Общество
Будущий хирург Игорь Жуковец — о том, как готовят врачебные кадры

Будущий хирург Игорь Жуковец — о том, как готовят врачебные кадры

В эфире программы «13 этаж» — участник отборочного этапа 28-й всероссийской студенческой олимпиады по хирургии имени академика Перельмана Игорь Жуковец.

— Игорь, здравствуйте.

— Здравствуйте, Светлана.

— Вы приехали поучаствовать в олимпиаде по хирургии. Это отборочный этап в Архангельске. Расскажите, что это за олимпиада, что она даёт Вам, прежде всего.

— Олимпиада по хирургии имени академика Перельмана — это, в принципе, шанс выявить, кто лучше по хирургии в качестве практических навыков и теоретических знаний. Этапы разделены по регионам для того, чтобы люди не съезжались в Москву. Первые две команды с регионального этапа проходят на московский этап. Нам она дает, во-первых, возможность себя показать и на других посмотреть, проверить свои знания, практические навыки, и, учитывая позицию нашего министерства здравоохранения, это дает нам шанс заработать определенные баллы для поступления в ординатуру.

— Мы в силу профессии очень много общаемся с практикующими врачами, и я всё чаще в последнее время слышу, что приходят выпускники медицинских вузов с достаточно слабой подготовкой, что сейчас система образования в кризисе. Как Вы оцениваете, какая система подготовки лучше?

— На самом деле, если ты хочешь учиться, тебе дадут все что нужно. Возможно, проблема в том, что сейчас очень низкая зарплата у преподавателей высшей школы. Если раньше учителя и преподаватели вуза были заинтересованы в том, чтобы хорошо готовить студентов, потому что им платили за это достаточно хорошие деньги, то сейчас это не такие большие деньги, и преподаватели заняты тем, чтобы обеспечить себя, свою семью. Поэтому образование студентов уходит на второй план. Нам приходится куда-то ходить в больницу, напрашиваться, хорошо врачи все понимают, как бы они сами через это прошли. Если нет инициативы, ты выходишь из университета, возможно, со знаниями, но без практических навыков, потому что сейчас очень мало практики.

— А что Вы сейчас умеете делать?

— После каждого курса у нас есть своя практика. После первого мы помощники санитаров, после второго мы помощники постовых медсестёр, после 3 — помощники процедурных медсестёр, после 4 и 5 мы уже помощники врачей, после 6 уже диплом. Так что, по факту, сейчас я могу сказать, что я обладаю всеми навыками медсестры.

— Насколько затратно сегодня учиться на бюджетном месте в медицинском вузе?

— Если это бедный, но талантливый студент, скорее всего, он поступил на бюджетную ординатуру, тогда более или менее все хорошо, потому что обычно с 3-4 курсов студенты работают в больнице, как бы деньги на существование уже есть. У меня еще нет сертификата медсестры, я работаю санитаром.

— Как бы Вы изменили систему подготовки в высшей школе врачебных кадров?

— Скорее всего, все начинается с финансирования, потому что, если будут деньги, будет интерес учить, что-то делать. Больше практики добавить.

— Конкурсы в медицинские вузы при поступлении достаточно высокие везде, но по окончании постоянный дефицит молодых кадров, молодых специалистов.

— Шесть лет — это достаточно большой промежуток времени для человека, могут меняться интересы, он может разочароваться в медицине, он может не найти для себя подходящей профессии или находит для себя лучше оплачиваемую работу. У нас много человек поступает и много человек исключается из вузов.

— Сейчас говорят о том, что наши врачи сильно отстают от зарубежных, потому что элементарно они не знают английского языка. Очень многие научные достижения, в том числе и в сфере медицины, здравоохранения, публикуются в научных журналах на английском языке. Как Вы считаете, у вас будет эта проблема?

— Сейчас эта проблема на стадии образования решается, у нас есть английский язык как официальная программа обучения. То, что нужен английский язык, уже давно поняли все врачи, которые хотят развиваться дальше, и я считаю, что это не проблема сейчас. Тот, кто хочет, тот читает какую-то литературу, я сам читаю статьи на английском языке. Медицинский английский сложен тем, что там есть определенная терминология, но большинство терминов сочетаются с латынью. И для большинства моих знакомых тоже это не проблема.

— Советская школа медицины пропагандировала, что врач должен лечить человека, а не болезнь. Есть другая школа, американская или западная, когда каждый врач лечит конкретную болезнь. Скажите, Ваше образование к чему подвигает: к тому, чтобы Вы лечили человека или болезнь?

— Наше образование подвигает к лечению человека, но наша система здравоохранения подвигает к тому, чтобы лечили болезни, потому что хирург не может заменить эндокринолога, потому что лицензия дается на хирургическую деятельность. Он может что-то посоветовать, и хорошие врачи советуют обратиться к какому-то определенному врачу, но что-то решать за другого сейчас просто невозможно чисто юридически. Сейчас можно попасть в суд очень легко и просто, если врач немножко превысил свои полномочия.

— В Архангельской области во многих сельских территориях и в городах есть острая нехватка узких специалистов. Скажите, поехали бы Вы хотя бы гипотетически после окончания Вашего вуза работать в глубинку?

— Чисто гипотетически я скажу «да», потому что когда ты один в деревне — это большой опыт, это получить гораздо больше знаний. И если у меня будут условия, почему нет. 

— Что для Вас стало бы решающим, чтобы принять предложение приехать работать в районную больницу?

— Это точно уровень зарплат не ниже чем в Петербурге. Хороший врач-терапевт может получать до 60 тысяч. Я сомневаюсь, что на семью из четырех человек этого достаточно, но возможно, в глубинке этого будет хватать. Соответственно, если будет жилье.

— Программа «земский доктор», которая предполагает один миллион рублей доктору, служебное жилье, но там отработать надо пять лет — это для вас аргумент или нет?

— Всё зависит от того жилья, которое мне предоставят, и я не уверен, что к тому моменту, когда я закончу учиться, этого миллиона рублей будет достаточно. На самом деле, если будут хорошие условия — почему нет. И все зависит от нового семейного положения в тот момент, потому что если у меня появится семья, дети, то переезжать будет достаточно тяжело.

— Вы сказали, что готовы поехать работать в глубинку. Это Ваше личное настроение или это настроение сегодняшнего студенчества?

— Точно я могу говорить только за себя, большинство, конечно же, не хочет выезжать никуда, это логично.

— Сегодня на «13-м этаже» был Игорь Жуковец, будущий врач-хирург. До встречи.

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.