Общество
Антон Кальгаев: «Архангельск должен осознать ценность дерева»

Антон Кальгаев: «Архангельск должен осознать ценность дерева»

01.12.2018 11:20Мария АТРОЩЕНКО
Культуролог, сооснователь центра «Проект Север» и со-куратор российского павильона Венецианской архитектурной биеннале Антон Кальгаев принял участие в Arctic Art Forum.

Антон Кальгаев окончил философский факультет СПбГУ и постдипломную программу Института «Стрелка» под руководством знаменитого голландского архитектора и теоретика архитектуры Рема Колхаса. В 2014 году Кальгаев стал со-куратором выставки Fair Enough. An Expo of Ideas в Российском павильоне Венецианской биеннале архитектуры. Сейчас он занимается проектами в области территориального развития, в частности, разрабатывает социокультурную программу парка «Зарядье» в Москве.

Эксперт принял участие в нескольких ключевых мероприятиях форума, и в первую очередь — в финальном семинаре Wood is cool («Дерево — это классно») одноимённого русско-шведского проекта, посвящённого своеобразной реабилитации дерева как современного стройматериала.

Как Антон Кальгаев пояснил «Региону 29», вопросы сохранения деревянного наследия и возвращения дерева в города «упираются» в осознание его ценности.

— Проблема сохранения деревянной архитектуры вовсе не в том, как её сохранить физически, — это лишь один из аспектов, — а в том, какой новой функцией наполнить эти здания, чтобы они не погибали, — отметил Антон Кальгаев. — И в этом, на мой взгляд, Архангельской области может помочь социокультурное программирование. Если мы говорим о ценности дерева для идентичности города, это значит, что мы его понимаем и как объект сохранения, и как объект дальнейшего развития. Мы осознаём ценность дерева, и как исторически присущего этого месту материала, и как материала современного, экологичного

Деревянная архитектура, по словам Кальгаева, — это не только коттеджи и срубы из «кругляка». 

— Недавно в Швейцарии было открыто огромное современнейшее офисное здание, полностью построенное из дерева, — пояснил культуролог. — Или, допустим, деревянные перекрытия были использованы при строительстве петербургского «Манежа» — огромного, современного. Просто дереву требуется уход. Это обычная русская история: хотим сделать на века, но почему-то переделываем раз в полгода из-за этого. Современное дерево и дерево XIX века — это технологически очень разные материалы. Технологический аспект возвращения дерева — дело последнее. Вопрос в том, что нужно понять его ценность, осознать, почему в Архангельске должно быть дерево.

Для Кальгаева очевидно, что деревянная архитектура является частью культурной идентичности Архангельского Севера.

— Но почему-то она считается таковой только в Кенозерье, в Каргополе, в «Малых Корелах», где-то вне городов, — добавил Антон Кальгаев. — Это странно. Это какое-то советское раздолбайство, когда проще залить бетоном, а не ухаживать. В целом по России деревянная архитектура переживает не лучшие времена, но есть примеры, когда бизнесмены выкупают дома и реконструируют их. Необходимо просто осознать ценность дерева, пойти навстречу этому движению. Деревянная архитектура объединяет — горожан, активистов, архитекторов, реставраторов, музейщиков.

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.