Общество
Лесная братва: Архангельский молодёжный театр сыграл дерзкую сказку про ограбление
1/33

Лесная братва: Архангельский молодёжный театр сыграл дерзкую сказку про ограбление

Мария АТРОЩЕНКО
Авантюрный детский спектакль «Мистер Фокс» режиссёра Филиппа Шкаева, криминальный боевик с рейтингом «6+», «пановцы» выпустили на старте новогодней кампании и будут играть все каникулы.

Главный герой театральной сказки, вдохновлённой «Изумительным мистером Лисом» Роальда Даля, мультфильмом Уэса Андерсона и другими историями о хитрецах лисах, — мистер Фокс (Вячеслав Кривоногов). Он, конечно же, лис. В прошлом — воришка, гроза всех кур и фермеров, — он обещает жене, миссис Лис (Мария Гирс), завязать с криминалом и остепениться. Но сколько лиса капустой и магазинской курятиной не корми, он всё равно в курятник смотрит. И вместе с другом барсуком (Антон Чистяков) планирует набег на кладовую трёх богатейших фермеров.

Над сценой висит огромная белая луна, на которую неслышно воет сторожевой пёс. Немецкая овчарка — значит, Шульц. Кругляш луны то и дело становится экраном. Справа — барабанная установка, за которой сидит птичка Анастасия Хуртай в мужском фраке. Слева — приманка для лис — клетка с курочкой на верёвочке.

В центре сцены режиссёр, он же художник спектакля Филипп Шкаев, разместил чудо инженерной мысли — поворотный земляной куб, похожий на собранный кубик Рубика. Поворачиваясь, он переносит действие в разные локации. В одной его грани как будто вырыта уютная лисья норка с кухонным столом, радиоприёмником и семейным портретом Фоксов — мистера, миссис и малыша. На другой — амбарная дверь, за которой скрываются фермерские запасы кур, индюшек и сидра.

Артисты перевоплощаются в зверюшек очень условно, надевая карнавальные маски-мордочки, как на советском утреннике, как в «Ну, погоди!»: это очень театральный приём. Ирония заключается в том, что грабители банков в кино такие тоже часто надевают. При этом, вот парадокс: отправляясь на дело, лис и барсук решают замаскироваться и поворачивают маски на затылок, открывая лицо.

Одеты же звери по человечьи и очень стильно: кто носит «дедушкин кардиган» и пижамные штанцы (барсук), кто кожаные брючки и ботиночки на каблуке (крыс), кто, очень по-хипстерски, — пиджак со спортивными штанами (крот). Один только лисёнок (Екатерина Королёва) — одет лисом практически полностью: он носит рыжую плюшевую пижаму.

Молодые и заслуженные «пановцы» в образах зверей очень обаятельны. Лис Вячеслава Кривоногова разрывается сразу и между охотничьим инстинктом и здравым смыслом, и между авантюрной натурой и ответственным отцовством. «Я хищник!», — говорит он. А жена парирует: «Ты ещё и муж!». Сама же мама лиса Марии Гирс скора и на расправу, и на милость. То злится на муженька: «Да я ему хвост оторву!», то плачет и обещает любить и без хвоста. Лис-младший Катерины Королёвой на своей шкуре показывает, что любой недотёпа может стать героем. А папа преподаёт ему важный урок: что и без хвоста лис остаётся лисом.

Плохие парни в спектакле тоже на высоте, а как иначе, когда за дело берутся заслуженный артист России Илья Глущенко, Максим Дуплик и Евгений Шкаев? Фермер Дуплика — чистый хипстер, фермер Шкаева-старшего — этакий скаут-переросток в бобровой шапке, словно вышедший из «Королевства полной луны» того же Андерсона, а уж фермер Глущенко — настоящий живодёр в целлофановом балахоне и шапочке для бассейна. Их прихвостень — шепелявый стиляга-коллаборационист Крыс (Александр Берестень) — и гнусен, и очарователен одновременно.

В «Мистере Фоксе» Филиппа Шкаева есть что-то от Тарантино. И речь даже не о весёлой жестокости, хотя некоторая зубастость отчасти, пусть и адаптированная под детское восприятие, тоже присутствует. Пускаясь в погоню за воришками, фермеры выходят на тропу войны с целым арсеналом автоматов. Пулемётной очередью в спектакле работает барабанное соло, которое выдаёт Анастасия Хуртай, сидящая за установкой. Боевикового нерва постановке добавляет резкий стробоскоповый свет с красными отблесками. 

Но что сильнее ещё сильнее напоминает в постановке о Тарантино, так это неудержимый постмодернизм, замес на американской поп-культуре и синефильский характер. Спектакль пестрит отсылками к кинематографу: от фильмов про ограбления наподобие «Одиннадцати друзей Оушена» (формула hit steel run — «бей, кради, беги» — даже закреплена в жанровом определении) до элементов мокьюментари, как в картинах типа «Ведьмы из Блэр».

Привет американскому югу передают бобр и крот (заслуженные артистки России, между прочим, Наталья Малевинская и Яна Панова). Бобр — простой работяга, старожил: свой век он отмеряет по именам президентов, при которых строил плотины (даже Байдена вворачивает — Филипп Шкаев, видимо, даже в детском спектакле не остался в стороне от актуальной повестки), в его представлении, наверное, вся Америка держится на плотинах. Крот, который говорит с кавказским акцентом, но при этом поёт зверский блюз (откуда-то с берегов Миссисипи, надо полагать) — не менее колоритный персонаж.

Финал спектакля намекает на то, что природу не обманешь. Для лиса всё встаёт на свои места, когда он вновь возвращается к охоте и хитростям, оставаясь при этом отцом, мужем и верным другом. А лесная братва доказывает, что победить людей можно только силой зверской дружбы.

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.