Общество
Страсти по Тургеневу: В Молодёжном театре прошла первая читка новой пьесы
1/6

Страсти по Тургеневу: В Молодёжном театре прошла первая читка новой пьесы

24.10.2016 17:37Мария АТРОЩЕНКО
В архангельском Молодёжном театре началась работа над первой премьерой сезона — «Месяцем в деревне» Ивана Тургенева.

«Месяц в деревне» — это как бы комедия о любовном четырёхугольнике: молодая помещица влюбляется в учителя-студента, им также очарована её юная воспитанница, и ко всему прочему саму главную героиню давно любит друг семьи. На днях режиссёр Максим Соколов — создатель «Вия» и «Пираньи» собрал коллектив Молодёжного на первую читку пьесы. На ней побывали и журналисты ИА «Регион 29».

Перед началом читки в фойе Максим Соколов недолго совещается с ведущим мастером сцены Евгением Шкаевым по поводу реквизита.

— Микрофоны есть красивые? — спрашивает 

— В стиле 50-х годов? Есть, — отвечает постановщик.

— Мебель будет сложная, — продолжает Максим. — Табурет высокий — очень неудобный, в этом его фишка.  Считается, что это высокий табурет, но выглядит он, как чёрт знает, что. Мебель конфликтная: она не для людей сделана. Она не позволяет расположиться с удобством, диктует условия.

Максим Соколов в это время обнимает каждого вновь прибывшегоМаксим Соколов в это время обнимает каждого вновь прибывшего

Этот разбор мебели прерывает звон колокола. В фойе начинают подтягиваться актёры. «Же-е-еня!» — протяжно гремит Илья Глущенко и бросается Шкаеву наперерез, чтобы заключить в объятия. Максим Соколов в это время обнимает каждого вновь прибывшего. Да и вообще все встречаются, как дружный класс после каникул.

— У твоей бабушки сегодня день рождения? — спрашивает Яна Панова помощника режиссёра Татьяну Спирову.

Соколов, тем временем, приносит из соседнего помещения квадратный стол, берёт кресло и начинает ответственное собрание.

На всех собравшихся — всего три копии сценария, но режиссёр говорит, что так и надо: будем передавать из рук в руки. Весь сценарий умещается на 16 страницах.

«Наконец-то „Месяц в деревне“! Как долго я облизывался на эту пьесу!», — говорит Максим«Наконец-то „Месяц в деревне“! Как долго я облизывался на эту пьесу!», — говорит Максим

Героиня — Алиса, которая выросла и закрылась

Сначала Максим Соколов даёт труппе вводную: как он видит спектакль и чего от них хочет.

— Наконец-то «Месяц в деревне», — говорит Максим. — Как долго я облизывался на эту пьесу! Так совпало, что она сейчас активно идёт в других театрах России. Я думаю, это связано с тем, что тексты Тургенева стали очень актуальны, о-очень современны. Они вот прямо как тексты, которые я читаю в Фейсбуке. Если посмотреть бегло, на первый взгляд кажется: лето, люди решили немного наладить свою жизнь, и что из этого вышло.

Но я хочу делать этот спектакль, как бунт против повседневности. От некоторых персонажей пьесы у меня такое ощущение, что, если их порезать стеклом больно, они хоть что-нибудь почувствуют? Это такая повседневность! Они так загораются, говоря о ерунде! Целое поколение людей идёт по кривой Пер Гюнта. Эта кривая обходит все возможные острые углы: она плавная, перетекающая. Там нет места страстям, нету: лёгкие эмоции, лёгкие люди.  У меня была ассоциация, что главная героиня — такая позврослевшая Алиса. 

И обратите внимание: пьеса называется «Месяц в деревне», но где там природа? Ислаев где-то там строит плотину, где-то там они запускают змея. Если бы это писал Шолохов, плотину бы в конце прорвало. Но, нет, здесь этого не надо, потому что природа — это скучно. Их всё время, будто магнитом, притягивает к дому, а ведь снаружи — лето, жара, можно бегать! Они закрываются не только от окружающей природы, но и от природы человека. А человеку свойственно делать ошибки, ломать копья, ранить, терзать другого человека. Мне нужно вернуть им страсть, вернуть им открытые эмоции. 

Я знаю, что есть большой пласт людей, которые считают, что классику надо ставить так — культурно. Меня это бесит.

И перебегает на другое:

— Мальчика Колю у нас будет играть Полежаев-младший — Егор. Наконец-то, режиссёр получит ребёнка, который играет ребёнка. 

— Настя (Анастасия Буланова, — ИА «Регион 29») бы смогла, — шутит актёр Антон Чистяков.

На читке неожиданно для всех появился Виктор ПановНа читке неожиданно для всех появился Виктор Панов

Любовь или привычка?

И вот, наконец, начинается распределение ролей.

За богатого помещика Аркадия Иcлaeва читает Евгений Шкаев. За жену его Наталью Петровну — Яна Панова. В отсутствие Егора Полежаева читать за мальчика Колю доверено «Женечке» Плетнёвой. Анастасии Булановой достаются две роли — воспитанницы Верочки и компаньонки Лизаветы. Наталье Малевинской — матери помещика Анны Семёновны. Александру Берестеню —  немца-гувернёра Шаафа. Илье Глущенко — друга дома Михаила Ракитина. Степану Полежаеву — студента-учителя Алексея Беляева. Виктору Бегунову — соседа Афанасия Большинцова. Антону Чистякову — доктора Игнатия Шпигельского.

И вот еще что: Максим Соколов хочет заменить в спектакле французскую лексику на английскую.

— Английский — это современная фишка, — говорит режиссёр. — Я дважды встречался с культом английского в семье: мама с пятилетней дочкой разговаривала на английском! «Саша, watch out, watch out!». Или английский детский сад — это вообще! Приходят детки сонные в садик, а с ними воспитательницы — по-английски, представляете?

После всех приготовлений читка начинается. Режиссёр ходит из стороны в сторону, а те, чьи реплики пока не звучат, слушают по-разному: кто-то шепчется, а Степан Полежаев — закрыв глаза, словно медитируя.

Викто Бегунов и Илья ГлущенкоВиктор Бегунов и Илья Глущенко

Время от времени Соколов прерывает актёров, иногда на полуслове и полуфразе. Особенно часто — Яну Панову. 

— Она не тургеневская, она точнее! Аккуратнее, аккуратнее! — советует режиссёр. — Это роль, которую вы еще не играли, но у вас это есть!

— Есть, есть, — авторитетно подтверждает Илья Глущенко.

Сами актёры тоже успевают обмениваться мнениями во время внезапных пауз. 

— Ну, ни она его не любит, ни он — её! — говорит Илья Глущенко об отношениях Ракитина с Натальей Петровной.

— Нет, они дороги друг другу, — не соглашается Яна Панова.

— Они привыкли, — настаивает Глущенко.

Читка по-настоящему прерывается только единожды. Когда, шумно открыв дверь и сердечно всех приветствуя, в фойе появляется сам Виктор Панов. Отметим, что до премьеры у Молодёжного осталось не так-то много времени: она назначена на 25 ноября. Но, как вспоминают в театре, они спектакли делают и в более сжатые сроки.

Отметим, что роли в спектакле еще окончательно не распределены. За них некоторым актёрам труппы еще предстоит побороться.

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.