Общество
Нелюбовь, тараканы и неслучившаяся жизнь — молодые режиссёры и драматурги отправили Архангельск назад в 90-е
1/27

Нелюбовь, тараканы и неслучившаяся жизнь — молодые режиссёры и драматурги отправили Архангельск назад в 90-е

31.08.2018 17:51Мария АТРОЩЕНКО
В Архангельске завершилась режиссёрская лаборатория «Живое слово театра» по итогам конкурса инсценировок русской современной прозы.

30 августа в театре драмы состоялись показы четырёх эскизов, подготовленных выпускниками режиссёрских факультетов по инсценировкам, которые такие же молодые люди — драматурги и театроведы — написали к романам и рассказам ныне живущих современных классиков. 

Алексей Варламов, Алексей Иванов, Захар Прилепин и Чингиз Айтматов; полумелодрама-полукомедия, почти «чернуха», философская притча, — просмотр эскизов превратился в театральную, интеллектуальную и эмоциональную ретроспективу 1990-х годов. Проводниками по современной литературе, драматургии и театру для архангельских зрителей в этом путешествии стали доцент кафедры театрального искусства РГИСИ, автор книги «Как инсценировать прозу» Наталья Скороход и театральный критик Павел Руднев.

Трогательные «Тараканы»

Инсценировку первого рассказа Алексея Варламова «Тараканы» написала выпускница Литературного института имени Горького Полина Бабушкина, в котором писатель служит ректором. 

Рассказ своего наставника о мальчике Лёше, который живёт в атмосфере тотальной нелюбви и неудовлетворённости, пока родители выясняют отношения и травят тараканов, она превратила в исповедь ребёнка. А для его друзей таракашек даже придумала свой язык. И, самое главное, создала изящную психологическую метафору: страшнее те тараканы, что не квартирах, а в головах у взрослых. И от них в Москву не уедешь. 

Полина Золотовицкая и Полина Бабушкина (в центре).Полина Золотовицкая и Полина Бабушкина (в центре).

Молодой драматург приехала в Архангельск, чтобы посмотреть, как её тезка Полина Золотовицкая, выпускница Школы-студии МХАТ и режиссёрского факультета ГИТИСа, перенесла инсценировку на сцену. А получилось — очень тонко, нежно. Иногда смешно, но чаще — горько.

Молодой режиссёр придумала изящные, не кричащие образы: родители в тараканов превращались легким движением руки — с помощью очков, шапок с помпонами и крохотных чемоданчиков.

— Для меня самой большой интригой был образ таракашек, — поделилась впечатлениями Полина Бабушкина, — А получилось, по-моему, очаровательно.

Микрофон в руках молодого актёра Артура Чемакина, который сыграл Лёшу, заменил диктофон, который служил непрямым каналом связи между отцом и сыном. А ещё ружьём, которое в финале по-чеховски выстрелило. В сцене, в которой папа Лёши прослушал записи сына, заслуженный артист России Сергей Чуркин просто пронзил своими слезами, проступившими на глазах. Какая перемена! Это после-то нарочито растянутых то ли на оперный, то ли на церковный манер слов скучающего интеллигента. 

Эксперты лаборатории высоко оценили эскиз.

— Это очень сложносочинённая история, — отметил Павел Руднев. — Обычно эскизы грешат культивированием одного метода, а здесь я постоянно удивлялся смене правил игры.

Адская общага

После деликатных по способам актёрского существования и режиссёрским приёмам «Тараканов» эскиз по инсценировке раннего романа Алексея Иванова «Общага-на-Крови» был всё равно, что пощёчина после поглаживания. 

Автор инсценировки и он же режиссёр, преподаватель Архангельского колледжа культуры Дмитрий Тарасов превратил коридор «архдрамы» в этаж общежития, а за массивными дверьми служебных помещений спрятал студенческие комнатушки, в которых пьют дешёвое вино, любят друг друга, дерутся, спорят их обитатели. Но самое важное происходит в коридоре и часто — беззвучно: здесь муж комендантши ходит по комнатам, как по публичному дому и девушки преодолевают расстояние до общей ванной с оглядкой и чуть ли не бегом.

