Общество
Маленького архангелогородца Егора оставили без денег на реабилитацию

Маленького архангелогородца Егора оставили без денег на реабилитацию

12.08.2016 12:26 Наталья ПАРАХНЕВИЧ
Понадеявшись на помощь благотворительной организации, мама малыша оказалась должна 160 тысяч рублей.

В конце июля мы рассказали о масштабном сборе средств, который проводил в торговых центрах Архангельска самарский благотворительный фонд «Наши дети».

Напомним, по всему городу были установлены кубы для пожертвований —  с портретами детей из разных городов России. К сбору была объявлена сумма — более двух миллионов рублей, и молодые люди в ярких футболках, очевидно, промоутеры, очень настойчиво предлагали всем желающим «не проходить мимо» и помочь больным детям. 

Скажем сразу, в этой акции тогда многое показалось подозрительным. Сомнения не развеялись, а лишь укрепились, когда мы зашли на сайт благотворительного фонда Детального отчёта о сборе средств в Архангельске там не было. А в информации, указанной на странице, лишь значилось, что с января по февраль 2016 года фонд собрал 160 тысяч рублей.

Вопросы вызвали и детские анкеты на сайте —  практически все они оказались годичной давности. Но… среди подопечных фонда мы обнаружили четырёхлетнего Егора — малыша из Архангельска, которому, требовалась медицинская реабилитация. Егор и стал той ниточкой, за которую мы «потянули», пытаясь распутать эту благотворительную историю.

Без комментариев

К слову, тогда же в июле был отправлен официальный запрос на имя директора самарского фонда Сергея Дронова с просьбой прокомментировать сбор средств в Архангельске. Но письменного ответа от руководства фонда мы до сих пор не получили.

Правда был странный звонок на редакционный номер. Мужчина, представившийся руководителем фонда «Наши дети», упрекал журналистов, что в результате нашей публикации фонд вынужден свернуть свою работу в Архангельске. Никаких других пояснений и документов, подтверждающих деятельность фонда, представлено не было.

Мы предложили звонившему представить свою точку зрения на нашем сайте. Однако собеседник такого желания не изъявил. Между тем, кубы с портретами, действительно, исчезли из Архангельска. Впрочем, исчезли не только кубы.

 —  Никаких денег на реабилитацию Егора мы так и не дождались, —  говорит Наталья, мама архангельского малыша. —  Хотя Сергей Дронов обещал перевести 160 тысяч рублей.

Напомним, в июле журналисты ИА «Регион 29» связывались с Натальей буквально перед отъездом в реабилитационный центр. И всё это время мы внимательно следили за судьбой Егора.

Реабилитация в долг

По словам Натальи, на реабилитацию в Краснодарский край они с сыном поехали в полной уверенности, что благотворительный фонд переведёт всю необходимую сумму в срок.

— Изначально, в качестве оплаты реабилитации назывался  конец июня, —  рассказывает Наталья. —  Потом число сдвинулось на 15 июля.… А уже перед самым отъездом прозвучал третий срок — 20 июля. Конечно, я заволновалась, но билеты были уже на руках, да и Сергей Дронов заверил, что это «просто задержка», а так, мол, все идёт по плану.

Когда Наталья с сыном добрались до места, жильё в южном городе им пришлось искать самостоятельно. Но телефонная связь с благотворительным фондом не прерывалась, директор всегда «брал трубку».

— Более того, Сергей Дронов пообещал, что уладит нашу проблему, — рассказывает  Наталья. — И, действительно, он связался с руководством реабилитационного центра, подтвердил, что Егор «стоит в плане» на оплату реабилитационного курса на 20 июля. Но вместо денег пообещал отправить гарантийное письмо. В итоге, нам с Егором разрешили заселиться в центр и  началась реабилитация.

—  С условием, что до 20 июля вы будете все процедуры оплачивать сами?

—  Нет. Таких денег у меня никогда не было. С условием, что оплата будет произведена фондом позднее, согласно гарантийному письму. Ну, как бы в кредит… В письме была прописана сумма — 160 тысяч рублей и конечный срок оплаты — 3 августа.

—  А в реабилитационном центре, вообще, не удивились? Это нормальная практика —  реабилитация в кредит?

—  Удивились. С подобной ситуацией там столкнулись впервые. Но нас не выгнали, боле того, отнеслись к Егору очень тепло.

Деньги не пришли

Между тем, 20 июля деньги на счёт реабилитационного центра так и не поступили. Наталья, по её словам, вновь связалась с фондом. И директор с готовностью объяснил, что «находится в поездке и не может добраться до Самары». Но, мол, как только доберётся, деньги будут.

—  В общем, мы опять стали ждать, —  вздыхает Наталья. —  Реабилитацию продолжали. Но ситуация была напряжённая… Я очень нервничала, практически не спала. И только ради Егора старалась сохранять спокойствие.

Прошла еще неделя, реабилитация заканчивалась, а денег всё не было.

—  И вот тогда директор реабилитационного центра вызвал меня к себе в кабинет, —  вспоминает Наталья. —  У нас состоялся откровенный разговор. Я честно сказала, что эти 160 тысяч сама смогу выплатить не раньше, чем через два года, так как воспитываю детей одна. Что я готова написать расписку…

—  То есть, в центре предположили, что, возможно, вы стали жертвой обмана?

—  Именно так. К тому времени в реабилитационном центре уже прочитали публикацию на сайте region29.ru, поэтому к нам отнеслись с сочувствием. Директор реабилитационного центра Согомон Артемович оказался замечательным человеком. Он сказал: «За реабилитацию мы не возьмем с вас  ни копейки. Но надо сделать так, чтобы другие мамы больных детей не наступили на те же грабли». Мне предложили там же в кабинете написать заявление в прокуратуру Архангельской области. Я это сделала.

— И 28 июля вы уехали домой в Архангельск?

— Да.  С условием, если деньги не будут переведены до 3 августа, то реабилитационный центр даст ход моему заявлению. Деньги на сегодняшний день не поступили. Сергей Дронов на связь тоже больше не выходил. Последний раз мы общались накануне отъезда из реабилитационного центра. Он сказал, что до 3 августа деньги поступят и, как мне показалось, был очень сердит из-за того, что после публикации в Архангельске прекратился сбор средств.

— Что вы намерены делать дальше?

— Я хочу, чтобы в этой ситуации разобрались правоохранительные органы. Вопрос у меня один: куда исчезли деньги, собранные для Егора?

Этот вопрос интересует и журналистов ИА «Регион 29». Между тем, фотография и анкета Егора по прежнему находится на сайте самарского фонда. Сбор средств продолжается?

P.S. Перед публикацией мы попытались связаться с руководством фонда. Однако телефон руководителя, указанный на сайте, оказался недоступен. Тем не менее мы по-прежнему готовы предоставить представителям фонда возможность высказаться и изложить свою позицию.

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.