Общество
Новая готика: северный неофолк встречает германского воина традиционных ценностей
1/16

Новая готика: северный неофолк встречает германского воина традиционных ценностей

12.08.2019 15:58Мария АТРОЩЕНКО
10 августа в музее художественного освоения Арктики прошёл «Арх Неофолк Фест».

Фестиваль организовали первопроходцы архангельского неофолка — группа Moon Far Away. «Арх Неофолк Фест» не только представил северную готическую сцену во всём многообразии оттенков и созвучий с электроникой, эмбиентом, неоклассикой и другими стилями, — но и привлёк в Поморье легенду — лидера германской группы ORPLID Уве Нольте.

— Мы решили придать концерту широкий эпический размах, оформить всё это в первый неофолк-фест, для которого Архангельск уже давно созрел, — сказал лидер MFA Алексей Шептунов. — В любом городе есть определённый фактор паровоза: когда появляется активная группа, в данном случае — Moon Far Away — подтягивается общий уровень, растёт интерес к жанру. Жанр «неофолк», как и любой концепт, достаточно размытый: нельзя сказать, что одна группа относится к нему на все 100 процентов, а другая — на 97. Сегодняшние группы объединены не столько звуком, сколько мироощущением.

Алексей Шептунов.Алексей Шептунов.

Открыл фестиваль молодой и экспериментальный проект-коллаборация — Eternal Relic. Под этим названием объединились Сергей Синицын и Дмитрий Авраменко. Дуэт выступил в жанре spoken word embient: устроил музыкально-философскую лекцию на 40 минут — о свободе, истине и иллюзорности реальности. 

Пока Дмитрий Авраменко играл меланхоличный гипнотизирующий эмбиент, Сергей Синицын вкрадчиво читал мысли философов: «Истинное вечно, реальное преходящее. Точка соприкосновения реального и истинного — то, что мы зовём настоящим», — заставляя публику отрешиться от мирского, прислушаться к ощущениям и почувствовать, будто собственное тело теряет вес. Многие слушали прикрыв глаза, пары — прислонившись головами. 

Сергей Синицын.Сергей Синицын.

— У меня была задумка сделать небольшую музыкальную лекцию, — пояснил Сергей Синицын. — Были использованы отрывки из произведений различных французских философов — например, из «Общества спектакля» Ги Дебора. Этим я хотел сказать, что наша реальность — это иллюзия. Это был музыкальный коллаж, поверх которого мы положили тексты.

В своём импровизационном сете Eternal Relic отказались от привычного перехода от песни к песне: композиция струилась, как река с изменчивым течением, порогами и отмелями. По словам Дмитрия Авраменко, такое бесшовное соединение треков — техника gapless — не нова: так Pink Floyd мастерили свои винилы.

Moon Far Away играли впервые после выхода нового альбома Athanor Eurasia. И их сет на фестивале стал, по сути, официальной презентацией пластинки, объединившей северную песенную традицию с европейской неофолковой. 

Выступление коллектива поддержали видеоартисты Виктор Тяпков и Мария Балашева. За спиной вокалистки Елены Шептуновой то вырастала грандиозная таинственная луна, то иконописные силуэты братьев-апостолов.

Moon Far Away не стали на правах организаторов долго удерживать внимание зала, и уступили сцену группе «Снеги» из Северодвинска, которая сыграла акустическую программу.

То, какие новые краски приобрёл неофолк из города корабелов, стало слышно с первых нот — когда зазвучал инструмент коренных народов Севера. В музыке «Снегов» стало чуть меньше романтики средневековых европейских менестрелей, зато прибавилось какой-то шаманской дикости — необузданного духа Севера и тундры.

Но и средневековая романтика ещё живёт — в щемящем «Шарманщике» Шуберта, который в исполнении Дианы Ахметовой трогает до глубины души своими сострадательностью и фатализмом, в «Огне и Холоде», от которой веет приятной прохладой. Эта песня, ставшая уже практически визитной карточкой коллектива, завершила программу. Видео-иллюстрацией для неё стали кадры с совместного выступления «Снегов» с инклюзивной танцевальной группой «Простор».

Уве Нольте.Уве Нольте.

И вот тогда-то, после того, как добрые два часа настраивали на меланхолично-созерцательный лад и убаюкивали, зрителя хорошенько встряхнули — словно вручили военный барабан со знаменем и заставили маршировать в строю.  И он — зритель, — бедный, не зная, как быть, заозирался по сторонам. А потом пошёл — подчинился энергетике.

Это на сцену вышел Уве Нольте.

— Я не артист, я не художник, я войн! — заявил гость. — Я борюсь за культуру, за традицию — вещи, которые утрачены в Германии. Поэтому я здесь, в России, где они ещё живы. Здесь в глазах людей я вижу огонь вдохновения. Здесь дети ещё дети, женщины ещё женщины, а мужчины — мужчины [эти слова зал встретил аплодисментами]. Я вижу нацию, у которой есть корни. Не смотрите на Запад, смотрите в своё сердце: там жизнь. Я здесь, чтобы залечить раны. Наши народы дважды были вовлечены в войны, но Россия и Германия больше никогда не должны воевать!

«Мы братья. Нам нами одно небо! У нас одни корни! Мы одной крови!», — эти слова горели у Уве Нольте за спиной, когда он исполнял свой первый марш, который при всём миротворческом пафосе звучал очень воинственно. Барабанной дроби ненавязчиво вторила военная волынка.

А потом — раз! — и вместо барабанов зазвучала лиричная гитара, а сам Нольте из воина превратился в средневекового миннезингера. Но пыла и задора не растерял. И по примеру группы Metallica, порадовавшей русских слушателей кавером на «Группу крови» Цоя, исполнил «Любо, братцы, любо», мешая немецкий с русским.

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.