Общество
​88 молоточков и клавиш: настроить рояль архангельского драмтеатра приехал представитель Steinway & Sons
1/8

​88 молоточков и клавиш: настроить рояль архангельского драмтеатра приехал представитель Steinway & Sons

16.01.2018 09:53Мария АТРОЩЕНКО
Для того, чтобы подготовить прихотливого гамбуржца к концертам в «архдраме», в столицу Севера прибыл один из самых известных настройщиков роялей Steinway & Sons в России Владимир Спесивцев.

Директор технической службы представительства Steinway & Sons в России Владимир Спесивцев закончил Уральскую консерваторию, а мастерством настройки именно «Стейнвеев» овладел, лично участвуя в производстве легендарных роялей, и пройдя обучение в академии имени Теодора Стейнвея для концертных настройщиков в Гамбурге. 

Вместе с ним «Регион 29» попал в ту самую святую святых, где в театре драмы строго под ключ и в тепличных условиях хранится инструмент, который стал для него одним из самых дорогих подарков к Новому году. 

Напомним, концертный рояль модели D-274, стоимость которого превышает 10 миллионов рублей, появился в «архдраме» в конце декабря, благодаря сотрудничеству с благотворительным фондом Валерия Гергиева. 

Оказалось, что именно Владимир Спесивцев подобрал для драмтеатра этот инструмент.

Владимир Спесивцев.Владимир Спесивцев.

— Выбрать рояль меня попросили представители фонда Валерия Гергиева, — рассказал «Региону 29» настройщик. — Из трёх роялей, что пришли из Гамбурга, я выбрал самый лучший. У него звучание ровное по всему диапазону, красивое, яркое. У других роялей было небольшое, но заметное понижение динамики во второй и третьей октавах — как раз там, где играется мелодия. Это не очень хорошо, поэтому я выбрал тот инструмент, у которого звучание более ровное. Со временем звучание будет меняться: становиться всё ярче и тверже. При чрезмерной твёрдости и жёсткости нужно будет работать с молоточками — приводить к стандарту. Стандарт — это гармоничное звучание:  мягкое при тихой игре и более твёрдое, яркое и блестящее при громкой.

Тогда в Москве я рояль настраивал, а сейчас он, конечно, уже расстроился, потому что проделать большой путь до Архангельска.

— Но он же был в закрытом состоянии, его никто не трогал, как он мог расстроиться?

— В Москву из Гамбурга он пришёл в упаковке и в транспортном положении — стоял на боку, и к нему были прикреплены транспортировочные салазки. Его привезли в зал выбора, поставили на ноги. Внутри всё было закреплено: специальные белые тесёмки закрепляли пюпитр, клавиатура была заблокирована.

— А зачем эти тесёмки?

— Для того, чтобы во время транспортировки ничего не сдвинулось, чтобы всё осталось так, как изготовители сделали на заводе. Чтобы проверить, как звучит рояль, мне пришлось снять крепёж с молоточков, с клавиатуры, пустить всё на ход и настроить. А сейчас с того момента, как я его выбирал, прошёл месяц: влажность сменилась, и он подрасстроился. Сейчас нужно инструмент настроить окончательно и подготовить к работе. 

— Сколько займёт процесс настройки?

— Я приехал на два дня. Мне нужно все детали проверить, а здесь 88 клавиш, 88 молоточков, а под молоточками — 88 фигур. Если даже по минуте на каждую тратить, представьте, сколько получится. Для того, чтобы всё это проверить, мне надо будет снять клавиатурную крышку, достать механику, снять все клавиши и так далее. Молоточки нужно правильно установить относительно струн, поставить их в ту позицию, в которую их поставили на фабрике. На каждый звук — по три струны, и молоточек должен точно касаться всех трёх струн. Если молоточек уходит влево или вправо, звучание меняется, и получается не то, что задумано. Это кропотливая работа. А под молоточками — фигуры, язычки, которые их толкают вверх. Надо проверить, как они их толкают и отключаются: чтобы молоточки за миллиметр до струны прекращали движение вверх и опускалась на два миллиметра вниз. 

— Рояль необходимо настраивать перед каждым выступлением?

— Если по влажности условия благоприятные, то каждый раз настраивать, может, и не придётся. Например, в Мариинском театре увлажнение есть не только в комнате для хранения, как у вас, но и в самом концертном зале. Когда рояль попадёт в зал без увлажнения, он это почувствует и перестроится сам. 

— Но ведь и перевозка такого гиганта в зал — это целая спецоперация.

— Да, но здесь она будет не очень сложной, благодаря подъёмнику. Его платформа опускается на высоту помоста, на котором стоит рояль. Остаётся только перекатить его и поднять на сцену. Рояль хорошо будет кататься: его легко сможет передвигать один человек. А вот сюда его доставить было непросто: на пути такелажников и рояля были разные препятствия.

— Почему инструмент так зависит от влажности?

— Потому что в основном он сделан из дерева. Рама, которая обеспечивает стабильность, у него чугунная, очень прочная: она держит нагрузку более 20 тонн — такой силы натяжение струн. А дека, на которой лежат струны, — из отборного дерева, — очень быстро реагирует на влажность. За полчаса, особенно, когда играют, она уже успевает среагировать на изменение влажности. Нормальный показатель для неё — 50 процентов. Если влажность падает, дека начинает высыхать, и её середина опускается вместе со струнами: получается дисбаланс, и мы слышим расстроенность. Важно, чтобы влажность была стабильной, но это не везде осуществимо. А, бывает, когда влажность повышается, наоборот, нужны осушители: например, когда летом отопления нет и идут дожди.

Далеко не во всех даже музыкальных театрах зал увлажняется, потому что увлажнять большие залы дорого. Вторая сцена Мариинки и та не увлажняется. Большой плюс, что в театре есть увлажнённое помещение для хранения: это значит, что рояль будет себя хорошо чувствовать и долго жить. А чтобы он во время концертов не расстраивался — нужна система климат-контроля для самой деки: это два бачка с испарителями, в которые заливается по два литра воды, которые вешаются прямо под рояль.

— Как по вашему, в чём причина мировой известности роялей Steinway & Sons?

— У «Стейнвеев» прекрасное звучание: и мощное, и динамичное, и очень красочное. Это зависит от конструкции и от обработки молоточков: нигде так не обрабатывают их войлок, как там, там самая тщательная и искусная обработка молоточков. Звук получается очень динамичный и богатый на оттенки. 

Динамичному звучанию способствуют и особенности конструкции, технология изготовления. Материалы для рояля готовятся годами, и только собирается он один год. Корпус склеивается примерно из 19-20 слоёв кленовых пластов с вставками из красного дерева. Семиметровые пласты промазывают клеем, потом соединяют и несут к станку, где их сжимают и придают им форму крыла. Потом корпус сохнет полгода, его края сжимаются. Их разжимают и встраивают в столешницу для клавиатуры и механики. Так во всей конструкции сохраняется напряжение.

Кроме того, Steinway нет равных в долговечности: это самый выносливый инструмент. Он остаётся непревзойдённым по сумме всех качеств: звучания, работы механики, игровых ощущений для пианиста, износоустойчивости. Если новые рояли ещё можно сравнивать по звучанию со Steinway, то по долговечности они значительно уступают. 

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.