Общество
Марина Мороз — об изменении параметров пенсионной системы

Марина Мороз — об изменении параметров пенсионной системы

21.08.2018 17:08
В эфире программы «13 этаж» — представитель министерства труда, занятости и социального развития Архангельской области Марина Мороз.

— Здравствуйте. Тема грядущих изменений параметров пенсионной системы остаётся в топе самых обсуждаемых. И это правильно. Ведь законопроект, который принят государственной думой в первом чтении, предполагает серьёзные изменения для нас с вами. А потому до второго чтения, которое намечено на конец сентября, регионам нужно сформулировать свои предложения для корректировки начального вариант законопроекта. А перед этим нужно понимать, что мы имеем? О некоторых аспектах поговорим с Мариной Мороз, представительницей министерства труда, занятости и социального развития Архангельской области. Марина Викторовна, добрый день. 

— Здравствуйте. 

— Скажите, в свете грядущих изменений пенсионного законодательства можно говорить, что у центров занятости появится дополнительный функционал?

— Безусловно, дополнительный функционал появится. Но уже в настоящее время те мероприятия, которые осуществляет служба занятости в рамках закона о занятости, уже обеспечивают необходимые меры и решение многих задач по трудоустройству и организации занятости граждан предпенсионного и пенсионного возраста.

— То есть, мы говорим о том, что предположительно увеличенный пенсионный возраст может способствовать тому, что люди в возрасте будут дискриминированы своими работодателями или просто оказаться без работы. Это, конечно же, беспокоит людей пенсионного и предпенсионного возраста. Вы сказали, что государство уже что-то предлагает. Что же это?

— В настоящее время мы занимаемся обучением граждан предпенсионного возраста, помогаем им получить новые компетенции, новые квалификации для того, чтобы быть востребованными на рынке труда и успешно трудоустроиться. С 2019 года государством предусмотрены большие финансовые вложения именно в это направление деятельности службы занятости. Ещё я хотела бы заметить, что Российское законодательство не предусматривает норм, при которых граждан увольняют по достижению пенсионного возраста. Гражданин имеет право сам решать — продолжать ему работать или нет. 

— На сегодняшний день востребована ли эта услуга, которая предлагает государство? Много ли пенсионеров или людей предпенсионного возраста обращаются в центры занятости, чтобы освоить другую профессию или получить новые знания?

— Если говорить по прошлому году, то к нам обратилось 80 граждан. 60 из них были направлены на профессиональное обучение. Конечно, перед этим с ними была проведена большая профориентационная работа. 

— То есть, 80 — это в Архангельской области в целом? 

— Да. 

— А как Вы считаете — это же немного? 

— Да, немного.

— Это что означает, на Ваш взгляд? Что нет таких фактов, что люди пенсионного и предпенсионного возраста остаются без работы? Или люди, может быть, не знают, что у них есть возможность получить такую помощь? 

— Я думаю, что тут играют роль несколько факторов. В том числе, и незнание. Хотя, центр занятости проводит большую просветительскую работу, так же и в отделениях социальной защиты, в отделениях пенсионного фонда. Это желание гражданина. Если он хочет сменить род деятельности, то будет искать возможности. Центр занятости достаточно обширно рекламирует свои услуги. 

— Вы сказали, что 60 человек удалось трудоустроить. А Вы отслеживаете их дальнейшую судьбу? Работают ли они ещё? 

— Мы, конечно, стараемся выяснять дальнейшие перспективы и результаты, которые достигнуты. Как правило, мы связываемся с гражданами, которые трудоустроены, и собираем информацию. И в этот раз мы собрали информацию по всем гражданам, которые прошли обучение в разных районах области, и с их согласия можем эту информацию обнародовать. 

— То есть, большинство остаются и работают?

— Да. 

— Вы уже сказали, что сегодня нет закона, по которому, если человек достиг возраста 45+, его могут убрать с должности. Но, тем не менее, люди сталкиваются с этим. Работу становится труднее найти. Если будут приняты изменения в пенсионном законодательстве, то, скорее всего, разработаются меры, при которых работодателю будет невыгодно увольнять работников, достигших определённого возраста. Как думаете, что здесь можно сделать?

