Общество
«Пусть я их не знала, всё равно душа болит»: архангелогородцы помянули жертв репрессий
1/8

«Пусть я их не знала, всё равно душа болит»: архангелогородцы помянули жертв репрессий

30.10.2018 18:00Мария АТРОЩЕНКО
На весь перекрёсток Троицкого проспекта и Карла Либкнехта разносились имена репрессированных северян: на площади перед театром драмы читали «Молитву памяти».

Сегодня, в День памяти жертв политических репрессий, пенсионеры и молодёжь, преподаватели и студенты, священнослужители и все неравнодушные горожане собрались на традиционной поминальном молитвенном чтении.

С полудня до 14:00 имена репрессированных северян звучали на пересечении улицы Галушина и Ленинградского проспекта. Затем акция переместилась к драмтеатру, туда, где на месте разрушенного Свято-Троицкого кафедрального собора установлен камень.

— В списки мы включили только расстрелянных, — рассказала Надежда Макурина из культурно-просветительского фонда «Сретение, — да и то вряд ли успеем сегодня дочитать. Каждый год мы добавляем людей. На будущий год будем продолжать список. 

В этом списке — заведующие фермой, плотники, секретари народного суда, военнослужащие, крестьяне, слесари, машинисты, курсанты военных академий. Кто-то расстрелян в 70, кто-то — в 27. 

В списке жертв, чьи фамилии прочла Капитолина Алексахина, были все жители её родной деревни.

— И пусть даже я их не знала, но всё равно душа болит за людей. За то, что дети их не видели: многие выросли, не зная, что такое «папа». Этого нельзя забыть. Это память такая, которую должны хранить не только мы, пожилые люди, но и молодёжь. У меня самой родной дед, у которого было шесть детей, был репрессирован.

Валентин и Елена Корницкие.Валентин и Елена Корницкие.

«А тот — сразу донос чирканул»

Супруги Валентин и Елена Корницкие пришли на молитвенное чтение с распечатанными портретами родственников. Деда Валентина Дмитриевича Альбина Каминского и его родного брата Виталия расстреляли в 1937 году.

— Их в один день расстреляли в возрасте 45 и 42 лет, — рассказал Валентин Корницкий. — 
Дед был плотником в колхозе, брат его был просто колхозником. А статью пришили — за подготовку к государственному перевороту. Полнейший абсурд.

Репрессирован и расстрелян был ещё один родственник семьи Корницких — брат жены Альбина Каминского Станислав Грохольский.

— Бабушкин брат был морской офицер, работал в артиллерийском училище береговой охраны в Севастополе, — пояснил Валентин Корницкий. — Он приехал в отпуск в село к сестре. Встретился там с одним из старых друзей, который служил в сельсовете, хотя был бывшим семинаристом. И, как мне рассказывали, он как-то пошутил: мол, коммунизму тебя в семинарии учили? А тот — донос сразу чирканул.

Молитвенное чтение продолжится до 19:00. А в девять вечера организаторы поминальной акции предлагают горожанам зажечь на своих окнах свечи.

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.