— В связи с этим в новостях любого региона, а так же и на федеральных ресурсах, то и дело появляется информация о каком-нибудь добровольческом проекте или волонтёрской организации. Создан специальный сайт ДобровольцыРоссии.рф, на котором можно отследить, как выполнялся указ главы государства в течение этого года. Например, сейчас там идёт голосование за лучшую социально значимую инициативу, участвующую во всероссийском конкурсе Добровольцы России 2018. К слову, от Архангельской области претендуют четыре проекта и мы об этом поговорим позднее. Но, а сейчас я объявляю тему круглого стола «Добровольчество — потребность души или обязаловка?» Давайте знакомиться с нашими гостями. Отец Леонид Перчугов, руководитель отдела по делам молодежи Архангельской епархии. Григорий Ковалёв, начальник управления по делам молодёжи и патриотического воспитанию администрации губернатора и правительства Архангельской области. Мария Захарова, волонтерка. Валерия Чеснокова, студентка 4 курса САФУ. Елена Горбачева, руководительница серебряных добровольцев волонтерского центра САФУ. Я всех приветствую. Спасибо, что пришли. Прежде, чем мы начнём разговор, давайте посмотрим, готовы ли в наше время люди помогать друг другу бесплатно.

— А Вы делаете добрые дела просто так, бесплатно, по зову сердца?
— К сожалению нет. Много времени уделяю работе. Бывает, но очень редко.
— Наверное, все люди делаю это так или иначе. Не обязательно для этого быть волонтером.
— Помогаю бабушкам, которые сами уже не могут о себе позаботиться. Иногда перечисляю деньги на операции. Родственникам помогаю обязательно.
— Таким не занимаюсь. Только знакомым иногда помогаю.
— Я из Англии. Там я работаю в благотворительном магазине для пожилых людей бесплатно. Собранные деньги отдаем пожилым.
— Не буду хвастаться. Но, наверное, делаю. Без этого жизнь уже будет не та.
— Я была один раз волонтером. Но, к сожалению, больше нигде не участвовала. Но, возможно, в будущем еще удастся.

— К увиденному я добавлю позицию ещё 54 человек. 44 из них отметили, что помогают другим бесплатно. Остальные — нет. Прежде чем переходит дальше к обсуждению, всё же давайте дадим определение волонтёрству. Что это такое? Чем занимаются волонтёры? Например, если человек перевел бабушку через дорогу, дал муки соседке или перевел денежку на операцию для больного ребенка, он уже является волонтером или это просто добрый человек?

— Мне кажется, если это делать на регулярной основе и это является одной из целей вашей жизни, то вы однозначно доброволец и волонтер. А если это разовое мероприятие, то это просто порыв души. Думаю, для того, чтобы считаться волонтером, нужно довольно много времени уделять помощи людям на безвозмездной основе.

— Я тоже думаю, что в таком случае человек может считаться просто добрым. Такой неорганизованной помощью должен заниматься любой человек, вне зависимости от вероисповедания и других вещей. Лично для меня, волонтер — это человек, состоящий в какой-то организации на систематической основе, то есть, не только когда у него есть время.

— Для меня понятие волонтера значит добровольно, бесплатно, с любовью. Если я буду даже несколько раз оказывать кому-то помощь, то я уже буду считать себя волонтером.

— Мне известна одна интересная история, в ней участвует моя дочь. Она учится в Санкт-Петербурге, не состоит ни в какой организации, но у них есть сообщество в социальных сетях, которое помогает бездомным людям. Они готовят для них еду. То есть, один студент варит суп, покупая продукты за свой счет, заливает в большой термос и везет на метро к месту сбора. В определенном месте они кормят бездомных людей, потом передают инициативу своим «коллегам». Получается, они не волонтеры? У них же нет организации.

— Как нет? Появился какой-то человек, который решил кормить бездомных, он создал сообщество в социальной сети, организовал людей, которые стали волонтерами этого сообщества.

— То есть, нам не важна юридическая составляющая?

— Да, не важна юридическая форма.

— А у нас есть какие-нибудь подобные примеры в области?

— Да. Недавно в одной из групп в социальных сетях в Архангельске, я увидела объявление о том, что где-то в Соломбале, если я не ошибаюсь, происходит то же самое кормление бездомных людей. Организаторы приглашали людей поучаствовать и помочь, кто, чем может.

— Григорий, скажите, существовала ли в Архангельской области организованное действующее волонтерское движение до указа президента? Спрашиваю Вас, потому что за Вами стоит организованная молодёжь — студенты, которых, на мой взгляд, очень легко направить на какие-то мероприятия, о которых нужно Вам, как чиновнику, отчитаться перед вышестоящим лицом.

