Общество
Лидия Курицына — о реставрации северных храмов

Лидия Курицына — о реставрации северных храмов

15.04.2019 10:03
В эфире программы «13 этаж» — координатор проекта «Общее дело» Лидия Курицына.

— Сегодня я хочу рассказать вам об удивительных людях, которые занимаются огромным общим делом — возрождением деревянных храмов севера. Проект начался в 2006 году в деревне Ворзогоры. На свои средства 75-летний Александр Слепинин начал перекрывать крышу местной колокольни. Узнав об этом, к пенсионеру присоединились прихожане Московских храмов. За 12 лет проект подхватило огромное количество людей. Было проведено более 320 экспедиций, обследовано 360 храмов и часовен, в 146 проведены противоаварийные и консервационные работы. В 19 храмах впервые за десятилетия с момента закрытия отслужены литургии. У нас в гостях координатор проекта «Общее дело» Лидия Курицына. Лидия Сергеевна, здравствуйте.

— Здравствуйте.

— Расскажите в нескольких словах о сути проекта и зачем Вам это все нужно.

— Наш проект занимается организацией добровольческих экспедиций на север. География нашего проекта — Архангельская, Вологодская, Ленинградская области, республики Карелия и Коми. Мы проводим противоаварийные и консервационные работы в остронуждающихся храмах и часовнях. К примеру, в Архангельской области деревянных храмов и часовен 409. По нашим подсчётам, 43 процента из них находятся в аварийном состоянии. То есть, это те храмы, у которых течёт или даже уже рухнула кровля. Сначала мы приезжаем на разведку, которая включает в себя замеры, фотофиксацию, общение с местными жителями. А после этого на следующий год готовим трудовую экспедицию. Противоаварийные и консервационные работы включают в себя установку кровли, окон, крыльца и прочего. Таким образом, лет на 20-25 мы продлеваем храму или часовне жизнь. Оптимальный вариант, если объект дождется реставрации.

— Я так понимаю, что реставрационными работами вы тоже занимаетесь?

— Да, в редких случаях. В этом году проект реставрационных работ реализуется в храме Пресвятой Богородицы в деревне Ворзогоры Онежского района Архангельской области. Это совершено потрясающий тройник, единственный сохранившийся на побережье Белого моря. Именно с этой деревни наш проект и начал свое существование. После того, как чета Слепнининых начали своими силами восстанавливать этот храм, туда приехала супруга нашего руководителя — художница Татьяна Ишманова. Она писала в той деревне картину. Услышав стук топора, она подошла и спросила, что происходит у Александра. Он направил её к своей супруге, чтобы они поговорили. Так все и началось. После этого приехал отец Алексей. Они подумали, если здесь получается, если здесь есть такие инициативные местные жители, то почему бы этот опыт не распространить на другие регионы и деревни? Так понемногу получается в течение 12 лет двигаться дальше, привлекать новых добровольцев. Кстати, добровольцы у нас совершенно разного возраста. Есть и пенсионеры, и целые семьи с детьми.

— Вы восстанавливаете, реставрируете, консервируете только деревянные храмы и часовни, так? А как вы отбираете объекты?

— Да. Мы заключили соглашение о сотрудничестве с инспекцией по охране памятников Архангельской области. Предварительно мы всегда согласовываем те объекты с ними, которые посещаем. Мы отправляем после исследования храма или часовни оправляем все данные руководителю инспекции. Далее она нам согласовывает дальнейшие работы, и тут мы уже думаем о том, что может сделать в следующий сезон. Например, противоаварийные работы на большом храме, либо берём несколько часовен.

— То есть, госинспекция не препятствует, зная о вашей работе?

— Наоборот, даже содействует. И мы очень благодарны за это. Например, сложно даже определиться с тем, куда отправить следующую экспедицию. И мы стремимся к тому, чтобы в храме возобновилась богослужебная жизнь. Если мы завершили все работы и восстановленный храм обрёл смотрителя в лице местного жителя, то это большой успех для нас.

— Всё же речь чаще идёт не о реставрации, а именно о консервации. Может же быть такое, что вы законсервировали храм, а через 20 лет там всё пришло в упадок? Кто-то после вас подхватывает это дело?

— Мы думали об этом. Пока что прошло только 12 лет, и нет такого, чтобы мы что-то законсервировали и уже настал упадок. Почти в каждом храме или часовне случаются какие-то чудесные истории. Например, в прошлом году мы работали на памятнике федерального значения в храме Владимирской иконы Божьей матери в Онежском районе. У нас была работа в течение двух месяцев. Приезжали сменные экспедиции на проведение работ. Храм огромный — 45 метров вместе с крестом. Когда работы все закончились, были закрыты купола, мы пригласили священника. Приехал Каргопольский и Плесецкий епископ Александр, и впервые с момента закрытия была отслужена там божественная литургия, впервые за 90 лет. На эту службу пришли около 200 человек, что удивительно. В такие моменты понимаешь, что все это не просто так.

— Хотела задать вопрос, а зачём всё это нужно, но Вы на него уже ответили. Вы говорите, что приезжают волонтёры из разных городов. А кто вообще эти люди и как можно стать вашим волонтёром?

— Люди совершенно разные. И на самом деле, там 80 процентов непрофессионалов. После согласования объекта в течение года мы готовим проекты противоаварийных и консервационных работ. У нас в проекте есть два штатных архитектора, работы, которых мы согласовываем так же. Каждая экспедиция работает под руководством профессионала — плотника-реставратора. В команде у нас обычно по 10-12 человек, а сама экспедиция длится неделю. Нагрузка на волонтеров большая. Если говорить о женщинах, то, естественно, это кухня, лагерь, общение с местными жителями, подготовка храмам к богослужению. Мужчины отвечают за доставку материалов к месту работ. А потом уже плотники и реставраторы приезжают и руководят процессом. Добровольцы занимаются всеми подручными делами.

— А кто оплачивает питание, проезд и прочее?

— Питание и проезд каждый доброволец оплачивает сам за себя. На строительные материалы мы ищем средства в течение года. В основном, это частные пожертвования. Удивительно, но на противоаварийные и консервационные работы не требуется баснословных денег. Например, на перекрытие кровлей среднестатистической часовни уходит около 150 тысяч.

— А как можно стать добровольцем?

— Очень просто. На наш сайте общеедело.ru заполнить анкету и выбрать экспедицию, которая удобна. Мы обязательно свяжемся с вами.

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.