Общество
Кот Шрёдингера, напевы ведьмы и вокальный оркестр: «Дни джаза» в Архангельске открылись музыкальной феерией
1/9

Кот Шрёдингера, напевы ведьмы и вокальный оркестр: «Дни джаза» в Архангельске открылись музыкальной феерией

19.10.2018 17:20Мария АТРОЩЕНКО
Концерт открытия культового международного фестиваля состоялся 18 октября в Камерном зале Поморской филармонии. Два контрастных отделения поразили воображение!

Фестиваль открыл продолжатель традиций Владимира Резицкого - руководитель продюсерского центра «Архангельск Джаз» — Тим Дорофеев. Всеми своими эмоциями по поводу очередного фестиваля он уже поделился на пресс-конференции, поэтому на открытии был предельно краток.

— Несмотря на всё, что происходит в нашей жизни, мы играем джаз, делаем джаз, и нас ждут прекрасные концерты и события, — сказал Тим Дорофеев. 

Тим Дорофеев отвечает на вопросы телеканала «Регион 29».Тим Дорофеев отвечает на вопросы телеканала «Регион 29».

Зрителей также тепло поприветствовала бессменная ведущая, гостя из Москвы, но совсем уже «своя» Елена Сергиевская.

— Мы приезжаем из разных городов, чтобы тоже послушать джаз, послушать эту удивительную, собранную каждый раз по-новому, каждый раз с какой-то новой сверхидеей, программу международных «Дней джаза», — сказала она.

Елена Сергиевская.Елена Сергиевская.

В этом году, по её словам, фестиваль полон контрастов — стилей, жанров и даже разных видов искусств. 

Елена Сергиевская рассказала, что Архангельск вечно подаёт ей какие-то знаки. Например, заголовок одного из материалов «Правды Севера» — «Знай физику, будь человеком!» — намекнул на скорую встречу с героями первого отделения концерта — московским трио «Второе приближение», которой наутро после своего выступления на «Днях джаза» должен был лететь праздновать своё 20-летие в доме-музее Скрябина. Трио вместе с джаз-журналистом и пропагандистом Михаилом Митропольским привезло в Архангельской свой спецпроект «Квантовая теория клавира, или о физиках и лириках».

Михаил Митропольский в этом вокально-джазовом перформансе выступил как нарратор — рассказчик.

— Эта программа началась очень давно, мне тогда было 17 лет, и мы подарили нашему приятелю на 18-летие гирю — 16-килограммовую! — поведал он. — Просто дарить было неинтересно, и мы написали целое сочинение с инструкцией по эксплуатации, правилами техники безопасности и рекламой. Там говорилось, например, что гирю лучше всего приобретать с помощью агентства гирепочты.

Михаил Митропольский.Михаил Митропольский.

Из этого давным-давно родилась совместная программа с саксофонистом Алексеем Кругловым, которую назвали «Физики и лирики». Спустя какое-то время она превратилась в другую — под названием «Квантовая теория клавира» — почти как «Хорошо темперированный клавир» Иоганна Себастьяна Баха. Первый том «КТК» вышел десять лет назад, а второй, отрывки из которого и представило трио, — этой весной.

— Появился он благодаря нашему разговору со знаменитым Славой Ганелиным (тоже гостем «Дней джаза» — «Регион 29»), — рассказал Митропольский. — Долгими зимними, осенними и весенними вечерами по скайпу мы обсуждали композиторскую работу, то, как устроена музыка, как она действует на человека… И наобсуждались до того, что Слава предложил сделать программу, в которой божественность и эротизм соединяются в одном едином теле.

В основу литературно-музыкальной импровизационной композиции легла эротическая поэма Пушкина «Царь Никита и сорок его дочерей». 

— Рядом с царём Никитой возник другой Царь — царь Давид — первый профессиональный музыкант, который танцевал перед господом Богом, — добавил Михаил Митропольский. Царь Никита vs царь Давид образовали некое пространство, в котором можно всё, что угодно. И из этого всего, чего угодно мы выбрали мартовских котов. За ними потянулись другие коты — кот Шредингера, кот-учёный… 

Михаил Митропольский — в образе то ли царя Никиты, то ли царя Давида.Михаил Митропольский — в образе то ли царя Никиты, то ли царя Давида.

