Общество
Облава на обывателя: «Четвёртый» театр Архангельска отыгрался на «Человеке из Подольска»
1/16

Облава на обывателя: «Четвёртый» театр Архангельска отыгрался на «Человеке из Подольска»

10.11.2018 14:25Мария АТРОЩЕНКО
Неформальное объединение театральных деятелей Архангельска представило премьерный спектакль по золотомасочной пьесе Дмитрия Данилова «Человек из Подольска».

Известный театральный деятель Архангельска, ныне «свободный художник» Александр Дунаев поставил современную пьесу с актёрами «архдрамы» — Иваном Братушевым, Михаилом Андреевым, Марией Беднарчик и Александром Субботиным — в их свободное от репетиций время. Премьера состоялась в ноябрьские выходные в культурном центре «Звезда Севера».

«Человек из Подольска» — это пьеса современного писателя, автора книг стихов и прозы, Дмитрия Данилова, которую сегодня ставят по всей стране. Впервые на Севере с согласия автора её поставил именно «Четвёртый» театр. Жанр постановки Дунаев определил как «комедия логики и абсурда».

Главного героя — обычного парня Колю из Подольска — ни за что ни про что задерживают и доставляют в полицию. А там начинают выяснять личность, но не по паспорту, не по логике, а как-то абсурдно. Иными словами, практически мучают — но не стереотипно, в духе городских легенд о «полицаях», а интеллектуально. Считай — экзаменуют: спрашивают, какова численность населения Подольска, когда ему был присвоен статус города, а ещё заставляют кричать кричалки, составленные из сложно произносимых звукосочетаний, танцевать «мозговой танец» — чтобы мозг развивать, создавать новые нейронные связи.

«Хэй, хэй, лёлэ-лёлэ!» — так выглядит «мозговой танец».«Хэй, хэй, лёлэ-лёлэ!» — так выглядит «мозговой танец».

Постепенно доходит и до обвинений. Но «шьют» человеку из Подольска не хранение наркотиков, а серость, душевную бедность — городом своим он не интересуется, по сторонам не смотрит, — не помнит даже, какого цвета у него дверь в подъезде! — тянет лямку на нелюбимой работе и встречается с нелюбимой женщиной.

Спектакль оформлен очень реалистично и бытово: на сцене воссоздана атмосфера рядового отделения полиции с клеткой «обезьянника», а актёров, переодетых в полицейскую форму, не отличить от реальных правоохранителей: ни дать ни взять — охрана синагоги.

Главный полицейский — Михаил Андреев.Главный полицейский — Михаил Андреев.

Чувствуется, что актёры играют с видимым удовольствием, особенно хороши обитатели сюрреалистического полицейского отделения. Своего полицейского Михаил Андреев играет на стыке логики и абсурда, балансируя между стереотипными представлениями о самоуправстве «ментов» и функцией духовного наставника, обвинителя на душевном суде: от елейно-спокойных интонаций до нравоучений и вдохновения.

Госпожа капитан — Мария Беднарчик.Госпожа капитан — Мария Беднарчик.

Мария Беднарчик в роли госпожи капитана Марины даже более обаятельна, чем обычно: игривая, флиртующая, пластичная, умная, ироничная. Иногда даже смешная — со своей пресловутой кока-колой из фаст-фуда в стакане с трубочкой. Она согревает своей энергией всё пространство сцены и доставляет зрителю, наверное, одно из главных посланий драматурга: будь любопытным, интересуйся, смотри по сторонам, ищи красоту во всём. Подольск, говорит она, ничем не хуже Амстердама: пряничные домики не менее прекрасны, чем панельные пятиэтажки. Надо это только увидеть.

Человек из Подольска — Иван Братушев.Человек из Подольска — Иван Братушев.

Иван Братушев, который-то и играет человека из Подольска, приносит на сцену куда менее яркую энергетику: но, справедливости ради, и персонаж-то — блёклый, ординарный. В сценах своеобразной манифестации своей заурядной философии — да, чем, чем, чёрт возьми, можно интересоваться в Подольске?! — он надевает капюшон, сложно стараясь стать ещё более безликим, затеряться в толпе окончательно. Это своеобразный бунт обывателя против обвинений в непримечательности, жизни на автомате.

Украшением спектакля стал молодой артист «архдрамы» Александр Субботин, который сыграл персонажа второго плана — человека из Мытищ Серёжу. Второй задержанный в этом причудливом отделении уже не впервые: раньше тоже думал, что что это дурдом какой-то, но теперь понял — это полиция. Усвоил правила игры, разучил «мозговые танцы», — «наблатыкался». 

Человек из Мытищ — Александр Субботин.Человек из Мытищ — Александр Субботин.

Несмотря на то, что большую часть действия мытищенский проводит в «обезьяннике», он отвоёвывает внимание зрителя своими хулиганскими выходками и создаёт самые комические моменты. Чувствуется, что в роли Серёжи Александр Субботин оторвался по полной. Слова «Рад стараться!» он выкрикивает с гипертрофированным рвением и пылом, как футбольный болельщик — кричалки на стадионе. Подчиняется с восторгом. Советы Коле даёт вороватым шёпотом — как бы не получить.

При всём вдохновенном озорстве актёров и занимательной глубине пьесы, в финале спектакля всё же осталось чувство, что чего-то не хватило. Чего? Активного режиссёрского присутствия, проявления авторской мысли, находок. Пожалуй, одна из заметных режиссёрских придумок — стихотворные строки поэта-сатирика и драматурга Дмитрия Горчакова из комической оперы «Баба-Яга» про «после дождичка в четверг», которыми Александр Субботин закольцевал действие.

Александр Дунаев.Александр Дунаев.

Александр Дунаев в качестве постановщика пустил артистов по правильному пути, но не выразил своего видения: чем был тот абсурд, творившийся в отделении полиции? Может, герой в коме, и всё происходит в его сознании на грани жизни и смерти? Или он умер, и происходит высший суд? Или герой судит за жизнь на автомате самого себя? Хотя судить художника нужно по его законам. А в самом начале режиссёр сказал зрителю, что для «Четвёртого» театра прежде всего важно Слово. Это слово драматурга режиссёр передал безукоризненно точно.

Но вопросы остались без ответов. Зато зрители в антракте спрашивали сами себя:

«А, в самом деле, какого цвета у меня дверь в подъезде?».

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.