Дмитрий Тарасов и актёры, принявшие участие в эскизе.Дмитрий Тарасов и актёры, принявшие участие в эскизе.

Дмитрий Тарасов рассказал, что с этой инсценировкой он живёт уже два года. За время конкурса и лаборатории успел сделать две редакции текста. Причём во второй действие переносится в Древний Рим и языческие времена. И автор не исключает, что будет и третья редакция.

Действие же версии, представленной на показе, происходило… в аду. Иначе, как адом, эту общагу в стиле «хардкор» не назовёшь. Да и сам режиссёр включил в тело эскиза видео, на котором священнослужитель сказал: «Ты в аду, сынок». 

Семеро в одном

На показе эскиза по инсценировке к сборнику рассказов «Семь жизней» Захара Прилепина председатель жюри конкурса Наталья Скороход раскрыла тайну: под псевдонимом Ксении Двинской скрывалась автор проекта «Живое слово театра», заместитель председателя регионального отделения Союза театральных деятелей Ольга Истомина. О том, что молодой архангельский театровед послала инсценировку на конкурс, члены жюри до последнего не знали.

Автор инсценировки проделала ювелирную работу: перевела с языка прозы на язык драмы формально не связанные исповеди людей — мальчика, выросшего, но не пережившего утрату отца, командира взвода, музыканта, священника, — не скованные сюжетом и фабулой. 

Эту текучую структуру режиссёр, выпускник ГИТИСа Никита Бетхтин перенёс на сцену, сделав невидимые связи между персонажами видимыми, отразив одного героя в другом. И наполнив этот клубок человеческих историй связующими деталями: свистом, песней «Шарманщик» Шуберта, засохшими ветками, фарфоровыми тарелками, тремя парами туфлей-лодочек…

Критик Павел Руднев нашёл в этом эскизе абстрактную сложность человеческой жизни и связь с высокой культурой размышлений французского театра

— Это наиболее сложный текст для инсценирования, — отметил критик Павел Руднев. — Здесь нет хорошего драматического напряжения, но есть хорошая литература. — Русский психологический театр, наркотически зависимый от событий, нуждается в бессюжетных постановках.

Это шоу-бизнес, милый

Инсценировку «Вечная невеста» выпускница специальности «Театроведение» СПбГАТИ Анастасия Мордвинова написала по романа Чингиза Айтматова «Когда падают горы». А эскиз по ней сделал выпускник ГИТИСа и режиссёр московского театра «Школа современной пьесы» Евгений Кочетков. 

Мелодраматичная истории о журналисте, грезящем постановкой оперы по легенде о Вечной невесте, возлюбленная и муза которого ушла к богатому продюсеру, завязалась ярко, стильно и страстно, но не избежала вопросов от экспертов.

Председатель жюри конкурса инсценировок Наталья Скороход отметила, что за некоей сериальностью сюжета не увидела притчевого потенциала романа. Зато Павел Руднев не оставил без внимания изящество, с которым режиссёр Евгений Кочетков поработал с артистами. Артисты, действительно, продемонстрировали большую отдачу и энергию. Особенно Михаил Кузьмин, сыгравший главного героя Арсена, — в сцене драки с богатым соперником — по-настоящему сложной даже физически. Она потребовала от него не только выложиться эмоционально, но и практически акробатической ловкости.

Наталья Скороход.Наталья Скороход.

Наталья Скороход подвела итоги лаборатории:

«Весь день мы сегодня осмысляли 1990-е годы, и это симптоматично. Получилась некая фреска о человеке девяностых. Это было интересное интеллектуальное, театральное и эмоциональное путешествие».

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.