Общество
Самый русский город Норвегии: Киркенес не заграница?
1/8

Самый русский город Норвегии: Киркенес не заграница?

16.09.2019 10:50
Корреспондент «Регион 29» оказался в самом близком к России городе Норвегии, познакомился с его жителями, мэром и посетил выборы.

Норвежский Киркенес находится всего в нескольких километрах от российско-норвежской границы. Это маленький городок примерно на 4 000 жителей за Полярным кругом. В российских реалиях мы бы назвали его небольшим районным центром с градообразующим предприятием — верфью и богатой историей, связанной с железнорудной добычей.

Наш рассказ о том, как живёт многонациональное норвежское «село», что общего у него с российским райцентром и почему на его улицах так часто слышна русская речь.

Что такое Киркенес?

Киркенес — промышленный город. Долгое время тут жили горняки. В какой-то момент шахты и карьеры закрыли. Зато развилась верфь, город стал дальней точкой для многих круизных судов, да и самым далёким городом всей Норвегии. В общем, у этого места есть много причин быть точкой притяжения как людей из Норвегии и Европы, так и с Востока: тут на улицах можно запросто встретить мурманчан, которые приехали «пробить визу», или, например, беженцев из Сирии (их немного).

В городе несколько церквей: самая большая лютеранская, есть православный приход и церковь адвентистов. Весь необходимый социальный сектор тоже есть: больница, пожарные, полиция, музей, дом престарелых, детские сады, школа, бассейн, школа искусств, культурная тусовка, бары, отели, большое количество магазинов (сюда едут со всего района и из российского приграничья за покупками) и библиотека, которая в северо-норвежских реалиях не склад книг, а центр притяжения людей с активной жизненной позицией.

Фото Алексея Минина.Фото Алексея Минина.

Уклад жизни

Киркенес — это спокойный городок, образец малоэтажной тихой европейской провинции. Автомобили на немагистральных улицах редки, здесь даже нет дорожных знаков на большинстве перекрёстков, выяснять очерёдность проезда обычно некому. Одно-двух-этажные дома в центре могут  смениться как «замками» на пару семей высоко на скалах, так и типовым двухэтажным социальным жильём. Размеренную жизнь время от времени встряхивает какой-нибудь фестиваль, разного рода всегосударственные праздники и активности (как выборы) или споры по бытовым вопросам. Самые активные отдаются увлечениям: от волонтёрства в доме престарелых до спорта (как вам турнир в трёхсторонний футбол?) и поисковой деятельности. 

Но город нельзя назвать замершим. Жизнь идёт, здесь разделяют мусор, ездят на моноколесе, к появляющемуся стрит-арту относятся с пониманием, спорят о цвете стен новой школы, переходят на зелёную энергетику, учат китайский и русский языки.

Дороги позволяют пользоваться моноколесом. Фото Алексея Минина.Дороги позволяют пользоваться моноколесом. Фото Алексея Минина.

Русская речь

Близость к России безусловно влияет на жизнь города. Русское влияние крайне вплетено в уклад жизни города. Настолько, что порой жители южного столичного Осло считают его едва ли не более русским, чем норвежским. Сейчас разберёмся, почему.

Сюда приезжают за интересными покупками жители городов с той стороны границы. Жители нескольких населённых пунктов, находящихся в 50-километровой зоне имеют облегчённые условия пересечения границы. У них есть пропуск и при условии соблюдения таможенных норм они имеют право ездить на норвежский Север едва ли не ежедневно. Не редка и обратная ситуация: европейцы едут в Россию за дешёвым бензином и почему-то тоже за едой, а кто-то просто поглазеть на то, как живёт российская глубинка. Кстати, ситуация с едой — не присказка, какое-то время быстрее и проще было приобрести продукты и готовые блюда азиатской кухни в 40-тысячном Никеле, нежели в Норвегии, и любители суши после работы отправлялись в российское приграничье за любимым лакомством.

Но русская речь витает над городом не из-за туристов (для туристов есть некоторые вывески на магазинах на русском), в городе живёт примерно 400 человек русскоязычного населения, приехавшее сюда в несколько волн.

Русский сектор муниципальной библиотеки. Фото Алексея Минина.Русский сектор муниципальной библиотеки. Фото Алексея Минина.

Первая — историческая. В конце Второй Мировой войны советские воины-освободители берегов Норвегии от фашистских захватчиков задержались тут по разным причинам. Тогда норвежцы не препятствовали такому повороту событий. После окончания войны войска были выведены, но «русский след» остался. Вторая волна — это послеперестроечный приток русских жён. Сегодня у них выросли двуязычные дети, которые отлично вписываются в рабочий ритм приграничного города. В данный момент идёт третья волна, молодые и активные уникальные специалисты едут сюда, чтобы развивать свои представления о мире, культуре, бизнесе и северном хозяйствовании.

Как результат такого обрусения норвежской провинции - в городе работает двуязычная библиотека, функционирует православный приход, на школьной спортплощадке дети поддерживают друг друга криками «Давай, братан!», в порту швартуются российские суда, на стапелях местной верфи стоит траулер с русским названием, а администратор ресторана и официанты запросто переходят на русский в случаях, когда требуется решить рабочий вопрос между собой.

Фото Алексея Минина.Фото Алексея Минина.

Столичный Осло порой с некоторым подозрением относится к такой дружбе народов. Где ещё жители столь трепетно оберегают памятник советским воинам-освободителям? Доходит до того, что жителям города иногда отказывают в приёме на военную службу в норвежскую армию! Но после острых вопросов на самом высоком уровне ситуация с этим вопросом немного изменилась.

Продолжение следует.

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.