Общество
«Ворона — моя любовь!»: актриса из Архангельска сыграла в спектакле о Пиросмани в Большом театре кукол

«Ворона — моя любовь!»: актриса из Архангельска сыграла в спектакле о Пиросмани в Большом театре кукол

Мария АТРОЩЕНКО
В конце августа в Санкт-Петербурге прошла лаборатория для молодых режиссёров по новой детской литературе «БТК-ЛАБ».

Её петербургский Большой театр кукол проводит уже третий год подряд совместно с издательствами, печатающими современную детскую и подростковую литературы. Издательства отбирают тексты, а театр — молодых режиссёров, перед которыми ставится задача — поставить по ним эскизы спектаклей.

В этом году тему лаборатории обозначили как «Персона» («Жизнь замечательных людей»), поэтому в основу взяли новые книги об известных на весь мир людях — Корнее Чуковском, Пабло Пикассо, Фёдоре Конюхове, Руале Амундсене, Юрии Гагарине, Фриде Кало и Астрид Лингрен.

Единственной иногородней актрисой, приглашённой в проект, стала Елена Антушева из Архангельского театра кукол.

— Я всегда мечтала в БТК каким-то образом посуществовать в рабочем формате, — рассказала она «Региону 29». — Это один из моих любимых театров — самый продвинутый, шикарный, где творятся самые интересные вещи в театре кукол. Там потрясающе, там собрано всё самое инновационное — работа с каким-то необычными куклами, с тканью, с фактурой, с острым материалом…

Фото Андрея Сухинина.Фото Андрея Сухинина.

По мнению Елены, «БТК-ЛАБ» — это проект всероссийского культурного значения.

— Люди сегодня хотят узнавать о других людях и примерять их опыт на себя не через книги и фильмы, а в каком-то живом формате. И БТК на эту потребность отзывается, — объяснила она. — Театр открыт для всех — для режиссёров драмы и кукол, из столиц и регионов. Обычно молодому режиссёру довольно сложно попасть в какой-то театр, потому что доверяют обычно знаменитым именам. А у молодых очень много всяких идей и много любви к новому материалу. И БТК даёт им все возможности для реализации.

Фото Андрея Сухинина.Фото Андрея Сухинина.

Елена Антушева приняла участие в эскизе художественного руководителя театра кукол «Гулливер» в Кургане Дмитрия Шишанова. Он чуть менее, нежели остальные, концентрировался на конкретной личности. Изначально режиссёр, перенося на сцену книгу Давида Кали «Мой дом», увидел в своём герое просто Художника. Но затем тот всё же обрёл индивидуальность — стал походить сначала на Шагала, потом на Пиросмани.

— Как говорит наш режиссёр Дмитрий Шишанов, художник живёт в каждом человеке и в каждом проживает свой путь, — сказала архангелогородка. — Поэтому изначально нам хотелось сделать историю про каждого человека, а не замыкаться на одной персоне. Но поскольку тема лаборатории — «Персона», — нужно было хотя бы за отправную точку взять личность. И, да, сначала это был Шагал, но потом совершенно неожиданно получился Пиросмани. Его история с розами, которые он купил, продав лавку и всё, что у него было, — универсальна для всех людей. Один раз в спектакле у нас упоминаются эти розы, и только по этому намёку и можно понять, что это Пиросмани. Но впрямую об этом нигде не говорится. В спектакле вообще нет нарратива кроме того коротенького диалога. Художник у нас — кукла-марионетка, и с ней замечательно работал артист питерского театра «КУКФО» Кирилл Смирнов.

Лаборатория объединила режиссёров драмы и режиссёров-кукольников, и в результате получилось восемь очень разноплановых работ.

— Было интересно смотреть, как работают другие ребята, — рассказала Елена. — У всех были свои приёмы, своя репетиционная точка. Кто-то репетировал на лестнице, кто-то — в фойе, кто-то — в буфете, а мы — на большой сцене. Там было очень темно, и у нас родилась история с фонарями, с лучами.

Фото Андрея Сухинина.Фото Андрея Сухинина.

По словам Елены, для неё это была абсолютно новая работа — как с куклой, так и в живом плане.

