Общество
Любовь по ленд-лизу: театр и музыка объединились в архангельской Кирхе в честь юбилея «Дервиша»
1/14

Любовь по ленд-лизу: театр и музыка объединились в архангельской Кирхе в честь юбилея «Дервиша»

29.08.2021 16:04Мария АТРОЩЕНКО
В Камерном зале Поморской филармонии состоялась премьера музыкально-драматической постановки «Арктические конвои в „Настроении“ Гленна Миллера».

В Камерном зале царит полумрак и стоит серебристая дымка. Как будто зал, как заледеневшие на союзных караванах танки, тоже отогревали паровозным паром в порту Архангельска.

Как рассказал со сцены директор Поморской филармонии и генеральный продюсер проекта Василий Ларионов, музыкально-драматическую постановку к 80-летию прихода в Архангельск союзного конвоя «Дервиш» задумали ещё год назад.

— Для нас Северные конвои — это не просто один из эпизодов Второй мировой войны, — отметил Василий Ларионов. — Это отдельная история, которая очень много говорит про нас, русских, и про окружающий нас мир. Мы должны помнить, что в самые сложные дни войны мы были не одни, у нас были союзники. В двух самых страшных войнах ХХ века Россия и Советский союз воевали не одни. Нашими союзниками были Великобритания, Франция, Соединённые штаты Америки, и эта история — это в том числе посвящение им, нашей боевой дружбе. Потому что боевое братство — это один из самых сильных видов дружб. Мы не должны забывать об этом в нынешнем мире, где много конфликтов, много расколов. Мы должны помнить, что мы были вместе.

Василий Ларионов сказал, что постановки не было бы без документальной книги «Арктические конвои в «Настроении» Гленна Миллера» архангельского историка и краеведа Юрия Барашкова. А сам Юрий Анатольевич, который специально приехал из Франции, добавил, что книга не появилась бы, если б не Гленн Миллер и его композиция In a Mood («В настроении»).

— Я был в гостях у Евгении Фрезер (автор «Дома над Двиной, родившаяся в Архангельске в русско-шотландской семье в начале ХХ века — ред.) в Шотландии, и 8 мая мы в машине с сыном ехали. Он включил радио, и в салоне заиграла музыка Гленна Миллера, — рассказал он. — В тот момент я понял, что эту книгу я обязательно издам! На обратном пути в Лондоне я зашёл в редакцию журнала Royal Navy и обратился к английским ветеранам с письмом: напишите мне, что запомнилось. Я приехала в Архангельск, и пошли письма. 83 письма!

Постановка о союзничестве объединила многие творческие силы — режиссёра Алексея Ермилышева и сценаристку Нину Киселёву, видеохудожника Сергея Жигальцова и художника по свету Максима Надеева, филармонический камерный оркестр под руководством Владимира Онуфриева и биг-бэнд под управлением Георгия Стрелкова. А ещё артистов двух архангельских театров: драматического (Марию Новикову, Марию Степанову, Екатерину Шахову, Вадима Винтилова и Александра Зимина) и молодёжного (Степана и Анастасию Полежаевых, Ирину Булыгину, Филиппа Шкаева, Вячеслава Кривоногова). Зажигательные танцы северных тружениц и британских моряков поставила хореограф Анастасия Змывалова.

Камерный оркестр и биг-бэнд поделили сцену Камерного зала. Они как будто тоже заключили союз во имя мира и музыки. Струнные камерного оркестра как будто олицетворяли русское, а биг-бэнд — западное.

Всё начинается с марша «Прощание славянки» Василия Агапкина. Затем — «Случайный вальс» Марка Фрадкина: пары кружатся в последнем танце, а после мужчины остаются стоять на верхнем ярусе сцены, как на палубе корабля, а девушки машут им снизу, у рампы, как с причала. Отечественная кинохроника сменяется западной, и вот уже Уинстон Черчилль и Франклин Рузвельт обещают поддержку советскому народу — британские и американские моряки читают газеты и собираются в путь.

Под сводами Кирхи разворачиваются настоящие морские бои: прожектора «простреливают» уютный полумрак, как авиамины, ревут сирены и клубится дым. Потом гул стихает, остаётся лишь шум моря. Бурное море, таящее в себе и опасность, и шанс на спасение, словно становится одним из героев постановки.

Моряков, чудом избежавших гибели, встречает Белое море и белый Архангельск. А в порту архангелогородки, труженицы тыла, принимают грузы. Впервые Chattanooga Choo Choo — ну, верно, это же «Поезд на Чаттанугу»! — звучит в трамвае. 

Прямиком из него северянки, на ходу снимая рабочие тулупы, попадают в кинотеатр «Север» и на танцы. А потом — Новый год в Интерклубе! И совсем какая-то другая мирная жизнь с ёлкой и хлопьями снега грезится этим юным девушкам. Снежинки кружатся в видеопроекции под сводами Кирхи — трепетное мгновение мира во время войны.

Во время постановки по книге «Арктические конвои…» вспоминается другая документальная повесть — «Любовь по ленд-лизу» Ольги Голубцовой. В финале северянки провожают своих возлюбленных воинов-союзников, и постановка заканчивается на мажорной ноте. Жестокая расплата, постигшая северянок за дружбу с иностранцами, остаётся за сценой — на которой под звуки двух оркестров пары кружатся в головокружительном танце дружбы и любви. И звучит музыка, которая объединяет страны и поколения.

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.