Общество
Этажерка смысла, денежная цензура и попкорновая пошлость
1/5

Этажерка смысла, денежная цензура и попкорновая пошлость

02.05.2016 07:18Мария АТРОЩЕНКО
Актёр, режиссёр и сценарист Александр Адабашьян представил в Архангельске свой фильм «Собачий рай»

Виктор Панов открыл «Год кино в театре» по-своему и в своё время. 30 апреля фойе архангельского Молодёжного театра преобразилось в советский кинотеатр с живой музыкой, трещащим без умолку проектором, демонстрирующим легендарное прибытие поезда, и коньяком по 15 рублей. 

В «кинотеатральном» буфете даже аутентичные бутерброды с варёной колбасой стали частью перформанса. Там балом правили товарищи буфетчицы — важные, томные, в передниках поверх выходных платьев. Изобразили колоритных дамочек актрисы театра — Наталья Малевинская и Ольга Халченко.

Фото Артёма КелареваФото Артёма Келарева

Лента-этажерка

Главным гостем вечера был человек, которого Виктор Панов отрекомендовал, как «русского Леонардо да Винчи» — актёр, режиссёр и сценарист Александр Адабашьян. С собой он привёз фильм «Собачий рай», в котором выступил как сценарист и актёр. По его словам, это фильм для семейного просмотра. 

Главный герой — мальчик Митя — в 1953 году возвращается с семьей из ссылки и думает только об одном: как бы к нему «приехал» его пёс Гектор, оставшийся в Магадане. Соседская девочка Таня подсказывает, что надо для Гектора создать идеальные условия: тогда он точно вернётся.

— Эта картина, как этажерка, — пояснил Александр Адабашьян. — Каждый снимает смысл с той полки, до которой дотягивается по своему росту — духовному или возрастному. Для кого-то это просто забавная история про детей и про собаку, для кого-то — серьёзная история взросления детской души, для кого-то — картина о публичном одиночестве огромного количества людей, для кого-то — трагедия семьи.

Есть в фильме и элементы сказки: хотя бы в том, как полицейская собака «прикрыла» Митю и Таню, утащивших в собачий райский уголок множество чужих вещей.

— Ну, не может служебная собака совершить должностное преступление, ешё и подмигнув при этом! — сказал Адабашьян.

Фото Артёма КелареваФото Артёма Келарева

Не искусство кино

Попасть на встречу с Александром Адабашьяном смогли лишь те, кто заранее подготовил вопросы к нему. Так в театре отсеяли случайных зрителей.

Вопросы задавали разные: наивные — было ли что-нибудь мистическое в его жизни после съёмок в «Мастере и Маргарите», — шутливые — пробовал ли он овсянку, которую так упрямо подавал его Бэрримор в «Собаке Баскервиллей», — и весьма глубокие — для чего нужна Россия?

Само собой, заслуженного деятеля искусств России положение обязывало говорить о кино. Тем более, в «Год кино в театре».

По словам актёра, кино вообще — не совсем искусство.

— Оно очень эксцентрично по отношению к выразительным средствам. Если у вас нет помещения для театра, вы можете играть на улице. Если у вас нет красок и кисточек, вы можете рисовать углём на стене или пальцем на песке. Кино — это единственное из искусств, которое без технических средств — способа фиксации — не существует. Братья Люмьер, когда сочиняли кино, видели его не более, чем аттракционом. И сейчас кино, совершив этот круг, к этому возвращается.

Фото Артёма КелареваФото Артёма Келарева

«Экипажу» — да, Голливуду — нет!

О сегодняшней отечественной киноиндустрии Александр Адабашьян высказался довольно прохладно. По его мнению, беда в том, что на смену идеологической цензуре пришла та, что ещё хуже, — денежная:

«У нас была система кинопроизводства, и мы сами её развалили. Нам казалось, что если мы развалим эту систему, то создадим такую, при которой государство будет давать деньги на кино, но нос туда совать не будет. Это наивное представление разрушилось в тот момент, когда мы поняли, что денежная цензура ещё страшнее. Если сейчас режиссёр не хочет исполнять то, что велит продюссер, он тут же вылетает под зад коленом, и на его место приходит другой».

Не обошлось и без критики попкорновых ценностей и американской монополии на российских экранах: среднестатистические зрители понятия не имеют, что существует итальянское, шведское, иранское, китайское кино.

Да и вообще, «миссия Америки — опошлить вселенную», — привёл Адабашьян изречение Чарльза Диккенса. С категоричностью, которая свойственная его давнему коллеге и соавтору Никите Михалкову.

— Единственный критерий, по которому попкорновое искусство определяет успех, — это деньги. Поэтому всё, что не приносит мгновенных денег, плохо. А всё, что приносит, — хорошо. Я думаю, что лет через пять стараниями наших заокеанских партнёров порнография перестанет считаться чем-то непотребным: потому что колоссальные деньги крутятся в этой индустрии. Но пока она задвинута, она не может развернуться в полную силу. Думаю, когда подсчитают, сколько денег уплывает из-за её маргинального положения, найдется способ её оправдать. 

При этом то, что новый «Экипаж» — вполне себе попкорновый фильм! —  собрал в прокате 700 миллионов рублей, Александр Адабашьян оценил положительно.

— Понимаете, если бороться с пошлостью лишь тем, что целомудренно стоять в третьей позиции в белых одеждах, — ничего не выйдет.

Фото Артёма КелареваФото Артёма Келарева

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.