Общество
Андрей Громов — о государственном регулировании цен и тарифов

Андрей Громов — о государственном регулировании цен и тарифов

09.07.2018 16:00
В эфире программы «13 этаж» — ведущий эксперт центра экспертизы цен и тарифов института проблем ценообразования и регулирования естественных монополий национального исследовательского университета высшей школа экономики Андрей Громов.

— Здравствуйте. Сегодня на 13-м этаже гость из Москвы Андрей Громов — ведущий эксперт центра экспертизы цен и тарифов института проблем ценообразования и регулирования естественных монополий национального исследовательского университета высшая школа экономики. Поговорим о тарифах на ресурсы. Андрей Сергеевич, здравствуйте. Вы приехали в Архангельск специально для того, чтобы принять участие в совещании-семинаре, посвященному государственному регулированию цен и тарифов. 

— Да. Это уже у нас ежегодное мероприятие. Оно проходит уже 6 год. Сейчас я уже присутствую как эксперт от высшей школы экономики для того, чтобы поделиться опытом и знаниями с организациями и работниками тарифного регулирования. 

— Хорошо. Каковы результаты от таких встреч? 

— Колоссальный опыт, который получают участвующие. Всегда кто-то что-то новое привносит. Мы в своей работе можем дать пояснение, обладая огромным опытом правоприменения  и на федеральном, и на региональном уровне. Работая на федеральном уровне, я занимался урегулированием досудебных споров и тарифных разногласий. 

— Получается, Вы обучаете наших практиков? 

— Да. Мы одновременно обучаем практиков, так же мы получаем от них обратную связь в виде живых кейсов. 

— А Вам зачем нужны эти примеры? 

— Мы их аккумулируем, как научный исследовательский центр. Мы ведем работу по тарифному регулированию не  только в плане обучения. Время проведения семинара всегда в июле, поэтому есть время до конца года что-то учесть или поменять. 

— Вы рассказываете все так прекрасно. Но это так далеко от обычного потребителя, от нашего телезрителя. Мы видим, что каждый год тарифы растут. Но, в то же время, государство часть затрат берет на себя. Без этого платежи были бы совсем неподъемными. Такая практика характерна только для России?

— Нет. Эта практика не только нашей страны. Во многих других странах есть социальные тарифы. То есть, существуют механизмы защиты определенный категории потребителей, которые не могут оплачивать полную цену тарифов. Реформирование отраслей шло неравномерно. Самая первая пошла реформироваться отрасль электроэнергетики. В ней уже более или менее упорядочились отношения. В тепле и водоснабжении эти реформы пошли существенно позднее. Водоснабжение длительное время регулировалось на муниципальном уровне по остаточному принципу. И это привело к тому, что во многих регионах тарифы на воду оказались значительно заниженными. И эту ситуацию  зачастую приходится исправлять в ручном режиме за счет использования механизмов прав потребителей. В Архангельской области, насколько я знаю, предусматривается в год около 3 миллиардов рублей на компенсацию межтарифной разницы. И это очень хорошо. Знаю из своего опыта, что в некоторых регионах РФ таких мер поддержки нет. 

— С мировой повести дня не снята проблема сокращения расходования ресурсов. Наверное, для нас сложен этот режим экономии ресурсов. Часто можно наблюдать, как вода течет без остановки, когда во всех комнатах в квартире горит свет. Тем не менее, экономить ресурсы необходимо. Это сегодня задача планетарного масштаба. Наше законодательство как-то подтолкнет нас к экономии? 

— Законодательные механизмы, стимула и призывы есть. Но, как показывает практика, влияют именно цены на ресурсы. Многие люди просто не могут оплатить достаточное количество. И это, действительно, проблема. Но у нас нет такой цели. 

— Тем не менее, Андрей Сергеевич, не идем ли мы по этому пути. Сегодня государственная политика направлена на то, чтобы акционировать ресурсоснабжающие предприятия вывести их из статуса муниципальных, снять с них эту нагрузку. Представим, что на такое предприятие пришли акционеры. Но в силу различных причин данное мероприятие находится в плохом состоянии. Тогда частник начинает накручивать тарифы, чтобы получить больше прибыли. 

— На самом деле, сама логика тарифного регулирования к этому не стремится совершенно. Ситуация в каждом случае уникальна, поэтому ее нельзя рассматривать системно. Про ситуацию, которую Вы описали, могу сказать, что в таких случаях нужно привлекать меры бюджетной поддержки с участием муниципальных органов. Зачастую масштаб проблемы требует даже привлечения федеральных ресурсов. Обусловлено это, как правило, недостаточной эффективностью организованной работы. Новый собственник должен понимать, какую норму прибыли он будет зарабатывать. Но не всегда это возможно. Именно исходя из попытки решить эту проблему у нас внедрялись механизмы концессионного соглашения. 

— Расскажите об этом. Насколько это эффективно и реально? Возьмем Архангельскую область. У нас есть сельские районы, в которых в принципе невысокая собираемость платежей, так как население небольшое. Как туда придет концессионер? Он никогда в жизни не заработает там прибыли. Да он даже свои затраты не покроет. 

— Да. Во многих ситуациях, действительно, вопросы привлечения концессий вызывают сомнения. Как их решать мы сегодня и обсуждали. Удивительно, но некоторые коллеги, работающие у вас в регионе, сказали, что есть люди, которые хотели бы взять муниципальные котельные. Да, не всегда это настолько убыточно и неинтересно для бизнеса. Есть возможность. Необходимо помочь решить некоторые проблемы. В том числе, и донести до федеральных органов власти, что ряд норм в постановлениях правительства, в методиках федеральной службы по тарифам, в приказах антимонопольной федеральной службы  требуют корректировки, потому что они мешают концессиям нормально работать. Механизм концессий очень сложен. Требуется хорошая договорная и юридическая проработка. На мой взгляд, он работоспособен. 

— Андрей Сергеевич, еще один вопрос. Существует практика, когда люди просто не в состоянии по семейным обстоятельствам, например, вовремя оплачивать коммунальные платежи. Соответственно, доля таких неплатежей увеличивается и существенно ухудшает экономическую ситуацию на каком-то конкретном предприятии. Какой выход Вы видите? 

— Ситуация, опять же, везде разная. На практике могу сказать, что в Москве только начиная с прошлого года Мосэнергосбыт ввел практику обзвона клиентов группы населения при возникновении долга. Даже если человек может заплатить, но не платит вовремя, то это имеет свои последствия. Это  приводит к тому, что нарушается действующая расчетная тарифная модель, которая закладывалась при расчете тарифа. Когда тариф рассчитывался, предполагалось, что денежные средства будут получатся равномерно в течение года и расходоваться. Несвоевременная оплата потребителями вносит дисбаланс. Организация вынуждена привлекать заемно-денежные средства. И потом им нужно покрывать убытки от процентов допогашению займа. И это приводит к увеличению тарифов. Мне кажется, нужно скорректировать госполитику, чтобы людям более доступно донести и привить культуру своевременной оплаты. 

— Подводя итог разговору, скажите, будут расти тарифы? 

— Они будут расти, но в тех рамках, которые четко контролируются. Государство не отказывается  от контроля над уровнем роста тарифов. 

— Спасибо за разговор.

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.