— Ольга Геннадьевна, здравствуйте.

— Здравствуйте, Алексей.

— С праздником Вас. Будучи студентом, я, как, наверное, большинство из студентов, приходил в Добролюбовку, выбирал книги, готовился к экзаменам. Я закончил университет в 1996 году, что изменилось с тех пор?

— Изменилось многое, и не только с точки зрения организации внутреннего пространства библиотеки, содержания её ресурсов — огромного количества электронных ресурсов, доступных сегодня нашим читателям. Но я понимаю, о каких изменениях Вы спрашиваете, и эти изменения, к сожалению, не могут нас радовать, несмотря на праздничную дату, которую мы отмечаем. Конечно, меньше людей сегодня приходит для того, чтобы работать в библиотеке с книгой, с теми базами данных, которые доступны. Люди по-прежнему приходят для того, чтобы взять книгу на дом, это востребованная услуга, а в читальных залах действительно стало меньше народу. Вы сказали, что закончили вуз в девяносто шестом году, потом наступил период действительно очень большой востребованности библиотек и особенно нашей, поскольку университетские, муниципальные библиотеки достаточно небольшие, скромные были тогда, и небольшим количеством ресурсов владели. А фонд наш, естественно, делал библиотеку приоритетной для посещения. Кроме того, существовало в те годы такое понятие как обязательный платный экземпляр документов, выходящих на территории России. То есть мы получали практически все. У этого было и оборотная сторона, потому что приходило достаточно много книг непрофильных, которые никогда не будут востребованы, от которых потом приходилось избавляться.Но тем не менее, полнота фонда было очень большой.

 — 185 лет — что это для библиотеки, для читателя?

— Помимо того, что это огромный временной период, это по-настоящему интересный яркий путь библиотеки от нескольких десятков книг, от двух комнат, в которых она начинала свою работу, до более чем двухмиллионного собрания документов сейчас, до здания замечательного, которое украшает набережную Северной Двины. Это статус центральной библиотеки Архангельской области, причём не просто на словах, это реальная работа в качестве координационного, организационного и методического центра для почти 500 муниципальных библиотек. Это очень серьёзные проекты, которые сегодня реализуются и которые стали возможны благодаря вот этому пути и тем людям, которые работали в библиотеке до нас. Это очень высокий уровень библиотечных специалистов. Всегда требования к библиотекарям были высокими, и особенно к тем, которые работали в Добролюбовке, потому что такое понятие как центральная библиотека сопутствует уже где-то с тридцатых годов двадцатого века. Например, работу с обязательным экземпляром в 1925 году начали, и это все действительно требовало высокого профессионализма. Очень серьёзное направление, которое развивала именно Добролюбовка, и которое сегодня имеет действительно очень интересные и серьёзные результаты — это, конечно, краеведческая библиография, то есть это информация о нашей области, систематизированная в разных формах указателей, справочников. Сейчас это и интернет-ресурсы, потому что сегмент краеведческой информации, который мы развиваем в сети, действительно становится всё более весомым.

— Ольга Геннадьевна, Вы затронули интернет — во многом на то, что опустели читальные залы библиотеки повлиял интернет. Вы идёте параллельно с ним?

— Конечно, параллельно. Всё-таки это не очень правильное суждение — конечно, новые информационные технологии и интернет способствовали оттоку читателей, есть такое понятие комфортного получения информации, быстрого получения информации, но это далеко не вся информация, которая нужна нам. Мне кажется, что новые технологии как раз помогают библиотекам, и вот эту сторону недавно затронули специалисты одного из таких важных интернет-источников в области новых технологий — издание C-NEWS. Они говорят о том, что никуда не исчезнет библиотека в её традиционном понимании. Но новые технологии, то есть возможность зайти на сайт библиотеки, получить какую-то информацию в удалённом режиме, возможность искать в электронном каталоге, возможности получить какую-то электронную информацию в библиотеке, это автоматизация собственно процессов обслуживания — технология, которая позволяет человеку самостоятельно взять книгу, записать её, сдать, не обращаясь к библиотекарю — это всё делает пространство библиотеки более комфортным и современным.

— У Вас совсем недавно прошла форсайт-сессия «Такие библиотеки нужны обществу»? Какие «такие»?

— Мы действительно очень много в последнее время размышляем о будущем библиотек, потому что тревога есть, конечно, ощущение такой зыбкости почвы под ногами. Может быть, даже поэтому мы в последние годы очень глубоко пытаемся в историю проникнуть нашей библиотеки. Даже если мы посмотрим, например, сегодня на национальный проект «Культура», которые ещё не представлен в полном виде, но уже много о нём говорят, — к сожалению, в рамках этого периода и этого проекта не планируется построить ни одной новой библиотеки в России, при том что в мире каждый год появляются новые библиотеки, очень интересные с архитектурной точки зрения. И в этом смысле это отражение государственной политики — сделать библиотеку такой, чтобы она привлекла людей, чтобы она вдохновляла их, чтобы она действительно была современной.

— Почему так происходит?

— Я не знаю. Это очень сложный вопрос. Мы много обсуждаем в библиотечном сообществе будущее библиотек, но мы решили здесь, в Архангельске говорить с людьми. То есть нам нужно мнение людей, тех, кто когда-то ходил в библиотеку, почти у всех есть библиотечный опыт. Но в очень многих случаях он закончился в какой-то период. И образа библиотеки по существу нет в сознании у современного человека. Что такое библиотека, что она может сегодня предложить человеку, если он туда придёт? Люди поставили какую-то точку, назвав библиотеки «хранилищами книг». Эта функция никуда не уходит, продолжают выходить книги. И мы, например, имеем такую миссию как сохранение краеведческих изданий, и наша краеведческая коллекция — это уникальное собрание документов, посвящённых Архангельской области в исторических и современных границах. Почему у нас люди перестают ходить в библиотеки за книгами, для того чтобы читать и работать с теми же электронными ресурсами? Несколько наших специалистов в этом году побывали в разных странах — один в Ванкувере, другая в Штутгарте, кто-то в Хельсинки, где в конце декабря в конце этого года будет введена в строй новая городская библиотека. Понимаете, что поражает даже не здание, не технологии — поражает то, что там есть люди, которые посещают библиотеки, значит, проблема не только в библиотеках, есть какая-то проблема в обществе. Что мотивирует людей в этих странах ходить в библиотеки? Привычка людей к общественным пространствам. У нас есть много интересных мнений и суждений, и они не всегда, я бы сказала, комплементарные для наших деятелей библиотечной сферы.

— За 20 лет моей работы на телевидении было очень много интервью о культуре. Все говорили - «нам недостаточно внимания».Что нужно сделать?

— Тут многое нужно. Нужно измениться и библиотекарям очень многим, на самом деле, потому что ничто не произойдёт помимо нашей воли, наши библиотеки не станут лучше, если не станем лучше мы сами. Должно измениться пространство библиотек. Я, например, считаю, что без масштабной модернизации библиотечных зданий говорить о будущем очень сложно, потому что мы с Вами сегодня живем в других условиях. Человек, пришедший в эту маленькую библиотеку, может быть, лишённый возможности какими-то другими способами получить книгу или посмотреть фильм какой-то или концерт, ни в коем случае не должен чувствовать себя униженным этим пространством.Очень многие сегодня, и на форсайт-сессии, и наши жители говорили о том, что это должно быть комфортное и уютное теплое пространство. Важно, с каким настроением человек уходит из библиотеки.

— Ольга Геннадьевна, ещё раз поздравляю Вас и всех сотрудников и читателей со 185-летим нашей замечательной Добролюбовки, пусть у вас всё получится!

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.