Общество
«Сирин» — это супергруппа: в Архангельске выступил легендарный ансамбль древнерусской музыки
1/3

«Сирин» — это супергруппа: в Архангельске выступил легендарный ансамбль древнерусской музыки

Мария АТРОЩЕНКО
Ансамбль древнерусской духовной музыки «Сирин» открыл Большой Пасхальный фестиваль Поморской филармонии концертной программой «Новое Небо, новая Земля».

Впервые ансамбль «Сирин», основанный певцом, хормейстером и фольклористом Андреем Которым в 1989 году, выступал в Архангельске почти 30 лет назад. С нашего города, в котором только после ремонта открылась Кирха, коллектив, побывавший потом Китае, США, Бразилии, Ирландии и других странах мира, начал свою гастрольную деятельность.

«Сирин» вернулся в Архангельск с пасхальной программой музыки допетровский эпохи — богослужебных песнопений XVII–XVIII веков, строчного многоголосья и духовных стихов.

— Снова мы в этом замечательном городе Архангельске, — тепло поприветствовал зрителей Андрей Котов. — Я говорю «снова», потому что в 1990 году именно в городе Архангельске, именно в этом зале, состоялись первые гастрольные выступления ансамбля «Сирин». Мы невероятно рады, что мы вновь в этом зале.

Андрей Котов.Андрей Котов.

На сцену Камерного зала вышли семь мужчин и шесть женщин. Они выстроились соотвествующим образом — двумя полукружьями-половинками. Сначала мужские и женские голоса звучали отдельно, а потом половинки слились воедино, создавая музыкальную драматургию концерта и варьируя степень воздействия голосов на слушателей. И хотя концерт прошёл в одном отделении, он всё же условно разделился на две части: первую, посвящённую богослужебным песнопениями, и вторую, в которой звучали духовные стихи. В ней же под аккомпанемент колёсной лиры прозвучала и известная духовная песня «Грешный человече».

Большой Пасхальный фестиваль, на который приехал ансамбль — это часть музыкально-театрального фестиваля «Транзит». И концерт «Сирина» перекинул мостик к театральной части, ведь в составе ансамбля в Архангельск приехал композитор и автор опер (например, «Гвидон» по Даниилу Хармсу) Александр Маноцков. Его опера «Снегурочка» идёт в катакомбах Петрикирхе в Санкт-Петербурге, опера «52» на стихи Льва Рубинштейна — в БДТ имени Товстоногова, «Чаадский» (в постановке Кирилла Серебренникова) — в московском театре «Геликон-опера». Он также сотрудничал с режиссёрами драматического театра — Дмитрием Крымовым, Петром Шерешевским и особенно с Андреем Могучим. В «Грозе» Могучего Александр Маноцков поработал почти как оперный композитор, открывая музыкальность пьесы Островского.

Александр Маноцков — центре.Александр Маноцков — центре.

По словам Александра Маноцкова, он не один в «Сирине» такой разносторонний.

— У рок-музыкантов есть такое понятие «супергруппа»: это когда собрались, не знаю, Эрик Клэптон и другие разные крутые люди… У нас кого ни возьми — абсолютно каждый человек в ансамбле имеет огромный собственный багаж, — сказал Александр Маноцков. — И маленький кусочек этого багажа он вносит в мозаику ансамбля. В том и кайф, что это ансамбль, а не хор. В хоре люди в партии должны округлиться и слиться, обесцветиться и обезличиться. А «Сирин» — это ансамбль, где, наоборот, важно, чтобы произошло соединение на ярком звуких разных ярких личностей. Кто-то преподаёт, у большинства людей есть свои ансамблевые проекты, есть несколько исследователей — музыковедов, историков, расшифровщиков русской духовной музыки, фольклористов, которые объездили всю матушку Россию. Господь так мудро устроил мир, что чем бы человек ни занимался, всё, если он это делает с любовью, делается во славу Божию. Печет он булки, пишет он оперы или шьёт сапоги… Особенно, когда человек поёт. Если человек поёт с радостью, то Богу это угодно. Вне зависимости от жанра, текста и так далее.

Музыка допетровской эпохи в исполнении «Сирина» остаётся живой и звонкой. Как раз потому, что участники ансамбля относятся к ней не как к музейной редкости.

— Когда я пою эту музыку, я её присваиваю себе, я её делаю своей личной, — подчеркнул Андрей Котов. — Я её пою от себя. И она мне важна как актуальная, сегодняшняя. И если ты правильно поёшь, человек наряду с тобой присваивает это проивзедение себе.

Андрей Котов — слева.Андрей Котов — слева.

— Некоторые так исполняют, что как будто повисает транспарант вешают: «Вот так пели», — добавил Александр Маноцков. — И сразу вместо того, чтобы ты участвовал в происходящем, тебя делают свидетелем, человеком на экскурсии: «Руками не трогать!». Посмотрите, как было. Но раз оно было — значит, сейчас уже нет. Значит, оно умерло. А мы-то живые люди. Нам просто музыка эта страшно нравится. 

По словам композитора, ничего подобного русскому строчному и демественному многоголосью в современной музыке нет.

— Это авангард, авангардище, никто ничего круче и современнее не выдумал, — пояснил Александр Маноцков. — Это очень свежая, ярко звучащая вещь. И когда мы это поём, публика вздрагивает и просыпается. Когда это поёшь, испытываешь не только интеллектуальный кайф, а чисто физиологический. Потому что ты весь звенишь как колокол, в который ударили.

Не исключено, что Александр Маноцков ещё вернётся в Архангельск. А выхода Андрея Котова на сцену Камерного зала точно долго ждать не придётся. 7 мая он вместе с этническим музыкантом-инструменталистом Сергеем Старостиным и джаз-контрабасистом Владимиром Волковым представит программу «Душеполезные песни на каждый день». Одноимённый альбом очень понравился Борису Гребенщикову. А далее в программе Большого Пасхального фестиваля будет ещё много интересного.

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.