Общество
Когда в Арктике исчезнет лёд? Прогнозы экспертов

Когда в Арктике исчезнет лёд? Прогнозы экспертов

06.03.2020 09:03Журнал «Территория развития»
Климатолог Алексей Кокорин — о белых медведях в подъездах и последствиях глобального потепления в Арктике

В ноябре 2019 года Архангельск посетил ведущий российский климатолог, руководитель программы «Климат и энергетика» Всемирного фонда дикой природы, лауреат Нобелевской премии мира, кандидат физико-математических наук Алексей Кокорин. Выдающийся учёный принял участие в открытой дискуссии «Пока не растаял лёд» и рассказал «Территории развития», как изменение климата влияет на арктические экосистемы.

— Алексей Олегович, одним из громких событий 2019 года в Архангельской области стал приход белых медведей в посёлок Белушья губа на Новой земле, когда хищники заходили даже в подъезд жилого дома. Изменения климата имеют к этому отношение?

— Безусловно. Эта проблема докатилась до Архангельской области только сейчас, но уже более десяти лет подобные явления наблюдаются на Чукотке. WWF даже пришлось учредить проект под названием «Медвежий патруль». Он объединяет людей, знающих, как отогнать медведя, имеющих для этого необходимые технические средства и, более того, обязанных это сделать. Когда на Чукотке появляется медведь, об этом сразу предупреждают собаки, там они есть у всех.

Такое поведение белых медведей связано с тем, что арктической весной — в разных местах по‑разному, и на Новой земле это может оказаться другое время года, — лёд уходит очень быстро. И, как следствие, с кромки льда уходят тюлени — главная пища белого медведя. Медведи не успевают к этому приспособиться и остаются на берегу, где ото льда их могут отделять даже сотни километров.

— То есть они попросту остаются без кормовой базы?

— Конечно, им есть чем питаться — есть моржи. Но легче пойти на помойки, поохотиться на собак, а то и на человека. Поэтому они стали появляться там, где раньше их можно было увидеть очень редко.

Постепенно это волна ухода льда докатывается и до внутренних районов Арктики, даже до Таймыра, а с Запада — до Новой Земли. В Ненецком автономном округе тоже стали гораздо чаще замечать медведей.

С западной стороны Новой земли, со стороны Баренцева моря, как правило, есть узкая полоска льда, где довольно много тюленей и прочей живности. Но льда там становится всё меньше и он всё более нестабилен — то он есть, то его нет. И прошлой зимой, когда эта полоска льда исчезла, медведи оказались на скалистом берегу, где охотиться совершенно не на кого, моржей нет вообще. И более 50 белых медведей появились в посёлке Белушья губа. Хорошо, что потом лёд появился снова, а вместе с ним — тюлени. И медведи смогли благополучно уйти.

Сейчас, похоже, ситуация повторяется. И прогноз говорит о том, что такие ситуации будут возникать всё чаще и чаще. Это вполне объясняется трендом на изменение климата. Наверное, начиная с какого‑то момента медведей там не будет вообще — они все уйдут на Север, поскольку льда на западном побережье Новой Земли не будет. Но специалисты Главной геофизической обсерватории подчёркивают, что эта тенденция не означает, что в какие‑то годы не станет особо холодных температур. Это означает, что сейчас мы должны научиться жить в условиях, при которых рядом с человеком могут появиться медведи. В том числе и на Новой земле. И это, видимо, будет случаться всё чаще и чаще. Потом, может быть, по мере ухода льда медведей не будет вообще. Но они будут вдруг неожиданно появляться, когда никто не будет их ждать.

— А откуда же они придут?

— Предположим, что через 20–30 лет у нас лёд будет только в один-два года из десяти, и мы восемь лет будем спокойно жить, думая, что медведи ушли и не вернутся. Но в какой‑то момент они появятся, причём в очень больших количествах. Потом их снова не будет, потом они снова вернутся. Готовиться к таким ситуациям надо и нужно иметь соответствующее оснащение. И WWF работает над созданием звуковой пушки, чтобы звуком отпугивать медведей. Не должно быть никаких пищевых отходов: помойки должны быть чистыми от всего съедобного. Тогда, наверное, медведь, а это животное вполне умное, поймёт, что идти к людям бесполезно, и пойдёт вслед за тюленями к Северному полюсу.

— В последнее время в сети часто можно встретить фото и видео истощённых белых медведей. Они становятся своеобразной метафорой того, как человечество убивает планету. Миллионы лет назад глобальная экологическая катастрофа привела к гибели динозавров, но сегодня это мало кого волнует. Зато сегодня изменение климата привлекает внимание многих неравнодушных людей.

— В масштабе геологического времени, в масштабе динозавров то, что происходит сейчас — это полная ерунда. Но мы живём здесь и сейчас, и нам необходимо понять, как к происходящему адаптироваться. И поскольку ясна степень влияния человека на изменение климата, то понятно и то, как сделать так, чтобы воздействие на природу было минимальным, не катастрофическим. Да, возможно, в этих условиях количество белых медведей на 500 или на тысячу лет сократится, но важно, чтобы они не исчезли вовсе. Климатические сценарии, которые актуальны сейчас, говорят, что они не исчезнут, но им придётся тяжело. И от нас тоже зависит — насколько.

— А как всей Арктике придётся? Вы говорили о том, что десятилетия целых островных территорий буквально сочтены.

— Здесь такой ситуации нет. Береговая эрозия в Арктике очень сильна, известны случаи, когда береговые станции просто падали в воду. Но столь катастрофических явлений, как в тропиках, в Арктике не видно. Очень важно, как мы будем поступать в существующих условиях. Лёд, конечно, будет слабеть. Начиная с какого‑то момента, может, с 2050‑х или с 2080‑х льда летом в Арктике не будет вообще.

Далеко не вся Арктика населена моржами и белыми медведями, очень богата фауна Земли Франца-Иосифа и определённых частей Новой Земли. Наиболее богатые с точки зрения природы участки необходимо сохранить. Надо, чтобы суда пошли в обход Земли Франца-Иосифа, Северной Земли, Великой Сибирской полыньи к востоку от Таймыра, Новосибирских островов. От нас очень многое зависит. От всего человечества зависит, какой будет сценарий — потеплеет ли в Арктике на пять или на десять градусов. А от нас, северных жителей, в частности, зависит, как мы в этих условиях будем охранять природу и своё здоровье тоже.

— Архангельская область — тоже часть Арктики. Какие перспективы изменение климата сулит ей? На дискуссии прозвучало — будут и в Поморье однажды расти ананасы. Неужели это возможно?

— Думаю, нет. Количество заморозков уменьшается, но, во‑первых, это очень медленный процесс. А, во‑вторых, уменьшение их количества не означает их отсутствия. Более теплолюбивые сорта растений выращивать можно, но нужно грамотно оценивать риск их замерзания. И если, наверное, вишня или слива ещё в пределах досягаемости, то ананасы, конечно, нет. Это, скорее, анекдот. Да и питаемся‑то мы не ананасами и даже не вишнями. Нам нужна картошка и капуста. И тут важно, чтобы те насекомые, которые идут с юга, не уничтожили те культуры, которые нужны нам.

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.