— Работа с куклой была филигранная, — рассказала она, — на тончайших движениях — как будто что-то дрогнуло, замерло, — просто на вздохах, полутонах. Ворона из спектакля — это просто моя любовь! Мы на этой вороне работали вдвоём с актрисой БТК Алёной Беловой: она работала ногами, я — клювом. Хотелось передать ощущение беззащитности, повреждённости, поиска безопасного места. И в конце, когда они с Художником всё-таки встречаются, и она с большим страхом приносит ему ягодку, — для меня это был очень сильный и важный момент.

Фото Андрея Сухинина.Фото Андрея Сухинина.

Но основным действующим лицом в постановке всё же была атмосфера.

— В этом спектакле я как никогда чувствовала ансамбль, партнёрство, ощущение, что каждую секунду твоего пребывания на сцене ты должен не спугнуть эту атмосферу, — поделилась Елена. — Потому что если где-то хрустнет веточка, выпадет фонарик или на миллиметр высветит не то, что нужно, атмосфера просто разрушится. Поэтому весь спектакль прошёл на высочайшем напряжении и осознании того, что делаешь.

Фото Андрея Сухинина.Фото Андрея Сухинина.

Архангелогородка попробовала совершенно новый для себя способ актёрского существования. И сыграла в своеобразной «любовной сцене» — такой же трепетной и ненавязчивой, как и вся постановка.

— От нас с моим партнёром Романом Дадаевым не требовалось никакой игры — не нужно было изображать кого-то, придумывать, кто мы, откуда, — нужно было просто передать атмосферу любви, которая рождается между людьми, почувствовать её и делать то, что хочется в ней, — пояснила Елена. — Это было просто проявление атмосферы любви, которая на миг пробуждает картины художника к жизни, а потом снова уводит в небытие.

Фото Андрея Сухинина.Фото Андрея Сухинина.

Участницу лаборатории очень впечатлили работы коллег. Особенно пришлась по душе история про Амундсена.

— Это был спектакль, основанный на театре объекта, — рассказала актриса, — он был построен на предметах, связанных с путешествиями, — маленькими валенками, саночками… Амундсена изображали просто рукой: пальцы — ножки, а вместо лица — компас! Когда я его увидела, у меня сердце растаяло! Там и тени тоже фигурировали — появлялась большая тень Нансена с трубкой. Сам спектакль шёл как будто в огромной полярной палатке. А заканчивался он совершенно потрясающей фразой: «Наши мечты всегда сбываются наоборот». Он хотел покорить Северный полюс, а покорил Южный! Мне кажется, это очень важные слова о том, что иногда наши мечты сбываются даже лучше, чем мы хотели.

Фото Андрея Сухинина.Фото Андрея Сухинина.

Этим летом актриса училась мастерству сторителлинга в XIII Международной летней школе СТД РФ, поэтому то, что в эскизе спектакля о Юрии Гагарине прибегли к этому приёму, ей очень запомнилось.

— Каждый из участников задавал себе вопрос: «А в чём моя жизнь пересекается с жизнью Гагарина и в чём я могу взять с него пример?», — рассказала Елена. — Они выходили и говорили: вот Гагарин ничего не боялся, а я в детстве боялся темноты, собак… И дети сразу включались: «А я вот этого боюсь». За счёт этого раскрывались и актёры, и зрители.

Фото Андрея Сухинина.Фото Андрея Сухинина.

Кроме того, Елена Антушева благодарна БТК за смелость и доверие.

— Спектакль о Фриде не умалчивал ни о каких фактах её биографии, — пояснила она. — На доступном детям языке там рассказывали и о катастрофе, которая с ней произошла, и о её огромной любви, и о её большом желании иметь детей и невозможности этого достичь. БТК не боится разговаривать с детьми на любые темы и не ограничивает творчество актёров и режиссёров. Нам очень помогал Руслан Равилевич Кудашов — он смотрел эскизы по несколько раз, давал советы, но ничего не навязывал. И если люди выбирали не прислушиваться к ним, он это уважал.

Фото Андрея Сухинина.Фото Андрея Сухинина.

По итогам лаборатории театр дал зелёный свет всем восьми эскизам. Все они станут полноценными спектаклями — с той же командой. Причём в рейтинге эскиз про Художника занял второе место.

— Я хочу до последнего бороться за то, чтобы играть в этом спектакле, потому что он для меня важен, — призналась Елена Антушева. — Он настолько отличается от всего, что я делала, что я хочу жить в нём и дальше.

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.