Общество
Медвежье счастье и комариная сила. Главные герои Арктики — в объективе Николая Гернета

Медвежье счастье и комариная сила. Главные герои Арктики — в объективе Николая Гернета

Журнал «Территория развития»
За каждым снимком известного архангельского фотографа — незабываемая история.

Николай поделился с нами самыми запоминающимися из своих арктических фотоприключений.

Детишки шалят — мама рычит

Эта фотография была мне наградой за долгое ожидание. В 2015 году я специально попросился на работу на Новую Землю, потому что мне сказали, что в сентябре начинается миграция медведей, и они семьями ходят мимо нашего опорного пункта. Приехал, сидим неделю, вторую. Ни одного медведя на горизонте. И в один прекрасный день нам нужно было отвести гляциологов на ледник. Я специально не взял с собой фотоаппарат, к Вселенной обратился: «Смотри, я камеру не беру, приведи, пожалуйста, медведей, чтобы хоть посмотреть на них».

Отвезли учёных, возвращаемся обратно, и тут по рации передали: медведи появились — на айсберге сидит целая семья! И смотрю, действительно, медведица с медвежатами только-только выбрались из воды. Был хороший солнечный день, по меркам Арктики — жаркий. Они шли бодро, и медвежата, как настоящие детишки, расшалились. Прямо видно было, как им лень идти и хочется полежать. В один момент один из малышей просто упал и задрыгал лапками. Это длилось, наверное, всего пять секунд — мама на него рыкнула, он вскочил и побежал. Но это мгновение баловства, детского медвежьего счастья мне удалось поймать.

Песец по‑китайски — ми-ми-ми

Пока мы были на Новой Земле и ждали появления медведей, нам встретились два песца на мысе Желания. Один был старый — осторожный, необщительный. А молодой зверёк за нами увязался, ему всё было любопытно. Близко мы его не подпускали — всё‑таки разносчик бешенства, — но и прогнать не могли. Если мы подолгу оставались на одном месте, он мог даже заснуть неподалёку. Сидел, зевал, вычёсывал блох — как домашний котик или собачка. Он ходил за нами месяц и успел сменить шёрстку с серой на белую. Мы прозвали его Хатико.

Китайские туристы, которые ни слова не знают по‑русски, как‑то сразу понимают, что ми-ми-ми — это про песца.

«Без меня не пилите!»

Этот исторический кадр я сделал в 2014 году во время арктической очистки на острове Хейса — на нём распиливают насос от буровой станции. Фотография получилась немного полупостановочной — в том смысле, что я прямо бригадиру сказал: «Без меня не пилите!» И прямо в разгар очистки бригадир мне сообщил по рации: «Коля, начинаем резать». Искр могло быть и поменьше, но я попросил так наклонить резак. Таких впечатляющих кадров, наверное, больше не будет: уборка закончилась. Эта фотография входит в мой личный топ-10 арктических картинок с людьми.

Снимал айсберг — гипнотизировал чайку

Эта фотография снята на острове Хейса в 2014 году. Остров расположен посреди архипелага, и в его окрестностях много айсбергов. Один из них я приметил, но сразу снимать не стал: он был не очень фотогеничный. Поэтому я следил за тем, как природа его «ретушировала» — ломала, обмывала. В итоге он разломился на два красивых куска. Но всё равно картинке не хватало жизни. И однажды к этим двум глыбам прилетела чайка. Я где‑то час её гипнотизировал: мысленно просил, чтобы она пролетела между двумя частями. Потом некоторые меня подозревали в том, что птичку я пририсовал. Но нет: я своё в засаде отсидел!

Находчивые строители

Интереснее всего наблюдать за обитателями Арктики, занятыми своими повседневными делами. Этот кадр я сделал на Земле Франца-Иосифа в 2017 году, в середине июня — в тот период, когда чайки-маёвки делают себе гнёзда. Это поразительно! Они находят участки земли, где есть трава и мох, вырывают куски пожёстче, а потом макают их в воду — от морской соли «стройматериал» становится только крепче. И так им приходится совершить несколько «ходок». Как же в природе всё продумано!

Радужный портал

Ледокол — отдельный герой всей арктической пьесы. Без атомных ледоколов арктические путешествия были бы попросту невозможны. На снимке — «50 лет Великой Победы», на котором мы ходили — грандиозная махина.

В Арктике есть два вида радуг — дождливая (то, что называется rainbow) и туманная (fogbow). Дождливые бывают в Мурманске, а дальше в Арктике дождей нет, поэтому нет и радуг. Зато есть туманная. В такой радужный портал можно «входить» по несколько часов. Радуга получается очень масштабная: без широкоугольного объектива её не снять.

Урок выживания от комара…

Десять лет назад, когда национальный парк только организовали, одной из фишек для туристов хотели сделать факт, что в Арктике нет комаров. А потом учёные сказали: «Ребята, как это нет, тут три или четыре вида!» Эти комарики — с Земли Франца-Иосифа. У них очень тонкие короткие хоботки, а сами они размером 2–3 миллиметра, я за ними с микрообъективом охотился. Они питаются нектаром цветов. Как выживают, как их там дождём не сносит, не замораживает, — непонятно. То, что столь крохотные существа умудряются выживать в таких суровых условиях, говорит о том, что мы, люди, что‑то неправильно делаем.

…и от полярного мака

Арктический мак — мой любимый цветок. Когда меня спрашивают, как выживать в Арктике, я отвечаю: надо быть полярным маком. В этом растении сочетаются хрупкость, железная воля к жизни и приспособляемость. Почвы поблизости не было, и он просто взял и обвил корнями камень. Мак распускается в конце июля и цветёт до середины августа. Его заносит снегом, а он цветёт. Он подаёт нам отличный пример: не надо ломать природу под себя, лучше подстроиться. Пожалуй, полярный мак — мой любимый герой в Арктике. Медведь прямолинейнее, понятнее: он огромный, сильный. А этот цветок умудряется расти, несмотря ни на что.

Морж-охранник

название

Кроме белых медведей и песцов в Арктике есть другие, не менее интересные животные. Оказывается, есть люди, которые больше всего «тащатся» от моржей!

Моржи летом собираются на лежбищах. 200–300 гигантов в одном месте — представляете, какой аромат там стоит? Если подует ветерок, кисейные барышни наверняка мгновенно потеряют сознание. Да и суровых полярников сбивает с ног. На лежбищах у моржей всё очень чётко организовано, роли расписаны: в центре, ближе к воде — мамы с детёнышами, а на суше — большие особи, а в воде — этакая группа быстрого реагирования для предотвращения опасностей. Это такие 500‑килограммовые торпеды с клыками. Этот морж сопровождал нашу лодку, пока мы не отплыли от лежбища, буравил нас своими красными глазами. Казалось, что он нас ненавидит!

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.