Общество
В Добролюбовке прошёл закрытый показ архангельского фильма с Инной Чуриковой
1/4

В Добролюбовке прошёл закрытый показ архангельского фильма с Инной Чуриковой

30.01.2017 10:43Мария АТРОЩЕНКО
28 января режиссёр и сценарист фильма «Мы нужны» Андрей Карасов показал черновую версию ленты близким людям — членам съёмочной группы и друзьям.

Это фильм о трёх людях: сироте Никите, мечтающем обрести семью, художнице Марине, стремящейся стать для кого-то настоящей мамой, и о директрисе детдома, привлекающей к исполнению двух этих желаний высшую силу. 

История Карасова стала не единственной лентой, снимавшейся в Год российского кино в Архангельске, но одной из самых заметных: во многом благодаря столичному актёрско-постановочному составу. В фильме снялись актриса и в своё время артистка балета Анна Нахапетова (дочь Родиона Нахапетова и Веры Глаголевой) и народная артистка СССР Инна Чурикова. Кроме того, над фильмом работал московский оператор Александр Носовский

Анна Нахапетова сыграла Марину, а Инна Чурикова — директора детского дома Алевтину Ивановну. А сироту Никиту сыграл талантливый архангельский мальчик Давид Литовченко, который, кстати, совсем недавно засветился на телеканале «Россия1» в конкурсе «Синяя птица».

Андрей Карасов представил первым зрителям режиссёрскую версию фильма на 40 минут и спросил, что, по их мнению, нужно вырезать.Андрей Карасов представил первым зрителям режиссёрскую версию фильма на 40 минут и спросил, что, по их мнению, нужно вырезать.

Два «коротыша» и один большой фильм

За время съёмок картина трижды меняла название: сначала она звалась «Мамой», затем, в период кинопроизводства, на «хлопушке» появилось словосочетание «Кошкин дом», а сейчас оно сменилось на «Мы нужны».

С чем были связаны эти перемены, ИА «Регион 29» пояснил Андрей Карасов:

«Проект четыре года носил одно и то же название — „Мама“, — просто в прошлом вышло целых два фильма с таким же названием, поэтому буквально за неделю до начала съёмок мы переименовали проект в „Кошкин дом“. Вместе с художником по картине Еленой Комиссаровой у нас родилась идея, что детдом — это дом, где живёт очень много котяток, за которыми присматривает мама-кошка. Родилась такая ассоциация, и потом мы немножко вокруг неё поиграли с кошками. А „Мы нужны“ — это название большого полнометражного фильма».

Но полный метр, по словам режиссёра, ещё впереди. Сегодня зрители увидели «коротыша» — 40-минутную режиссёрскую версию первого короткометражного фильма. В будущем он будет жить в двух ипостасях: как самостоятельная короткометражка с получасовым хронометражем, и как составная часть полнометражного фильма. В полном метре к ней добавится вторая история.

— Для второй части только-только дописан сценарий, — пояснил Карасов. — Очень хороший актёрский состав подбирается. Если первая короткометражка рассказывает о том, как дети уходят из детского дома, то следующая будет о том, как они туда попадают. Замысел второй истории пришёл только во время создания «Кошкиного дома».

Фильм «Мы нужны» посвящён двум женщинам, без которых бы этой ленты могли бы и не быть — Татьяне Костылевой и Елизавете Мантровой.

— Татьяна Геннадьевна — это мой педагог, к сожалению, уже два с половиной года, как её нет с нами, — рассказал режиссёр. — Она одной из первых прочитала сценарий к этому фильму и сказала: «Андрей, ты обязан это снять!». Я сказал: «Хорошо, буду стараться». И когда её не стало, я решил, что в первую очередь посвящу картину ей. А Елизавета Захаровна — это мама Инны Михайловны Чуриковой. Это тот человек, кому она посвящает свои работы. Возможно, появится ещё третья личность, которой мы посвятим эту ленту.

Вероятно, речь идёт об одном из членов съёмочной группы, который погиб под лавиной в Хибинах на прошлой неделе.

У микрофона — художник картины Елена Комиссарова. Кошачье полотно создала она.У микрофона — художник картины Елена Комиссарова. Кошачье полотно создала она.

Дети и котята

Фильм «Мы нужны» был впервые представлен зрителям: в режиссёрском длинном хронометраже, без окончательной цветокоррекции, со звуком, сведённым в домашних условиях, и с черновыми титрами.

Может быть, дело в черновой цветокоррекции, а, может, таково авторское видение, но в цветовом плане фильм биполярен: вначале Архангельск, в котором Марина не может найти счастье, выглядит как серый город-призрак, но зато, когда в конце она держит в своей руке ладошку Никиты, городская набережная залита солнцем.

Стоит отметить, что все три названия картине очень подходят: каждое по-своему высветляет какую-либо грань сюжета. Слово «мама» в фильме с нежностью повторяет не только малыш Никита, но и Алевтина Ивановна. В её ветке тема материнства возникает дважды — в задушевных беседах с кошкой Мусей и в тоске по ушедшей матери.

Слова «Мы нужны» в фильме тоже звучат неоднократно, так что в конце концов кажется — даже слишком часто. «Я чувствую, что я кому-то нужна», — говорит главная героиня. Или Алевтина Ивановна приговаривает, поглаживая кошку: «Будем спать? А кто будет работать? Просыпайся! Мы кому-то нужны». 

После показа вокруг режиссёра Андрея Карасова собралась толпа знакомых и незнакомых, желающих поделиться своими чувствами. Некоторые женщины были растроганы до слёз, некоторые — в основном те, кто имел непосредственное отношение к съёмочному процессу, — остались в полном восторге.

После показа вокруг режиссёра Андрея Карасова собралась толпа знакомых и незнакомых, желающих поделиться своими чувствами.После показа вокруг режиссёра Андрея Карасова собралась толпа знакомых и незнакомых, желающих поделиться своими чувствами.

Всё впереди

И всё же фильм оставляет после себя не вполне понятное послевкусие. С одной стороны, история Никиты, которого с подлинной детской трогательностью, со своим ещё не сломанным голоском сыграл Давид Литовченко, не может не тронуть. Как тут не растрогаться, когда на экране — то дети, то котята. И к тому же — народная артистка.

Но, как ни парадоксально, как раз-таки звёздный состав, на который и была сделана ставка, не выстрелил. Героиню Анны Нахапетовой с тем же успехом могла бы сыграть какая-нибудь талантливая дебютантка. Присутствие в кадре Инны Чуриковой, конечно, украсило фильм, но, кажется, будто артистка отыгрывает не 100 процентов от своего профессионального диапазона. Впрочем, даже те 80 процентов актёрской мощи, которую выдаёт Чурикова, делают её героиню очень тёплой и мягкой.

Что ещё вызывает вопросы в ленте, так это саундтрек: африканские и средиземноморские ритмы в сумрачном Архангельске на пороге осени звучат не больно-то органично. Гораздо проникновеннее — инструментальная композиция, фоном проходящая через весь фильм.

Директриса-волшебница, небесная канцелярия, мальчик, который чудесным образом находит маму, — фильм по-детски наивный и бескомпромиссный. Но плохо ли это? По сути, архангельский кинематограф сейчас находится на стадии становления: он сам ещё ребёнок, и этот фильм — первый шажочек, который всегда даётся нелегко. Так, может, простить ему его простодушие?

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.