Общество
Игорь Годзиш: «Надо поменять правила»

Игорь Годзиш: «Надо поменять правила»

29.08.2017 19:46
Глава Архангельска дал интервью главному редактору холдинга «АТК-Медиа» Денису Горину.

В интервью, опубликованном в свежем выпуске «Правды Севера» Игорь Годзиш рассказал о том, как чувствует себя министр в кресле градоначальника, какими должны быть идеальные автобусы и почему городской асфальт тает как лёд.

— Игорь Викторович, в декабре 2015 года вы вступили в должность главы Архангельска. Как сегодня оцениваете свою работу?

— Оценивать свою работу на посту главы города — самое последнее дело. К любому делу надо относиться ответственно. На месте главы ты сам попадаешь на этот уровень власти, где к тебе приходит конкретный человек, и тебе уже, собственно говоря, оглянуться некуда. И это ощущение диктует совсем другие подходы: меньше стратегии, больше тактики…

2016 год принёс мне понимание значимости команды. Эти люди на своём уровне принимают очень значимые решения для города и для его жителей. Если им верят, значит, верят и тебе.

Второй момент — это формирование правил. Потому что мы с вами горожане, и видим, какой он, город, сегодня. Он стал таким не сам по себе. Люди работали в таких условиях, при таких правилах, которые позволили тому, что мы видим вокруг, появиться. Значит, в рамках этих правил пытаться поменять ситуацию бесполезно. Надо поменять правила. Это всегда сложнее, чем просто дать команду, например, вывезти мусор. Один раз его вывезут, а завтра на этом же месте будет куча ещё больше. Помните, как у Марка Твена: «Легко бросить курить, я делал это много раз». Точно такая же история с бардаком в городе.

Мы потратили год на анализ ситуации и подбор людей. И только сегодня начинают реализовываться те наработки, которые были сделаны ещё в 2016 году, это вызывает достаточно бурную реакцию.

Для нас очень показательно в этом случае, когда тридцать человек говорят «нет», а два — «да». Задача власти — услышать большинство. Созданы общественные советы, проводились встречи с населением, и это позволило нам считать, что при принятии решений, допустим, в транспорте, всё‑таки правота на нашей стороне. Я даже не говорю сегодня о решении УФАСа, судов и так далее. Я говорю о том, что мы базируемся на мнении горожан, вот и всё.

— Первый год у руля был, что называется, «кредитным». Он прошёл, и риторика у людей стала жёстче. Вы почувствовали это?

— Многие считали, что если придёт человек, который будет символом единства власти, а не бесконечных войн, то в городе одномоментно всё, как по волшебству изменится. Чуда не произошло, и, соответст­венно, возник вот такой эффект «обманутого ожидания». Хотя, мне кажется, каждый взрослый человек анализирует ситуацию и понимает — невозможно изменить систему, которая выстраивается годами, за день.

Проблемная застройка

— Было время, когда здесь, в городе, участки земли раздавались бесконтрольно, это чудовищным образом повлияло на облик города. Как сейчас выстраивается система взаимоотношений с бизнесом и застройщиками?

— В городе действуют единые правила, касающиеся строительства, определены зоны регулируемой застройки, в которых установлена этажность зданий. Все эти документы опубликованы. Сегодня любой предприниматель, выходя на ту или иную площадку, понимает правила игры. Те площадки, кстати, о которых вы говорите, до сих пор по рукам ходят, перепродаются как актив. И если кто‑то готов строить в зоне, где этажность строительства не более 15 метров, пожалуйста, стройте. Понятно, что когда это всё начиналось, люди, наверное, предполагали там несколько иные проекты, иное строительство, которое уже не получится.

И ещё один аспект: очень активно себя ведут сами горожане. Хочу отдельно их за это поблагодарить. Все те достаточно бурные обсуждения темы строительства в городе показали, что сегодня архангелогородцы не намерены сидеть и ждать, пока у них во дворе будет воздвигнут очередной небоскрёб. Они приходят на общественные слушания, выступают, иногда в очень жёсткой форме. Я стараюсь читать протоколы каждых слушаний для того, чтобы видеть, что говорили люди. В результате у нас в прошлом году целый ряд проектов не получил движения только потому, что жители города сказали «нет».

— Один из таких примеров — площадь у МРВ. Сейчас разбирается один из корпусов пересадочных терминалов. Как не допустить в дальнейшем таких ситуаций?

— Правила определены, опубликованы и едины для всех. Да, инвесторы приходят сегодня, предлагают те или иные отклонения от этих правил, законодательный механизм это позволяет. Но дальше проект мгновенно уходит на общественные слушания. И там уже город высказывается, готов ли он увидеть на своей территории то или иное сооружение. И зачастую комиссия пишет «рекомендовать главе отклонить», потому что горожане так сказали. Но в истории с терминалом я бы отметил не только роль администрации города, но и прокуратуры, которая заняла и чётко соблюдала очень принципиальную позицию, отстаивая её в судах вместе с нами. В конце концов мы нашли компромиссное решение, и оно сегодня реализуется. Я понимаю, бизнес понёс финансовые потери, но для меня это пример того, что, уважаемые коллеги, прежде чем что‑то делать, послушайте, что говорят горожане, просто прислушайтесь, проанализируйте.

Фото Артёма Келарева.Фото Артёма Келарева.

Мечты о новом Архангельске

— Жителям Архангельска хотелось бы видеть город идеальным областным центром. Понятно, что на всё денег не хватит, но какие‑то приоритеты всё равно уже расставлены?

