Общество
«Ломоносов имел наипрямейшее отношение к куклам»: в Архангельске открылась выставка раритетов роскошного детства
1/19

«Ломоносов имел наипрямейшее отношение к куклам»: в Архангельске открылась выставка раритетов роскошного детства

16.03.2019 10:49Мария АТРОЩЕНКО
В Гостиных дворах открылась уникальная выставка «Царские куклы» — воссозданная коллекция предметов из детских комнат сына и дочерей последнего русского императора — цесаревича Алексея и великих княжон Марии, Ольги, Татьяны и Анастасии.

Её открыла собирательница коллекции императорских кукол дома Романовых, исследовательница, член Британской кукольной ассоциации, мама троих детей, донская казачка по отцу и эстонка по матери Светлана Пчельникова. 

После того, как Николай II и Александра Фёдоровна в августе 1917-го вместе с детьми покинули Александровский дворец в Царском селе, комнаты цесаревича и княжон некоторое время были неприкосновенными, и после революции даже превратились в экспозиции. Но в 1930-их закрыли, а драгоценные игрушки канули в лету. Художница Светлана Пчельникова по крупицам — фотографиям, рисункам и упоминаниям в мемуарах — воссоздаёт эти утерянные сокровища. Ежегодно она передаёт предметы из императорской коллекции в государственный музей-заповедник «Царское село».

В Архангельск Светлана Пчельникова приехала благодаря близкой подруге — кукольных дел мастеру из Северодвинска Ирине Черепановой. На открытии кукольной галереи Черепановой в городе корабелов Пчельникову в Архангельск пригласил губернатор Архангельской области Игорь Орлов.

Светлана Пчельникова на открытии выставки.Светлана Пчельникова на открытии выставки.

— Ирина Черепанова — одна из самых талантливых и самобытных художниц, — сказала на открытии выставки Светлана Пчельникова, — она по двум родам из Холмогор и Архангельска потомок Ломоносова. А Ломоносов имел наипрямейшее отношение к самым лучшим европейским куклам, которые были во всех царских домах Европы сто лет назад. Именно он со своим коллегой Виноградовым основал в Санкт-Петербурге императорский фарфоровый завод. Они записали и отработали технологию производства высококачественного фарфора, который потом стали использовать для производства кукольных головок. До этого китайцы очень долго хранили секрет фарфора: в Европе думали, что его производят из перетёртого жемчуга.

Собирательница венценосной коллекции решила преподнести Архангельскому краеведческому музею сюрприз — передать ему на постоянное хранение двух подлинных немецких кукол и две французских крестильных рубашечки. Одна из этих кукол Джорджа Бергфельда утратила одежду: её художница облачила в мундирный костюм — в память о Третьем гусарском Елисаветградском полку великой княжны Ольги. 

Вторую куклу фирмы Queen Louise, которая также с течением времени осталась без платья, коллекционер нарядила в платье сестры милосердия: в память о том, что в Первую мировую императрица и её старшие дочери служили в лазарете при дворцовом госпитале.

Художница рассказала «Региону 29», что не теряет надежды однажды отыскать утраченные предметы из детских комнат императорской семьи.

— Об этом умалчивается, но в период становление советского государства очень многие ценности из дворцов, из церквей продавали за живые деньги, за золото или за банально за зерно за рубеж, — поведала Светлана Пчельникова. — Поэтому я рассчитываю, что подлинные куклы — те шикарные, которые тогда стоили, как сейчас «Мерседесы», — обязательно найдутся. В 1930-е в детские дома и в музей игрушки в Сергиев Посад передали, как говорится, «на тебе Боже, что негоже» — поломанное, разбитое. А те роскошные немецкие и французские куклы, которых тысячами хранились в детских комнатах, как в лавке Алладина, пока утрачены, но я надеюсь, что их однажды найдут, как и янтарную комнату. То, что хранится в музее в Сергиевом Посаде, это тоже часть истории, это подлинные предметы, именно их касались руки царевен. А то, что делаю я, это точная реконструкция по технологиям, воспоминаниям и описаниям той эпохи, и именно этих предметов царские ручки не касались.

Одна из ценнейших кукол в коллекции Пчельниковой — французская Bébé Olga 1894–1895 года, одетая в муслиновую сорочку и «некое подобие панталон из накрахмаленной марли». Оригинальный парик кукла потеряла, но в остальном видно, что ею почти не играли: зашитая на теле сорочка сохранилась превосходно.

Свою коллекцию художница считает не результатом кропотливой работы и колоссальных усилий, а плодом любви.

— Когда ты делаешь что-то от всей души и с полной верой в то, что всё правильно, тебе обязательно везёт: ты находишь в архиве именно ту информацию, которая нужна, приходит какая-нибудь бабушка и именно тебе предлагает редкую книгу или предмет, который, как пазл, встаёт на своё место, — сказала Светлана Пчельникова.

Тем не менее иначе, как скрупулёзной реставрацией (или чистым волшебством) её работу не назовёшь. 

— Изначально для меня было важно освоить все технологии, — рассказала коллекционер, — училась и в Англии у лучших фарфористов, и у Галины Шульгиной из Тюмени — нашей российской мастерицы, которая делает лучшие реплики антикварных кукол. Но потом мне стало попадаться всё больше и больше подлинных уникальных предметов, которые требовали только незначительной реставрации — восстановить кружево, которое в основном сохранилось, только от времени истлело. Ведь использовались натуральные шелка, сатин. И сейчас считает высшим шиком в авторской кукле — не использовать ничего синтетического — ни блеска, ни волос, ни красок. 

Помимо кукол в эскспозиции представлены другие предметы детского быта. Французский кукольный туалетный набор 1880-1890-х годов сохранился в первозданном виде: только истлевшие шёлковые бантики пришлось заменить. Детский или кукольный крокет того же периода выручал в плохую погоду: можно было играть на столе или на полу. Немецкая лошадка-каталка, предположительно, запрягалась в кукольную повозку. Часть гривы ей восстановили с помощью натурального конского волоса. 

А коллекция исторических миниатюр, изображающих русских и шведских воинов в 1240 году во время Ледового побоища, была изготовлена на основе исторической реконструкции для фильма Эйзенштейна «Александр Невский».

Послушаешь художницу, и диву даёшься: чего только ни найдёшь на блошиных рынках!

— В Лондоне есть целый квартал из бывшей улицы Портабелло, где можно найти всё, что хочешь, — рассказала Светлана Пчельникова. — Один из ценнейших предметов коллекции — ходящую и разговаривающую куклу фирмы Simon & Halbig с заводным механизмом, — я нашла именно там, и она стоила достаточно недорого. Нужно было её только отмыть, отпарить, причесать и полюбить. Благодаря эстонскому виду на жительство, я могу свободно путешествовать по всей Европе: в Лондон можно на выходные полететь, чтобы поискать что-то раритетное — кружево, хрусталь, олово, солдатиков, — любые предметы роскошного детства 115-летней давности.

Выставка «Царские куклы» будет работать в центральной башне Гостиных дворов до начала июня.

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.