— Легко организовать молодежь только на те мероприятия, на которой ей будет интересно. Тогда, возможно, что-то получится. Поэтому мы все же занимаемся направлениями, которые нужны региону, но и будут интересны студентам. До указа организованное волонтерство, конечно, существовало. Все же у нас живут очень отзывчивые люди. Здесь всегда было множество движений на базе университетов, школ, муниципальных образований.

— Чем занимаются эти движения? Какие направления охватывают?

— Самое распространенное — это событийное волонтерство. Это когда ребята приходят и помогают в проведении того или иного мероприятия. У нас в регионе несколько лет назад было создано движение волонтеров-медиков, так же действует отряд спасателей и поисковые отряды, которые работают в свободное время.

— Есть последователи тимуровского движения, когда в центре внимания находятся пожилые люди, ветераны. Или это только перед 9 мая?

— Нет, ни в коем случае. На самом деле, очень много организаций. Я боюсь кого-то обидеть, но назову лишь несколько примеров. Движение студенческих отрядов в нашем регионе ежегодно проводит огромный перечень мероприятий по бесплатной помощи. Ярким проектом у них является «Полярный десант», в рамках которого отряды волонтеров во время зимних каникул едут в отдаленные деревни нашей области и проводят там один день. Для младших школьников проводят мастер классы, старшим школьникам читают профориентационные лекции, приходят в дома и помогают по хозяйству бабушкам, а вечером устраивают для всей деревни концерт.

— Валерия, Вы или Ваши знакомые как-то стакивались с подобной деятельностью?

— Да. Например, моя волонтерская деятельность началась с того, что моя очень хорошая приятельница участвовала в одном из отрядов и ездила в такой десант, как раз. Она заразила меня теми эмоциями, с которыми вернулась. Они ездили в Веркалу. Ей очень понравилось. Мало того, что они побывали в исторической части Архангельской области, так еще смогли и помочь.

— А заниматься волонтерской деятельностью среди молодежи сейчас это что? Модно? Так подчеркивают индивидуальность? Что за этим стоит?

— Я думаю, что это зависит от цели и желания каждого конкретного человека. Например, «Солнце Арктики», где студенты ездят по детским домам, помогают малообеспеченным семьям, там люди, конечно, хотят помогать. Есть волонтеры, как я, которые помогают в организации каких-то крупных событийных мероприятий. Мне, например, интересно само направление — управленчество, международные связи. Поэтому я ищу себя там.

— А что Вы там делаете?

— Я учусь на инязе. Поэтому для меня важна практика. Мне доставляет удовольствие, когда я могу объяснить, как пройти куда-то или как-то помочь, а так же когда могу порассуждать на какую-то тему, чтобы просто потренировать язык.

— То есть, охват самой идеи волонтерства сегодня в молодежной среде насколько весом?

— 20 тысяч человек состоит в волонтерском движении. Нельзя сказать, что это только прерогатива молодежи. Нас очень сильно в последнее время развивают серебряное волонтерство. Они участвуют в мероприятиях не только в нашем регионе, но и выезжают на большие события в другие.

— Да, об этом я хотела поговорить отдельно. Но все же насколько большой охват то? Может, они просто числятся ради формальности?

— Задача то, как раз в том, чтобы создать все условия, чтобы человек любого возраста нашел себя в волонтерстве. Мы сейчас прорабатываем на уровне администрации губернатора проект, где на уровне всех министерств и ведомств появится флагманский проект по роду деятельности данной структуры, а так же появится простая карта, где будет указано, как туда прийти, как стать волонтером. Сейчас мы разрабатываем совместно с министерством связи проект, в котором волонтеры будут по адресам приходить и настраивать телевидение в домах. Самое главное — в этом году мы создаем ресурсный центр поддержки добровольчества. Его задача не переписать каждого волонтера, а дать возможность связаться всем, кто имеет желание и возможность помогать, получить поддержку грантовую, финансовую. Нужно сделать так, чтобы никакие проблемы не останавливали человека на пути к волонтерской деятельности.

— Мы начали уже говорить. Елена Евгеньевна, расскажите, серебряное волонтерство появилось в этом году или существовало и до этого, только мы о нем не слышали?

