ЖКХ
В Архангельской области 3000 малоквартирных домов могут выйти из программы капремонта

В Архангельской области 3000 малоквартирных домов могут выйти из программы капремонта

18.01.2019 15:43
Директор регионального Фонда капремонта рассказывает о работе с подрядчиками, экономике тарифа, типах неплательщиков и планах на год.

— Александр Викторович, нередко приходится слышать, что муниципалитеты страдают от того, что по закону предпочтительнее подрядчик, который снижает стоимость своих услуг. Но затем подрядчик, сильно уронивший «цену вопроса» плохо справляется с обязательствами. Сказывался ли этот фактор на капремонте в Архангельской области?

— Есть случаи, когда цена вопроса падает на 20-25 процентов. Но я бы не сказал, что это сильно влияло на выполнение работ. Потому что существует механизм защиты для заказчика. У нас есть такое понятие как обеспечение исполнения контракта — либо деньгами, либо банковской гарантией. Когда цена вопроса падает сильно (более 25 процентов), обеспечение увеличивается в два раза по закону. Это защита заказчика от недобросовестных действий подрядчика, который понимает, что он может потерять средства.

Снижение стоимости работ может быть связано с тем, что подрядчик не является плательщиком НДС, а работает по упрощённой системе налогообложения. В соответствии с законодательством мы сметы составляем с учётом НДС. В ситуации, если выиграет подрядчик, работающий по «упрощёнке», НДС оставляется в норме прибыли. Поэтому они, снижая стоимость контракта, ущерба не испытывают.

Но проблемные объекты есть.

— С чем это связано?

— Неудовлетворительная организация работы у подрядчиков, недостаточный контроль на местах, экономия на инженерах и мастерах (ИТР) — тех специалистах, которые на месте должны руководить процессом. Всё пускается на самотёк. В итоге приходится «расторгаться».

Бывает, генподрядчики берут себе определённую дельту и передают работы на субподряд. И здесь тоже начинаются проблемы. Работа не идёт, приходится контракты расторгать. В этом году мы расторгли один контракт в Коряжме и два — в Северодвинске.

— Как боретесь? Заносите в чёрный список?

— Чёрный список есть. По итогам расторжения договора мы направляем документы в Федеральную антимонопольную службу. Но главное — обеспечить выполнение работ к определённому сроку.

ФАС оценивает всю совокупность причин, которые привели к тому, что договор не был исполнен. Если причины необъективные, то организация включается в чёрный список и три года не имеет право работать с Фондом. Если причины объективные — организация не включается в список и в дальнейшем имеет права на участие в аукционах.

Платят почти все

— Собираемость платежей растёт или падает?

— Увеличивается. По «общему котлу» в 2018 году она составляет порядка 96 процентов. Если говорить о «котле» и о спецсчетах, которые находятся в нашем ведении (около 850 домов), то здесь совокупность составляет 97,1 процента.

Уровень накопительной собираемости, то есть за весь период действия программы, начиная с ноября 2014 года, тоже продолжает увеличиваться — около 81 процента.

— Неплательщики всё равно есть. Это всё те же принципиальные люди, категорические отказывающиеся платить?

— За прошлый год наша юридическая служба отработала свыше 17 тысяч лицевых счетов — 17 тысяч должников. Подавляющее большинство — собственники, которые не платили совсем.

Среди них есть принципиальные неплательщики, которые наотрез отказываются платить. А есть люди принципиальные, но с хитрецой. У нас до сих пор не до конца урегулирован вопрос о получении данных о собственности. Некоторые люди, приватизировав квартиры, данные в Росреестр могли не направить. И у нас данные тоже могут быть не совсем верные, например, другая фамилия собственника может быть обозначена.

Такие люди полагают, что пока их фамилия не появится в документах, можно не платить. Нам приходится выходить на суд: оплата не привязана к личности, она привязана к собственности.

Вопрос о тарифе

— Тариф на капремонт сколь сильно возрастёт?

— Пока он увеличивается только в связи с изменением инфляции. Если в прошлом году он составлял 7, 55 рублей с квадратного метра, то в этом — 7, 91 рублей.

Пока мы не говорим о том, что тариф будет подтягиваться к экономически обоснованному. Реальная экономика капремонта не отражается в этих цифрах. Мы понимаем, что тариф должен носить социальный характер, должна обеспечиваться платёжеспособность. И мы двигаемся в этом направлении. Хотя есть регионы, где тариф составляет 10-12 рублей, в Москве — 17 рублей. Но при этом они могут больший объём работ выполнять.

— Жалобы на тариф есть?

— Большая часть обращений в отношении тарифов связана с оплатой услуги за перевод и приём платежей, то есть процент, взимаемый банком. Мы стараемся объяснять, что в других коммунальных услугах этот платёж уже «зашит» в общую сумму.

Система капремонта — максимально прозрачная, вся информация открытая. Мы можем работать над тем, чтобы сокращать величину дополнительного взноса — рекомендовать пользоваться электронными способами перевода средств.

— Приходится ли вам сталкиваться с тем, что люди считают, что их дом пора ремонтировать, а по плану всё это в далеком будущем?

— Да, такие обращения бывают. И у нас есть рекомендации, как выйти на досрочное проведение капремонта. Если дом находится на спецсчёте, собственники вправе принять решение в любой момент времени. Это их полное право. Главное, чтобы денег хватило.

Что касается «котла», то собственники могут выйти на общее собрание и обратиться к регоператору о необходимости проведения капремонта. Если денег достаточно, мы готовы организовывать проведение капремонта. Если денег недостаточно, мы говорим о том, какую сумму нужно дополнительно собрать. Это взнос, который не будет учитываться в счёт будущих платежей.

Итоги и планы

— Как вы оцениваете итоги работы в 2018 году?

— Если в позапрошлом году было выполнено работ на сумму около 1 миллиарда 250 миллионов рублей, то в прошлом году — на сумму без малого 1 миллиард 900 миллионов. Был проведён ремонт в 551 доме по всей Архангельской области. Выполнено 898 видов ремонтных работ. Всё это было принято комиссиями.

— Что не удалось?

— Мы стремимся к тому, чтобы план был выполнен на 100 процентов. На 100 процентов у нас не получилось. Но, если говорить об основном перечне, то мы выполнили его на 99 процентов. Фактически в полном объёме не смогли завершить ремонт крыши в доме на набережной Северной Двины, 98. Вопрос завис на том, что подрядчик не подготовил исполнительную документацию. Это как раз к вопросу об ИТР. Ремонтные работы выполнены, но, к сожалению, по документам у нас идёт неисполнение.

Параллельно с основным перечнем домов мы работаем с резервным перечнем. Он помогает обеспечить максимальное освоение денежных средств.

— Что запланировано на 2019 год?

— Модель работы у нас живая: что-то может меняться ежемесячно или ежеквартально. Но пока мы планируем порядка 1000 видов ремонтных работ примерно в 550-600 домах по всей области.

В конце прошлого года были приняты изменения в Жилищный кодекс, которые коснулись малоквартирных домов. Есть мнение, что дома, где менее пяти квартир, не нуждаются в нахождении в системе капремонта. Федеральный закон дал право решать регионам. Вопрос будет рассматриваться на ближайшей сессии облсобрания.

Если поправки будут приняты, около 3 000 малоквартирных домов могут выйти из программы. Всё зависит от того, в какой формулировке будет приниматься решение.

— Реакция людей наверняка разная.

— Да, и позиция муниципалитетов тоже неоднозначная. Может завязаться полемика. Но нам нужно готовится к корректировкам программы.

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.