— Я думаю, что для решения этого вопроса нет необходимости в каких-то карательных санкциях в отношении работодателей. Наоборот, следует подумать о мерах поддержки. Например, помочь работодателям провести опережающее обучение своих сотрудников. Таким образом, простимулировать работодателя быть заинтересованным в этом работнике, оставить его на рабочем месте, и, возможно, использовать как наставника для молодых специалистов. 

Центры занятости — не последняя инстанция

— Мы с Вами как-то уже обсуждали, что делать человеку, который достиг определённого возраста и ему тяжело выполнять свои должностные обязанности. Мы говорили о ряде профессий, многие из которых рабочие. Я приводила в пример такую профессию, как оператор. В 55 лет довольно тяжело носить оборудование весом в 20 килограмм. Что делать таким людям? Где им найти такую работу? А кто-то и по медицинским показаниям не сможет продолжить. Найдутся ли для таких людей рабочие места?

— Хотелось бы сказать со 100-процентной уверенностью, что для всех найдутся рабочие места, но это точечная работа. Трудоустройство каждого конкретного гражданина занимает определённое время.  По нашим данным, это бывает и три и четыре месяца. Как раз подключаются профориентационные механизмы, социальная и психологическая поддержка. То есть, идёт работа с человеком, с его мотивацией к трудоустройству, подготовка к возможной смене деятельности или переезду в другой район. Здесь вариантов очень много. 

— То есть, Вы советуете и отвечаете на вопросы граждан? 

— Да, где есть и материальная поддержка, и мероприятия, о которых я уже сказала. 

— Хорошо. Люди пенсионного и предпенсионного возраста остались на своих местах, работают. Но тогда рабочие места не будут освобождаться. Нет вакансий. Молодым специалистам некуда идти. Хотелось бы и их как-то не обидеть в этой ситуации.

—  Я хочу привести в пример 2008–2009 год. Возможно, это уже далёкое прошлое. Когда у нас наступил кризис, сотни работников оказались под угрозой освобождения. Тогда были реализованы различные мероприятия, такие как опережающее обучение, содействие самозанятости, наставничество,  трудоустройство выпускников. Сейчас, думаю, эти мероприятия будут снова реализовывать. Компенсация работодателям за устройство молодого специалиста. То есть, у нас есть программа, при которой заключается трёхсторонний договор — между центром занятости, работодателем и молодым специалистом. В рамках этого договора по окончании работ молодого гражданина работодатель получает компенсационные выплаты от службы занятости. Это совершенно разные суммы. Все зависит от периода работы молодого человека и от суммы его заработной платы. Но могу сказать, что эта компенсационная выплата эквивалентна сумме НДФЛ, который выплачен работодателем за этого работника. 

— Востребована эта программа? 

— В принципе, программа востребована. Не могу сказать, что у нас очередь из работодателей. Не всегда молодые люди оказываются в нашем распоряжении. По опыту мы видим, что выпускники приходят к нам в ноябре, а иногда и в декабре. К сожалению, к этому времени заканчивается финансовый год и все договорные обязательства уже выполнены. Хотелось бы, чтобы они пораньше к нам обращались с целью трудоустройства. 

— Центр занятости многие воспринимают, как последнюю инстанцию. Потому что часто вакансии, которые там предлагаются не столь дорогие по оплате. Но зато сделан первый шаг — человек попал на должность. И дальше он может продвигаться по карьерной лестнице и получить должность выше. Так ведь?

— Вы совершенно правы. 

Государственные программы профпереподготовки

— Вы говорили о том, что в 2007 и 2008 году действовало много государственных программ. Сейчас работают всё те же?

— Антикризисные программы сейчас не работают. Но часть мероприятий, которые были тогда санкционированы, вошли в новые редакции закона о занятости.

— Что сейчас работает, кроме того, о чём мы уже с Вами проговорили сегодня? 