А за царём Давидом — легенда о жонглёре, повествующая о том, что Богу угодно то, в чём человек достиг совершенства.

Иначе, чем чистым совершенством, музыкальный перформанс звонкого, ключевого рояля (Андрей Разин), задумчивого, прячущего бурный темперамент контрабаса (Игорь Иванушкин) и сумасшедшего, потерявшего человеческое звучание, вокала Татьяны Комовой под речитатив Митропольского назвать было трудно.

Настоящее колдовство! Рояль Steinway пел так, как будто молоточки стучали по хрусталю или чуть замёрзшей родниковой воде. 

Андрей Разин.Андрей Разин.

С контрабаса, когда Игорь Иванушкин отложил смычок и начал извлекать звук щипком струны, в технике «пиццикатто», слетела вся чопорность, инструмент показал свой крутой нрав и необузданность. 

Игорь Иванушкин.Игорь Иванушкин.

Силы этим музыкальным заговорам и заклинаниям добавляли то страшные, то волнующие вокализы Татьяны Комовой: словно сама ведьма-сводня из поэмы Пушкина про сорок дочерей царя Никиты слетела на сцену Кирхи, чтобы заколдовать зрителей. Комова пела на странном, ни на что не похожем, языке, словно накладывала заклятие.

Татьяна Комова.Татьяна Комова.

«Отмереть» зрителей заставил лишь финальный перезвон бубенцов — как вскрик, как звон разбившегося бокала.

Во втором отделении на сцену Камерного зала вышла вокальная группа «Камерата» из Белоруссии — септет магамастеров мирового уровня, который главным своим инструментом — голосом, работу с котором он довёл до совершенства, — может заменить оркестр. 

«Камерата».«Камерата».

Изобразить соло на альт-саксофоне? Запросто! Но это ещё цветочки, по сравнению с тем, что ещё солисты «Камераты» могут спеть — вой вьюги, стрекот цигад… Закрываешь глаза, а в ушах звучит целая Вселенная, — вот, что может «Камерата».

Примечательно, что впервые этот заслуженный белорусский коллектив выступал в нашем городе на этой же сцене, в 1995 году вместе с группой «Архангельск» Владимира Резицкого. 

— Время пролетело незаметно! — сказала солистка ансамбля Ольга Воробьёва. — С Архангельском связано начало нашей карьеры: здесь происходило много знакомств с прекрасными музыкантами, было много проектов, много концертом. Мы плавали на Соловки, там были джемы, и мы много услышали, многому научились, будучи тогда ещё юными исполнителями. С тех пор джаз и Архангельск — наша любовь навсегда.

Солисты «Камераты» продемонстрировали великолепные вокальные данные. В центре — Ольга Воробьёва.Солисты «Камераты» продемонстрировали великолепные вокальные данные. В центре — Ольга Воробьёва.

Вокальный ансамбль открыл концерт посвящением Северу — своей знаменитой авторской композицией «Снега». С холодного и прекрасного Севера септет перенёс слушателей в жаркий Иран, а оттуда — в африканские джунгли и выше — в космос. А уж шлягеры всех времён и народов вроде Let My People Go Луи Армстронга и Bésame mucho Консуэло Веласкес Торрес довели публику до точки кипения. Отпускать артистов без выступления на «бис» зал предсказуемом не пожелал.

Отпускать артистов без выступления на «бис» зал предсказуемом не пожелал.Отпускать артистов без выступления на «бис» зал предсказуемом не пожелал.

Между тем, во второй день фестиваля ждут не меньшие потрясения: открытие выставок архангельских художников «ПроJAZZ» и фотовыставки Павла Пастушенко, показ анимационного фильма «Апокриф» и, конечно, российско-израильское трио импровизационной музыки «Ганелин-Круглов-Юданов» и квинтет московского бас-гитариста Антона Горбунова.

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.