Общество
Феминативы: как и зачем феминистки «портят» русский язык

Феминативы: как и зачем феминистки «портят» русский язык

27.03.2019 13:06Мария ВЕРШИНИНА
Этот термин звучит так же страшно, как и сами феминативы. Что это такое, зачем они нужны и будет ли когда-нибудь слово «авторка» звучать так же привычно, как «журналистка»?

Произнесите слово «инженер». Кто вам представляется? Вероятно, мужчина. А теперь — слово «профессор». Думается, что тоже представляется мужчина. А теперь произнесите «инженерка» или «профессорка». Непривычно звучит? Когда-то слово «блогер» звучало так же непривычно, а сегодня прочно вошло в обиход.

Язык изменяется вместе с миром. Не было блогов — и термина «блогер» тоже. Появились — нашлось название. Вплоть до XX века многие профессии для женщин были закрыты, из-за чего и названия профессий — это существительные мужского рода. Но мир меняется. Женщины преподают в университетах, занимаются архитектурой, работают на стройках, водят транспорт. Но язык, точнее, его носители, сильно противятся нововведениям. Привычки менять сложно.

Феминативы — явление не новое. Они появлялись, появляются и, вероятно, будут появляться и дальше. В литературе и прессе XIX и XX веков можно встретить множество феминативов, которые сейчас звучат неправильно. В текстах появляется инспектриса Смольного института благородных девиц, шофёрка и шофёрица, авиатриса, скульптриса и докторша (и речь не о жене доктора). Ломоносов упоминает шапочницу и калачницу, советские писатели — скрипачек, дореволюционные — музыкантш.

В историческом аспекте мы делаем упор на XIX и XX веках, поскольку именно в этот период женщины получили доступ к большему числу профессий и видов деятельности. Стало быть, возникала и необходимость их репрезентации. Появились телеграфистки, телефонистки и авиаторши. Как и сейчас, эти названия резали слух и воспринимались далеко не положительно. Но параллельно с этим мужской род приобретал нейтральный оттенок. Его (то есть мужского рода) употребление сопровождалось пояснительными словами «в качестве», «в должности» или указанием на женский пол.

Американский пропагандистский плакат времён Второй мировой войны, созданный в 1943 году Дж. Говардом Миллером.Американский пропагандистский плакат времён Второй мировой войны, созданный в 1943 году Дж. Говардом Миллером.

Первая мировая война и революционные годы характеризуются занятостью женщин в сферах промышленности и общественной деятельности, женский род приобретают слова, обозначающие рабочие профессии. Лингвист и филолог, преподаватель Восточно-Европейского института психоанализа Вероника Беркутова отмечает:

«Пока было актуально сделать профессию „видимой“ для женщины, она именовалась в женском роде, но как только женщины осваивали какую-либо сферу деятельности и становились в ней наряду с мужчинами, необходимость в их „видимости“ отпадала, и профессия начинала именоваться в „общем“ мужского роде».

Также Беркутова выделяет несколько тенденций в изменении языка в 1920-30-х годах:

  • начинают утрачиваться некоторые слова женского рода: «архитектриса», «директриса», «лектриса», «инспектриса», «авиатриса», «адвокатесса» и т. д.;
  • тенденция применения к женщинам слов мужского рода приводит к курьёзному появлению мужского рода профессий на исключительно женских должностях: «женкор» (женский корреспондент), «женорг» (женский организатор);
  • появляются случаи употребления глаголов, прилагательных и причастий в женском роде рядом со словами мужского рода, обозначающими профессию: «инженер сказала», «наша новая врач».

Вскоре из-за неупотребления феминативов в речи они начали пропадать, а мужской род стал доминирующим. В условиях сталинского советского периода постепенно отпала необходимость подчеркивать противопоставление мужского и женского труда, выделять женщин в профессиональной деятельности.

А как всё-таки правильно?

Словари говорят, что капитанша — это жена капитана, генеральша — жена генерала. Даже привычная всем секретарша изначально жена секретаря. Хотя, конечно, вряд ли сегодня кого-то будут называть профессоршей, чтобы показать, что женщина — жена профессора. Суффикс «-ш (а)» вообще неприятный — тут и кондукторша (сразу представляется грузная ворчливая женщина), и кассирша с обязательной фразой «пакетик брать будете?» и ещё некоторые пейоративы (слова и словосочетания, выражающие отрицательную оценку чего-либо или кого-либо, неодобрение, порицание, иронию или презрение), к которым и привычную докторшу отнести можно. При этом для многих «профессорка» или «докторка» звучит пренебрежительно, потому что суффикс «-к» дает окрас чего-то маленького и менее значимого, как например в случае с игрушечной машинКой; часто его используют для сокращений — наличные деньги — наличка.

Вообще, вопрос того, как образовывать феминативы-неологизмы, стоит особенно остро даже в фем-сообществе. Говорят, что единых правил нет: от слова «доктор» можно образовать и докторку, и докторицу, и докториню. С «-к (а)» и «-ш (а)» немного разобрались, а что с остальными?

Есть чудесный суффикс «-истк (а)», который давно используется для образования феминативов: журналистка, стенографистка, футболистка. Может быть, лучше тогда не докторка, а доктористка? Только вот в слове «доктор» суффикс «-ист» отсутствует, так для чего же его добавлять, утяжеляя слово?

