Общество
Без актёров, но с нерпой и маньяком: Север заговорит на 19 голосов на морвокзале Архангельска
1/14

Без актёров, но с нерпой и маньяком: Север заговорит на 19 голосов на морвокзале Архангельска

17.02.2020 19:38Мария АТРОЩЕНКО
Спектакль-инсталляция. Спектакль-исследование. Спектакль-среда. Всё это о «Севере», премьера которого состоится 22 и 23 февраля на архангельском МРВ.

Беспецедентный для Архангельского молодёжного театра и Архангельска вообще спектакль создают режиссёр Сергей Чехов, художница Анастасия Юдина и саунд-дизайнер Владимир Бочаров.

17 февраля Сергей Чехов устроил журналистам небольшую экскурсию по вокзалу, становящемуся порталом в мифы Севера, чтобы рассказать, как устроен спектакль.

— Я не знаю, что это и как это, я просто знаю, что работают два человека, или, как Тарковский говорил, — явления — Сергей Чехов и Анастасия Юдина, — заявил худрук Молодёжного театра Виктор Панов. — Я так полагаю, что в Архангельске, если не в стране, это впервые. Не могу не сказать о состоянии этого здания. Я был художественным руководителем клуба «Маяк», мы здесь с Владимиром Лойтером сделали много телевизионных передач, они назывались «От шести до полуночи». Здесь были шикарные танцы, здесь было кино… Отобрали его у малого бизнеса, а вопрос — зачем? И то, что оно в таком запущенном состоянии, говорит о полной бесхозяйственности людей во власти, об их полном непонимании значения этого места. Это значение определили вот эти вот ребята. 

Виктор Панов.Виктор Панов.

«Север» — это спектакль без актёров, зато с 30 локациями, десятью мини-проекторами, 30 bluetooth-колонками и 19 псевдодокументальными интервью с героями Севера от XVI до XXI века. 

— Это, действительно, спектакль без актёров, — пояснил Сергей Чехов. — Актёры участвовали в создании контента. Вместе с ними мы записали 19 псевдодокументальных интервью с людьми, которые у нас ассоциируются с северным мифом. Каждый получил по персонажу и провёл своё собственное исследование. А после дал мне интервью от лица своего героя. Ломоносова у нас не будет, кстати.

Зато будут полярный исследователь Георгий Седов, святой отрок Артемий Веркольский, поражённый молнией, монахиня Валентина Шангина, растерзанная красноармейцами, парфюмер Эрнест Бо, заведовавший лагерем военопленных на Мудьюге, строитель бань на набережной Яков Макаров, поэт и революционер Фёдор Чумбаров-Лучинский, серийный убийца Владимир Третьяков и другие легендарные личности.

На вопрос, как маньяк попал в число «выдающихся», Сергей Чехов ответил, что для него Третьяков такой же герой, как и все остальные.

— Друзья, герой это не Супермен, — подчеркнул Сергей Чехов. — Он вообще не обязательно победитель или спаситель, он может быть вообще сволочью редкостной. Я имею в виду «Герой» как функциональная единица в структуре мифа. В этом контексте Третьяков вполне себе герой мифа. Ну, скажем, Эдипа тогда тоже очень странно назвать героем: он убил своего отца, переспал с матерью, а потом выколол себе глаза, у него тоже не без перверсий. И если разбираться в судьбе Третьякова, там всё очень странно и любопытно. Вспомним, что он был ударником труда, входил в народную дружину и помогал ловить хулиганов. Судя по всему, он был действительно обаятельным. И, возможно, если бы не то, что он в итоге сделал, не его семь жертв, его можно было бы счесть интересным человеком.

Сергей Чехов.Сергей Чехов.

При этом, в спектакле вообще нет цели кого-либо оправдать или осудить. Создатели с одинаковым любопытством вглядываются в фигуры маньяка и знаменитого полярного исследователя.

— Седов — а чем не маньяк? — добавил Сергей Чехов. — Уже понятно, что у тебя цинга, обморожение, не пройдёшь ты две тысячи километров от Земли Франца Иосифа до Северного полюса на собаках. Но ты берёшь с собой двух матросов и начинаешь двигаться в эту сторону. Ну, понятно же, что умрёшь! Вполне себе такой же маньяк, просто в другой зоне.

У конкретных личностей хотя бы биографии есть: актёрам было, от чего оттолкнуться. А актрисе Дарье Тюриковой пришлось идти буквально «туда, не знаю, куда».

— Мне достался собирательный образ — помор из деревни Золотица на берегах Белого моря, который в XVII веке ходил на Мангазею, примерно 49 лет оттуда тайком возил пушнину, — рассказала она. — У некоторых были, по крайней мере, персонажи, у которых известны и жизнь, и детство, и мечты. А у меня такого человека, чьё существование документально подтверждено, не было. Были какие-то фамилии, но историй не было. Был такой человек? Был? Ходил на Мангазею? Ходил. А из какой он семьи, где и когда родился, какие у него мечты были детские, — об этом нигде не написано, поэтому всё приходилось сочинять самой. Но я коренная поморка, сама из Золотицы, поэтому мне было достаточно легко. Пришлось, конечно, и почитать. Надо было понять, как могли звать его мать, сестёр, жену? Про мужские имена известно много, потому что поморы были мореходы, первооткрыватели. А насчёт женских имён пришлось покопать.

Дарья Тюрикова.Дарья Тюрикова.

Каждый из героев получит свою собственную комнатушку, угол или закуток в цокольном этаже этаже МРВ, где «его» голос сможет прозвучать. Тот же Третьяков, например, — холодильник. К финалу (а он наступит тогда, когда захочется) зритель, наслушавшись, выйдет в «зону пустоты» — холл, в котором стоит скелет 15-метрового ископаемого.

— Это мифеская огромная нерпа, которая жила здесь после динозавров, — на полном серьёзе пояснил Сергей Чехов. — Это ещё не самая большая особь, бывали и побольше. С нерпой же очень многое в Архангельске связано, нерпа ведь действительно в своём роде мифическое животное, спасавшее от голода и холода.

Маша Богораз.Маша Богораз.

Внушительную скульптуру из папье-маше создаёт художница Маша Богораз из Ростова-на-Дону, с которой Чехов в четвёртый раз работает вместе. По его словам, совсем неважно, кто именно придумал нерпу.

— Мы всё меньше начинаем разделять позиции «режиссёр», «художник», «композитор», — пояснил Сергей Чехов. — Мы собираемся и сочиняем всё вместе. Кто-то из нас сказал, что это должно быть ископаемое, кто-то сказал, что это должна быть нерпа. Хочется убежать от этого архаичного вертикального режиссёрского театра, в котором режиссёр самый главный и все должны слушаться. Я не очень себя таким человеком мыслю, мне становится как-то странно, когда выстраивается такого рода коммуникация и иерархия. И речь ведь не про анархию. Не про дерево, а про грибницу, про сеть, в которой мы все вместе, взаимодействуя, начинаем создавать даже не объекты, а какие-то события и среду.

С учётом планов по модернизации МРВ, у спектакля явно будет ограниченное время жизни. 

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.