— Я в добровольчестве с 2013 года, как началась подготовка к олимпийским и параолимпийским играм. Тогда тоже был набор, ограничений по возрасту не было. Единственное условие было — знание английского языка. Но для волонтеров САФУ занятия английского два раза в неделю бесплатные. Я сама начала изучать английский язык с этого года, затем прошла собеседование на параолимпийские игры. Была на всемирном фестивале молодежи и студентов. Многие волонтеры у нас начинали с нуля изучать язык, а так же курсы компьютерной и мобильной грамотности. Это все организует САФУ. Для людей в возрасте очень важны такие вещи, так как это личностный рост и общение.

— А кто они, ваши товарищи?

— Есть преподаватели английского. В основном, это люди за 50 лет. Есть те, кому уже 79 лет.

— А если человек не хочет изучать английский язык и ехать на какое-то мероприятие, чем он может заняться?

— Это и необязательно. И в нашем городе масса дел, в которых человек может проявить себя. У нас много событийных мероприятий проходит. Завтра, например, будет эстафета огня в рамках универсиады. 8 серебряных добровольцев будут участвовать там. Есть еще и социальные проекты. У нас помогают ветеранам войны именно в помощи по дому. Все же к нам люди приходят, которые чувствуют потребность в помощи другим.

— Отец Леонид, мне очень интересна одна вещь. Например, человек, который в помощь храму отдал огромную сумму, его же называют меценатом. А как называют человека, который дает небольшую денежку во время службы, например? Или же ему захотелось перед каким-нибудь праздником помыть полы в храме. Как мы можем назвать таких людей?

 — У нас в храме немного другая категория. Если дома муж помог заплатить жене за какие-то бытовые услуги или жена помыла полы дома, то мы же не называем его/ее волонтером. Это семейные обязанности. Мы же в храм приходим, как к себе домой. Храм не получает финансирования от государства, а содержится на пожертвования.

— Хорошо. Каким образом тогда церковь участвует в добровольчестве?

— По всем направлениям участвуем. Есть у нас волонтерское движение «Благо», а так же волонтеры при храмах. Они помогают людям на постоянной основе. То есть, человек может прийти и написать, какая помощь ему нужна. Волонтеры помогают, либо ищут человека, который смог бы помочь.

— То есть, где грань? Когда человек становится именно волонтером?

— Есть волонтерские организации, которые систематически занимаются помощью. Есть сестричество при епархии. Туда люди приходят, обучаются по медицинскому договору, получают корочки «сестры». Они потом ходят в отделения и помогают персоналу ухаживать за больными. Или еще у нас совершаются поездки по домам престарелых людей, в детские дома.

— Есть хороший пример на территории региона — это молодежная школа реставраторов. Студенты университетов, занимающихся вопросами архитектуры, приехали к нам в регион и занимались восстановлением заброшенных храмов. Это еще, конечно, пилотный проект, но уже интерес к нему есть.

— Я бы хотела поговорить еще об одном направлении волонтерства — забота о бездомных животных. Я считаю, что человек, как разумное существо, способен позаботиться о себе, а животные, как правило, беззащитны. Те люди, которые подбирают бездомных животных, моют, лечат, пристраивают в добрые руки, я считаю, делают очень доброе дело. У нас есть представительница такого направления. Мария, расскажите, зачем Вам это надо? Это же отнимает много сил, времени, денег.

— Думаю, это совесть. У меня не находится другого объяснения.

— У вас же нет никакой специальной организации. Думаю, есть какое-то сообщество людей, которые вовлечены в заботу о бездомных животных. Как у вас происходит то, чем Вы занимаетесь?

— На самом деле, все очень стихийно. Большинство зооволонтеров одиночки, потому что все же дело неблагодарное. Но так же у нас есть несколько организаций. Я сейчас еще являюсь членом правления региональной организации «Альянс защитников животных». По сути дела, да, это волонтеры. То есть, люди, которые в свободное время занимаются вопросами, связанными с животными. Но эти вопросы то напрямую связаны и с людьми, с жителями города. Волонтеры, прежде всего, стараются уменьшить количество бездомных животных на улицах. Есть не очень доброжелательные люди, которые думают, что волонтеры только кормят животных во дворах, помогая им размножаться. Но нет, конечно.

— А что делаете Вы?

— Например, если говорить про бездомного котенка. Алгоритм действий всегда один и тот же. Котенка забирают домой, моют, обрабатывают от паразитов. Не проблема — грязь и шерсть. При должном уходе этого можно избежать. Самое главное — начать пристраивать котенка. Сфотографировать его и распространять информацию, искать людей, которые ищут себе животное. Таких людей в нашем городе очень много. Только нужно сделать так, чтобы животное встретилось со своим хозяином. Если нет возможности у волонтера дома держать животное, то ему ищется передержка, то есть, временный дом.

