Общество
Энтузиаст из Череповца делает точные копии исторических кораблей

Энтузиаст из Череповца делает точные копии исторических кораблей

06.08.2019 16:02
Сухопутный корабел Максим Балдесов в домашней мастерской изготавливает уменьшенные копии знаменитых парусников. Многие на плаву.

Что он делает сегодня вечером Максим Балдесов знает наверняка. В домашней мастерской его ждут плетёная канатная паутина такелажа, деревянные палубы, юферсы, бочки, пороховые пушки и сотни миниатюрных гвоздиков. Днём он дизайнер в багетной мастерской и фотограф, а вечерами — увлечённый судомоделист.

В начальной школе я увлекся судомоделированием с головой — посвящал этому почти всё свободное время. Естественно, много читал и про флот и корабли — со временем информации в свободном доступе появлялось больше и больше. И я шёл от простого к сложному: и мастерил, мастерил, мастерил.

Потом Максима захватили другие дела, его увлечение было поставлено на паузу, как он сам объясняет: семья, работа, съёмные квартиры. Но когда четыре года назад жизнь «устаканилась» он вернулся мыслями к морю и парусникам. И не только мыслями. Правда, созревшее хобби толкнуло его к более амбициозным целям: пластик остался позади, а мастер теперь работает с деревом, металлом и тканью.

И это вовсе не бизнес-проект: от хобби никаких доходов, расходы одни.

Только на материал для одной модели уходит 20 — 25 тысяч рублей. А если считать потраченное время, тогда они вообще бесценны — на одну модель уходит около года практически ежедневного 2 — 3-часового труда.

Фрегат «Орёл», линейный корабль «Гото Предестинация», бригантина, парусник «Товарищ» («Горх Фок»), дубель-шлюпка, каракка «Кока де Матаро» и барк «Крузенштерн» — весь сохранившийся флот моделиста. Раньше их было больше, но сегодня «на плаву» остались только они.

Какие-то оставил у родителей, — объясняет он утраты, — кое-что сын поломал — потопил в аквариуме и в ванне, плескаясь и устраивая кораблям длительные испытания «штормом». Если любую модель поставить на воду, она будет держаться на плаву, поскольку выполнена по тем же технологиям, что и настоящее судно.
Внимание к деталям. К слову, у этого капитана даже шпага есть. Фото с  vk.com/maxbaldesovВнимание к деталям. К слову, у этого капитана даже шпага есть. Фото с vk.com/maxbaldesov

Но когда мы говорим о точных копиях, мы немного лукавим. Авторское «по тем же технологиям» точнее передаёт суть. Ведь никто доподлинно не знает, как выглядели парусники XV–XVI веков.

«Смотришь — чертежи все разные. Какой правильный? Неизвестно. Во всех исторических фильмах корабли представляют собой фантазию создателей кино. Кроме того, даже во флоте у Христофора Колумба было по три реплики каждого корабля — и они все разные, — смеётся Максим. — Тем и интересно моделирование. Мы не делаем точную копию, а как художники делаем портреты кораблей».

Чтобы строить такие корабли Максим овладел навыками широкого профиля — освоил почти все профессии кораблестроителей времён великих открытий. Как и тогда, суда энтузиаста выполняются из различных видов дерева (дуб, липа, орех, клён), гвоздей, латуни, ткани.

Работа начинается с поиска информации и чертежа. Расчетов и чертежей в интернете полно, кое-что есть в старых советских журналах «Моделист-конструктор». Если найти не получается, приходится чертить самому. На каждую модель необходимо 5 — 7 чертежей — проекции корпуса, деталировка, такелаж, дельные вещи. Чтобы было проще работать, чертежи печатаются 1:1 к задуманной модели.
Фото с  vk.com/maxbaldesovФото с vk.com/maxbaldesov

После подготовки чертежей моделист выполняет силовой наборный корпус — скелет корабля. Затем выполняется черновая обшивка, для которой моделист использует липу (из-за мягкости этого дерева). После черновой обшивки и шлифовки наступает время чистовой обшивки. Тут Максим хитрит, берёт в руки ПВА. Но это вынужденная мера, жертва миниатюризации. Просто гвозди такого размера уже нереально сделать. Но самые ходовые «длинные» гвозди — пожалуйста. Большая часть самых тяжёлых элементов скрепляется маленькими гвоздиками, их в каждой модели порядка 700.

А когда деревянное судно готово, начинается самое интересное — такелажные работы.

Естественно, ни о каких нитках не может быть и речи, — говорит Максим со знанием дела. — Канаты плетутся и вьются по такой же технологии и из такого же материала, как и настоящие, только в миниатюре. Пришлось даже самому собирать маленький тросомот.

Среди самых сложных деталей Максим называет самые миниатюрные и тонкие: юферсы, части такелажа, поддерживающие мачты, и блоки, они маленькие, разные и их много. Для создания особо маленьких деталей моделист использует собственноручно собранный токарный станок.

Сверло для тонкой работы. Фото с  vk.com/maxbaldesovСверло для тонкой работы. Фото с vk.com/maxbaldesov

Самая большая из сделанных Максимом моделей в длину 70 см. Только весной он закончил средиземноморскую каракку, но в планах на следующий год уже более амбициозный замысел. Максим уже работает над 130-сантиметровой моделью галеона «Сан-Мартин», флагмана грозной испанской армады XVI века.

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.