Общество
На Красную пристань Архангельска высадились деревянные Седов, матросы и снежные псы
1/6

На Красную пристань Архангельска высадились деревянные Седов, матросы и снежные псы

20.10.2020 15:10Мария АТРОЩЕНКО
Арт-бригада «Сборная Тайболы» монтирует неподалёку от морского музея скульптурную композицию, посвящённую легендарной экспедиции на Северный Полюс.

Команда северодвинских мастеров продолжает реализацию масштабного проекта на Красной пристани. Вслед за фонарщиком и «Окном в Арктику», появившимися на набережной пару недель назад, устанавливают целую скульптурную многофигурную… экспедицию, то есть, композицию. 

Как и фонарщик, все фигуры выполнены из дерева. Сам полярный исследователь, старший лейтенант в парадном белом кителе, ещё только ждёт установки, а пока что лежит на боку без одной кисти. Она находится на голове у крупного вожака стаи ездовых собак, сидящего по стойке смирно. Наверное, это Фрам, который, по одной из версий, не захотел покидать могилу хозяина и так и погиб от тоски по нему.

Остальные собаки стоят на четырёх лапах и как бы поводят в нетерпении мокрыми носами по морозному воздуху. Только один снежный пёс лежит, свернувшись калачиком — как пончик, покрытый сахарной пудрой. 

Рядом сидят матросы Линник и Пустошный, отправившиеся с Седовым на Северный Полюс.

— В этой скульптурной композиции отражена экспедиция Георгия Седова — это достаточно драматическая история, — отмечает автор проекта, художник Александр Менухов. — Я задумывал её в этаком наивном стиле, в традиции деревянной скульптуры Русского Севера. Я специально хотел сделать их такими наивными, не академическими. В таком стиле расписывали прялки. Существовала традиция деревянной скульптуры в церквях. Она тоже была отчасти наивная, утрированная, с искажёнными пропорциями. Плюс мне хотелось, чтобы они напоминали детские игрушки в увеличенном масштабе. Это уже ближе к современному искусству. Экспедиция, с одной стороны, была очень серьёзной, но, с другой стороны, она была плохо подготовлена: часть команды ушла в самом начале, вместо арктических лаек продали архангельских дворняг. Это, конечно, моё субъективное мнение. 

Александр Менухов.

Александр Менухов соединил амбициозный старт экспедиции и её трагическое загадочное окончание.

— Седов изображён нарядным, как он уходил, но рядом с ним — матросы, которые сопровождали его в последнем походе, когда его на санях уже повезли, — пояснил художник. — Получилось совмещение начала и конца пути.

Снежных псов вырезала пинежанка Алёна Валькова, автор китового хвоста и других скульптур из ветвей ивы для фестиваля «Тайбола». Для этого она специально приезжала из Пинеги в ягринскую мастерскую «Сборной».

— Надеемся её чаще привлекать к другим проектам, — отметил Александр. — Тем более, когда в Европу выезжаешь, там соблюдение гендерного баланса обязательно: если женщина есть в команде, это приветствуется.

Сосна, из которой выполнены скульптуры, обработана специальной пропиткой, которая должна будет защитить объекты паблик-арта от непогоды. Скульптуры выполнили не из цельных брёвен, а из брусков древесины.

Важная часть скульптурной композиции — подлинный деревянный карбас. 

— Это была детективная история — поиск аутентичной лодки, которая была бы не совсем убита, — рассказал руководитель «Сборной Тайболы» Илья Кузубов. — Благодаря большому количеству неравнодушных людей — Вадиму Ермолину, Алексею Климову, Роману Машенькину, Виктору Коржавину и многим другим, — мы отыскали настоящий карбас с медными заклёпками. Возможно, он 1960-х годов выпуска.

Илья Кузубов.Илья Кузубов.

Сейчас на Красной пристани трудятся шесть человек.

— Игорь Фролов — наш оператор и электрик, подсветка на нём, — перечислил Илья Кузубов. — Михаил Шунин — наш второй художник-строитель, Алексей Маклаков — наше сердце и пламенный мотор, человек, который все 2D эскизы переводит в 3D. Алексей Пономарёв — наш строитель и помощник, координатор одной из локаций фестиваля «Тайбола».

Может показаться, что проект близится к завершению, но, на самом деле, он только вышел на экватор. Будут ещё арт-объекты.

— Напротив Гостиных дворов откроется фотосалон Якова Лейцингера, великого градоначальника и фотографа, — рассказал Илья Кузубов. — На эскизе там семья — папа, мама, ребёнок и сам фотограф, и ещё большая фоторамка. У нас была мысль сделать фотозону, такой деревянный инстаграм. А ещё будут рабочие начала XX века на пристани — мужики, которые занимаются тяжёлым физическим трудом, примерно как мы сейчас. 

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.