— Мне хочется спросить мнения других участников круглого стола — это все же волонтеры или только добрые люди?

— Мне кажется, что не от количества или формы зависит добровольчество и волонтерство. Оно зависит от того, что ты помогаешь не родному и близкому человеку, а постороннему человеку или животному. Будь то один или тысяча — это не имеет значения.

— Да, я, пожалуй, соглашусь. Давайте посмотрим еще один опрос. Мы спросили людей «А как Вы считаете, что движет теми, кто стремится помогать другим людям бесплатно?»

— Что Вы думаете о людях, которые просто так, бесплатно помогают другим?
— Они такие же, как и мы, только счастливые.
— Если у людей осталось чувство какой-то душевности, то это же хорошо. Я очень поддерживаю.
— Наверное, люди хотят сделать добро по велению души. Это приятно.
— Нет комсомольской организации, а нужен повод молодежи объединиться на доброй и хорошей основе.
— Как с ними в детстве обращались, так сами и делают.
— Видимо, пробудившаяся совесть у нации. Думаю, чем больше будет таких активных людей, тем лучше.
— Наверное, люди просто хотят помочь остальным, сделать что-то доброе для них. Каждый может попасть в трудную ситуацию. Думаю, даже волонтеры сталкивались с трудностями, поэтому они понимают, что людям нужна помощь.

— Давайте продолжим этот опрос. Хочу услышать мнение каждого из участников круглого стола.

— Волонтеры все абсолютно разные. Для кого-то это личностный рост, для кого-то — общение. Студенты, возможно, обращаются за опытом или какими-то преференциями. Я считаю, что это не всегда порыв души. Это может быть и расчёт.

— Мне очень понравилось в начале программы Ваше высказывание о том, что волонтеры — это те люди, которые помогают не когда им удобно, а когда это необходимо кому-то.

— Да, должна быть какая-то жертвенность.

— Спасибо. Григорий, а как Вы считаете?

— Определённый порыв души, безусловно, всегда присутствует, но есть и какие-то личные интересы. Волонтерство многогранно. Например, в Воронеже есть хороший проект, когда волонтеры объединяются и восстанавливают деревянные дома. То есть, они приходят к собственникам, договариваются с ними, находят краску у спонсоров и приводят деревянные дома в красивый вид. У нас в регионе тем же самым занимаются ребята из Архиважно. Они хотят изменять пространство вокруг нас, сохранить историю города.

— Мария, как Вы считаете, что движет людьми?

— Буду говорить за себя, и, наверное, за тех волонтеров, с которыми я знакома. Прежде всего, это желание помочь живым существам, которые никак не защищены государством.

— Спасибо. Валерия?

— Мне кажется, все зависит от нашего отношения, а так же от места в обществе. Знаю несколько примеров, когда студенты просто не знали чем заняться. Не хочется вроде бы, и петь, и танцевать, но чем-то заниматься необходимо. Они находят такие альтернативы. Мне кажется, что сила слова имеет большой вес. Когда тебя благодарят, то становится приятно внутри. Да, возможно, это часть тщеславия, но в эти моменты ты понимаешь, что ты нужна кому-то, ты — часть этого общества.

— А, может, расскажете нам, есть ли все же преференции в САФУ для тех, кто волонтерит?

— На себе я это еще не прочувствовала. Но для меня было важным получение именно навыков. Поэтому, да, для меня преференциями стало то, что я смогла воспользоваться новыми знаниями и умениями на парах, например. Недавно я стала председателем студенческих обществ и все организационные знания, которые я подчерпнула из событийного волонтерства, мне очень пригодились.

— Все в основном уже сказано, но, если я буду говорить о своем возрасте, то это, самое главное — выход из состояния одиночества, появление новых друзей, возможность побывать в других городах.

— Значит, ставим финальную точку. Все же, добровольчество — это порыв души или обязаловка?

— Думаю, что это все же порыв души, желание человека помочь.

— Даже в одном ряду не могут эти два слова стоять «добрая воля» и «обязательство». Это уже вызывает диссонанс. То есть, волонтерство — это исключительно порыв.

— Спасибо за ваши позиции. Уважаемые зрители, мы закончили свое обсуждение. Хочется сказать, что мы не советуем вам, как думать, а просто предлагаем поразмышлять на эту тему. Насколько легко взять и помочь другому человеку? Спасибо вам за то, что смотрели и были с нами. Всего доброго.

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.