Слова с суффиксом «-ин (я)» отсылают нас к графиням и богиням. Приятно, престижно, с уважением: «филологиня», «геологиня». Правда, для кого-то звучит шуточно. Но, если подумать, любые феминативы-неологизмы, как и заимствования, которые ещё не прижились, воспринимаются либо как шутка, либо как издевательство над великим и могучим. Суффикс этот используется в случаях, когда «-к (а)» добавить трудно. Не «филологка» ведь не скажешь, язык сломаешь.

Еще есть «-иц (а)», в случае, например, с «танцовщиком» и «танцовщицей», «любовником» и «любовницей», «писателем» и «писательницей». Есть «-х (а)», но тут снова пейоратив: кому захочется, чтобы её называли докторихой? Даже повариха звучит как работница столовой.

Разбираться со всеми суффиксами долго, да и ни к чему. Правил-то всё равно нет, каждый или каждая, что уместно уточнить в данному случае, полагается на сложившуюся привычку или некую приятность, хотя это с натяжкой, потому что феминативы-неологизмы неприятны для большинства людей.

Возможно, придумывать новые феминативы на замену уже существующим глупо. Но здесь есть психологический момент: врачиха звучит пусть и привычно, но неприятно, как докторша или директриса. Неинтеллигентно. Хотя, конечно, воспринимается всё же проще, чем врачиня или докторка.

Что касается официального языка. Феминистки и про-феминисты требуют признания феминативов в деловой речи. Но официальность предполагает, что название профессии в документах не должно отсылать к полу, потому что в этом случае гендерная принадлежность значения не имеет. Мужской род считается общепринятой нормой.

Не совсем понятно, как мужской род может быть «нейтральным». Он по определению мужской и относит к мужской гендерной идентичности, мужскому биологическому полу. Глаголы в русском языке меняются, соотносясь с родом. Русский язык не является нейтральным даже в этом плане, в отличие, например, от английского, где после «he» (он) и «she» (она) следует одинаковый глагол, меняющий окончание не в зависимости от рода, а из-за изменения времени.

Когда большинство людей видят словосочетание «автор сказала», у них не возникает вопросов, хотя звучит не то, чтобы очень приятно. Но стоит добавить к слову «автор» нелюбимое многими «ка», слышатся вздохи и ахи, ведь «портите русский язык».

Есть привычная многим формула: феминативы нужны для гендерного равенства, чтобы показать, что в «мужских» профессиях есть женщины: не одними режиссёрами наполнена киноиндустрия, есть ещё и женщины-режиссёры, которые режиссёрки, которые режиссёрши, если угодно.

Только вот изменения языковых норм не должны стоять во главе угла. Гендерное неравенство проявляется во многих сферах. Одними «профессорками» сыта не будешь, если из-за этого соотношение мужчин и женщин в научной деятельности не изменится.

Существует и более любопытная теория, которая имеет место быть. Особые субкультуры имеют особый язык. Феминативы — это субкультурная норма. Так феминистки и профеминисты отделяют себя от тех, кто их идеологию не разделяет. Тут упор идёт на моду: субкультура отмирает, отомрёт и язык, ей присущий. Но нельзя забывать о том, что феминизм набирает обороты, а слово «авторка» можно услышать от людей, которые просто подхватили его от знакомых и начинают видеть в этом формулу гендерного равенства.

Пока носители и носительницы русского языка относятся с осторожностью к феминативам, даже словарным, — как, например, поэты (-ессы) Анна Ахматова и Марина Цветаева, настаивавшие на том, что они — поэты и не иначе, — французская академия согласилась на их использование в названиях профессий. Во французском языке, как и в русском, существует ряд существительных, обозначающих профессию, которые не имеют формы женского рода: un auteur — автор, un écrivain — писатель, un littérateur — литератор, un peintre — художник.

«… Сегодня во Французской академии признали существование проблемы в том, что касается того, как правильно называть профессии, титулы и должности, когда речь идёт о женщинах» — сообщается на сайте «RFI» на русском языке. Ранее эта же академия выступала против использования феминативов.

Мы провели опрос, в котором приняли участие 73 человека. Результаты таковы:

  • На вопрос «Знаете ли вы, что такое феминативы?» 82 процента опрошенных ответили утвердительно;
  • На вопрос «Используете ли вы в речи общепринятые феминативы (журналистка, учительница и т. д.)?» утвердительно ответили 57 процентов опрошенных, отрицательно — 38, пять процентов выбрали вариант «Не всегда»;
  • На вопрос «Используете ли вы в речи не принятые словарно феминативы (авторка, редакторка и т. д.)?» утвердительно ответили также 57 процентов опрошенных, отрицательно — 19 процентов, 24 процента выбрали вариант «Не всегда».

Что касается допустимости использования современных феминативов, 50 процентов опрошенных высказались за, 26 против, 24 пока не определились с выбором.

Мы предлагаем и вам принять участие в небольшом опросе.

А что дальше? А дальше — неизвестность. Возможно, многие феминативы-неологизмы вскоре уйдут из речи, как это произошло в советский период, а их разнообразие в данный момент — всего лишь очередное модное течение среди фем-сообщества. Или, напротив, начнут возникать в речи людей, далёких от феминизма, будут чаще появляться в журналистских и литературных текстах, в официальных документах и научных работах. На данном этапе каждая вправе решать, называть себя поэтессой, как делают некоторые из современниц, или последовать примеру Ахматовой и, следуя традиции, носить «гордое» звание поэта.

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.