— У нас есть мероприятия по содействию самозанятости — это одна история. И есть мероприятия по профессиональному обучению и дополнительному профессиональному образованию мам, которые находятся в отпуске по уходу за ребенком. То есть, они числятся на предприятии, но находятся в декретном отпуске. Может быть, хотят улучшить свою квалификацию или что-то поменять после выхода из отпуска. Допустим, молодая мама может обучиться основам предпринимательской деятельности. Прежде всего, специалист центра занятости с ней разговаривает и выяснят, чего хочется, и естественно, соизмеряет с реальными возможностями. Далее начинает работать программа по организации самозанятости. Опять же за счёт государства, за счёт областного бюджета. Осуществляется помощь в составлении бизнес-плана. Он рассматривается на комиссии, в которую входят не только сотрудники центра занятости, но  приглашаются представители администрации и предпринимательского сообщества, которые оценивают целесообразность и эффективность этого бизнес-плана. После этого выдается материальная помощь. 

— Большая?

— Она составляет размер двенадцатимесячного максимального пособия по безработице увеличенного на районный коэффициент. Это где-то от 72 до 78 тысяч в зависимости от района. Плюс оплачивается оформление всех документов, необходимых для осуществления предпринимательской деятельности. 

— Востребовано это направление или нет?

— Направление востребовано. Хотя, конечно, граждане с большой осторожностью решаются на этот шаг. Но я считаю, что та помощь, которая оказывается в центре занятости, играет большое значение.

— Мы сейчас только два направления проговорили. Вы упоминали и другие программы. 

— У нас есть программа трудоустройства выпускников из учреждений среднего профессионального образования от 18 до 20 лет, которые ищут работу впервые. В данном случае они так трудоустраиваются в рамках трёхстороннего договора. Но при этом они получают, кроме зарплаты, еще и материальную поддержку от службы занятости на период работы. Потому что, как правило, у граждан, которые не имеют опыта работы, зарплата несколько ниже, чем у тех, кто уже со стажем. 

— Правильно ли я понимаю? В 90-е, когда была массовая безработица, основной задачей центра занятости была выплата пособий по безработице, поддержать материально людей? Сейчас у нас уровень безработицы около одного процента, если я не ошибаюсь. Получается, что главная задача сместилась. Теперь это не поддержка безработных людей. Тогда что?

— На самом деле, эта задача осталась. Прибавились новые. Что касается уровня безработицы, по России он 0,9 процента, а в Архангельской области — 1,4 процента. Могу сказать, что по сравнению с этим же периодом 2017 года, уровень безработицы снизился. Не смотря на то, что это происходит, задачи, которые ставятся государством перед органами службы занятости, достаточно серьезные и амбициозные. Это, конечно, работа с гражданами предпенсионного и пенсионного возраста, так же это работа по защите и содействию в трудоустройстве молодых мам, которые имеют детей в возрасте от года по трех лет. Далее у нас 2019 года будут реализовываться мероприятия по сопровождению людей с инвалидностью. Это большая и серьезная тема, которой уделяется пристальное внимание со стороны государство. Здесь, опять же, индивидуальная работа с гражданином, имеющим инвалидность, точечное трудоустройство. Обязательно работа на результат, то есть, либо это трудоустройство, либо обучение. В настоящее время у нас ведутся реестры людей с инвалидностью. Органы на местах в области уже ведут работу по просвещению и оповещению каждого человека. 

— Марина Викторовна, в завершении все же вернусь к тому, с чего мы начали. Не ожидаете ли Вы в региональном министерстве труда после того, как параметры пенсионной системы все же поменяют, что уровень безработицы возрастет? Есть ли возможности для перераспределения трудовых ресурсов? 

— Такие возможности есть. У нас в Архангельской области коэффициент напряжённости на рынке труда меньше единицы. То есть, количество безработных меньше, чем количество вакансий, содержащихся в банке данных. Опять одна из задач — преодоление этого дисбаланса на рынке труда, адаптация граждан к новых задачам и предложениям, перераспределение территориально рабочей силы. Мы не ожидаем резкого скачка безработицы. Это оптимистичный прогноз. Будем его придерживаться.

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.