) — Константин Феофилов: Зачем вы мучаете нас? Я научился думать, господин президент, это само по себе мучительно…

Эльза: Я думала, что все вы только послушны дракону, как нож послушен разбойнику. А вы, друзья мои, тоже, оказывается, разбойники! Я не виню вас, вы сами этого не замечаете, но я умоляю вас — опомнитесь! Неужели дракон не умер, а, как это бывало с ним часто, обратился в человека? Тогда превратился он на этот раз во множество людей, и вот они убивают меня. 

Ланцелот: Работа предстоит мелкая. Хуже вышивания. В каждом из них придётся убить дракона.

Читку провёл режиссёр Алексей Ермилышев.Читку провёл режиссёр Алексей Ермилышев.

Дважды включение в процесс потребовалось и от всего зрительного зала: сначала — изобразить хор голосов, умоляющих Ланцелота спасаться бегством. А затем — аплодировать по указке бургомистра-президента.

— Я с удовольствием увидел, что вы не очень-то охотно аплодировали, — сказал под конец режиссёр Алексей Ермилышев. — В вас очень мало драконов!

Добавим, что в ближайшее время на странице драмтеатра Вконтакте зрители смогут выбрать ещё одну пьесу из четырёх, которую будут читать в следующий раз.

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.