— Вы знаете, у нас в администрации прошла экспертная площадка в рамках проектного управления. Была масса участников, в том числе и депутаты, звучало немало интересных идей. По результатам определены достаточно интересные приоритеты. Это, безусловно, уборка мусора. Для всей территории города это сверхактуально. Парковки — тоже важная задача. Отдельно — это уже не предмет проектного управления, но одна из самых страшных городских проблем — наше аварийное жильё. Я сейчас говорю даже не о том жилье, которое юридически признано таковым. У нас тысячи домов, которые фактически являются непригодными для проживания, а на бумаге — всё гладко. Недавно разговаривал с одной из жительниц в Маймаксе и услышал от неё историю про дом 1937 года постройки, износ которого по состоянию на 1995 год — 33 процента. А сегодня он стоит покосившийся, провалившееся крыльцо, вылезшая свая… Но официально он не признан аварийным. И таких домов в городе сотни, у которых на бумаге износ 40–50 процентов, а по факту — завтра снеси, предварительно переселив людей, и тебе только спасибо скажут. Страшная проблема, и она, наверное, пусть и не для всех 350 тысяч горожан актуальна, но с точки зрения облика города она актуальна для всех без исключения. А для порядка 20 тысяч человек она жизненно важна. Если посмотреть, за что критикуют Архангельск, то это, по сути, самая первая история.

Хотя, со стратегической точки зрения, есть ещё одна важная задача — состояние водопроводной сети. Она по актуальности опережает аварийное жильё.

— Это фиксация проблем. А изменения позитивные когда будут?

— Они уже есть. Прошлый год для Архангельска был достаточно знаковым — 28 тысяч квадратных метров жилья было сдано по программе переселения. Тем не менее, мне до сих пор горько, что наш город не участвовал во втором этапе программы. Мы, получается, сконцентрировали на прошлый и текущий годы всё переселение Архангельска, нами запланировано 60 тысяч квадратных метров. А отсюда — супертемпы строительства, а где супертемпы, там всегда будут какие‑то недоработки и замечания. Десятки этих замечаний выдаются строителям, которые их начинают устранять, опять же это всё превращается в некую гонку, потому что срок установлен очень жёсткий — 1 сентября.

Я думаю, что таких темпов сдачи социального жилья, наверное, никогда не было. Мы справляемся, стремимся, чтобы все дома были достроены. У нас кроме задач в рамках программы переселения остаются задачи и по детям-сиротам — порядка 500 ребят мы должны обеспечить жильём. Далее судебные решения. Много чего сделано для того, чтобы решить эту проблему.

У нас огромные надежды на продление федеральной программы — об этом мы уже сказали на всех уровнях. Городу по разным оценкам требуется где‑то от 6 до 10 млрд рублей на решение проблемы ветхого жилья. Самим у нас вряд ли получится эту задачу решить в ближайшее десятилетие.

Тающий асфальт

— Асфальт в Архангельске по каким‑то неведомым обстоятельствам держится 2–3 года, что это такое? Климат? Нарушение технологий? Халтура подрядчиков?

— Я думаю, это сочетание факторов. Это, в том числе, и состояние канализации, которое напрямую влияет на стойкость дороги. Об этом наши дорожники говорят на всех экспертных площадках. Если нет водоотведения, то срок службы дороги кратно снижается. Но дороги разваливаются не только там, где нет ливневой канализации. И здесь главным становится вопрос качества выполненных работ. Например, есть Московский проспект, ремонтные работы на котором были выполнены ещё в 2007 году. Асфальт простоял здесь десять лет, и сейчас местами достаточно выполнить ямочный ремонт — и всё. А есть дороги, которые были отремонтированы 3–4 года назад, и они уже все в ямах. Поэтому мы очень жёстко подошли к вопросу применяемых материалов, и сейчас работы выполняются уже другими смесями. Мы это жёстко контролируем — не должно быть ни одного участка дороги, который бы не прошёл лабораторный контроль. Город платит деньги, и он должен быть убеждён, что за эти деньги сделано то, что было заказано. Я вижу, какие подходы сегодня реализуют подрядчики, есть уверенность, что нас услышали.

— Есть в городе дороги, которые не закрыты асфальтом вообще…

— По-моему, из 560–570 километров дорог таких половина. Архангельск, наверное, по этой части вообще уникален. Не так давно к нам приезжали представители федерального «Автодора», они подтвердили, что если область и город достаточно быстро подготовят всю необходимую документацию и если соглашение о создании агломерации «Большой Архангельск» будет принято, перед нами откроются очень хорошие перспективы уже в следующем году попасть в федеральное финансирование на условиях «рубль на рубль». Мы в прошлом году сделали дорожный ремонт на 400 миллионов рублей. Думаю, что горожане эффект почувствовали сразу. Если каждый год, заручившись федеральным софинансированием, мы будем делать такие же объёмы, городские дороги изменятся кардинально.

— Ещё одна история, которая всё время на слуху — это наши ПАЗики. Всё‑таки к чему придём?

— Система будет меняться, правила озвучены. Это не наша задумка абсолютно. Это был посыл от горожан, и сегодня он нами реализуется. И УФАС, по сути дела, подтвердил нашу правоту и обоснованность наших требований. Сегодня уже известен победитель конкурса. Соответственно, он взял на себя обязательства перед городом, и он должен их выполнить. Я вижу комментарии, мол «а не компания ли это Чечулина и Годзиша»? Ни у Чечулина, ни у Годзиша нет никаких компаний и не было никогда. Мы не занимались предпринимательской деятельностью. И тот предприниматель, который выиграл аукцион, к нам не имеет никакого отношения. Его задача сегодня — выполнить условия конкурса. Нам не важно, кто будет ездить на этих маршрутах. Важно, какие машины будут ходить по ним и на каких условиях и кто в них будет работать.

Полностью интервью с Игорем Годзишем читайте в свежем выпуске газеты и на сайте «Правды Севера».

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.